||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 декабря 2002 г. N 11-О02-71

 

Судья: Файзуллин Р.З.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.

судей Валюшкина В.А. и Колышницына А.С.

рассмотрела в судебном заседании 11 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденных Б., Ш. и адвокатов Карикова А.А. и Лебедева А.Н. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 14 июня 2002 года, по которому

Б., <...>, не имеющий судимости,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 2 п. "а" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 9 лет, а по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества,

и

Ш., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 2 п. "а" УК РФ на 7 лет с конфискацией имущества, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ на 8 лет, а по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., объяснения осужденных Б. и Ш., адвоката Лебедева А.М., поддержавших жалобы, адвоката Максудовой В.Ю. в защиту Б. об изменении приговора и переквалификации его действий на ст. 213 УК РФ, мнение прокурора Третецкого А.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Б. и Ш. признаны виновными в нападении на Н. в целях хищения его имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору и в покушении на умышленное причинение ему смерти, совершенном группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем.

Эти преступления совершены 26 февраля 2002 года в гор. Казани при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Б. и Ш. вину не признали, не отрицая факта поездки в машине под управлением Н., при этом Б. пояснил, что драка между ним и водителем началась из-за того, что последний оскорбил его. Ш. показал, что, оказавшись в машине Н., сразу уснул, а, проснувшись, увидел, что между Б. и водителем происходит потасовка.

В кассационных жалобах:

- основных и дополнительных осужденные Б. и Ш. указывают на то, что в основу приговора положены их первые показания на следствии, которые они дали в отсутствие адвоката и будучи введенными следователем в заблуждение. Считают преувеличением показания потерпевшего о том, что его хотели убить. Просят разобраться в деле и смягчить наказание;

- основных и дополнительных адвокаты Кариков в защиту Б., и Лебедев, в защиту Ш., приводя аналогичные доводы, дополняют, что показаниям потерпевшего не дано должной оценки, хотя они непоследовательны и противоречивы. Вывод о применении к потерпевшему опасного для жизни насилия, не соответствует заключению эксперта, якобы применявшаяся при нападении удавка, не найдена. Наличие умысла на убийство не подтверждено, показания Б. и Ш. в этой части не опровергнуты, кроме того, суд не учел их численного превосходства, бездействие Б. после отобрания им спицы у потерпевшего. Не основан на доказательствах и вывод о намерении осужденных похитить машину, а не покататься, как они утверждали на следствии и в суде, причем, в приговоре не получила оценки возможность Б. уехать на машине, когда потерпевший побежал за Ш. Утверждают, что в основу приговора положены доказательства, полученные с нарушением закона. Указывая на нарушения закона при расследовании дела, адвокат Кариков просит приговор в части осуждения Б. по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ отменить и дело прекратить, со 162 ч. 2 п. "а" переквалифицировать на ст. ст. 30 ч. 3, 166 ч. 2 п. "а" УК РФ и назначить наказание, не связанное с лишением свободы, а адвокат Лебедев ставит вопрос об отмене приговора в отношении Ш. и прекращении дела производством.

Проверив дело, обсудив доводы, содержащиеся в жалобах, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вывод суда о виновности Б. и Ш. в разбойном нападении на Н. и покушении на умышленное причинение ему смерти соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, анализ которых дан в приговоре.

Так, из показаний потерпевшего Н. следует, что вечером 26 февраля 2002 года на ул. Баумана его машину остановили Б. и Ш., попросив отвезти их в речпорт, за что пообещали 30 рублей. Когда приехали в реч порт, Б., сидевший сзади него, стал душить его, крикнув Ш.: "Начинай". Тот, сидя рядом с Б. раза четыре ударил его кулаком в правый висок. Задыхаясь, он, тем не менее, сопротивлялся, пытался имевшимся у него противоугонным устройством нанести удары. Выскочив из салона, Ш. пытался открыть переднюю дверь, но ему это не удалось. Б. продолжал душить его. Ему удалось перелезть назад и покинуть салон автомобиля.

Согласно протоколу осмотра салона машины Н., на переднем сиденье, на спинке переднего правого сиденья, на заднем сиденье и на резиновом коврике обнаружены множественные следы крови.

По заключению эксперта-биолога на куртке и джинсах Б. обнаружена кровь, происхождение которой от Н. не исключается.

Из акта судебно-медицинской экспертизы усматривается, что Н. причинены телесные повреждения в виде ушиба мягких тканей, гематомы, ссадины правой височно-теменной области, кровоподтеков и ссадин шеи, кровоподтеков подчелюстной области, ссадины щечной области, раны 5 пальца левой кисти, образовавшиеся от действия твердого предмета с ограниченной контактирующей поверхностью. Механизмом образования указанных телесных повреждений могли явиться удар, давление, трение.

Доводы в защиту осужденных об отсутствии у них умысла на разбойное нападение и убийство, являются несостоятельными.

Как правильно установил суд, принимая во внимание, в том числе, и показания самих осужденных на предварительном следствии, разбойному нападению и покушению на убийство Н. предшествовала предварительная договоренность между осужденными на завладение машиной и лишение жизни потерпевшего. По прибытии в вечернее время и в безлюдное место, Б. напал на водителя, начав душить его, а Ш. нанес Н. не менее четырех ударов рукой в висок, то есть жизненно важный орган.

Таким образом, каждый из осужденных совершал действия, направленные на достижение намеченного результата, каковым являлось завладение имуществом потерпевшего и его убийство. Выполняя эти действия Б.А., Б. и Ш. сознавали их общественную опасность, предвидели неизбежность наступления общественно опасных последствий и желали наступления смерти Н., которая не наступила по независящим от них обстоятельствам.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в защиту осужденных о том, что Б. и Ш. не могут нести ответственность за разбойное нападение, поскольку примененное ими насилие по заключению эксперта не является опасным для жизни.

Как установлено судом, нападение на ничего не подозревающего Н. со стороны осужденных было внезапным, а примененное ими насилие, удушение, удары рукой в висок создавало реальную опасность для жизни потерпевшего.

Кроме того, следует отметить, что данный состав преступления является оконченным уже с момента нападения, и наступившие или не наступившие последствия в виде хищения имущества не влияют на юридическую оценку.

Что касается показаний потерпевшего Н., на которые содержится ссылка в жалобах, то они не имели никакого преимущества перед остальными доказательствами и были оценены судом в совокупности со всеми сведениями, полученными по настоящему уголовному делу.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, оценив имеющиеся доказательства в их совокупности, проверив все версии в защиту осужденных и отвергнув их, выяснив причины имеющихся противоречий, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Б. и Ш. в разбойном нападении и покушении на убийство, дав содеянному ими правильную юридическую оценку.

То обстоятельство, что Ш. не воспользовался спицей от противоугонного средства, а Б. не уехал на машине, оставшись в ней один, никоим образом не ставит под сомнение обоснованность осуждения Б. и Ш. за содеянное.

Нарушений закона, являющихся основанием для отмены приговора, не имеется.

Вместе с тем, приговор в части наказания подлежит изменению по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 60 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личности виновного, в том числе, обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Однако, при назначении наказания обоим осужденным, суд хотя и сослался в приговоре на то, что он принимает во внимание характер совершенных преступлений и степень общественной опасности содеянного, данные об их личности, а также более активную роль Б., однако фактически названных выше обстоятельств не учел, назначив несправедливое наказание в силу его чрезмерной суровости.

Поэтому, учитывая отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, отсутствие тяжких последствий, влияние назначенного наказания на их исправление, принимая во внимание смягчающие наказание обстоятельства, указанные в приговоре, судебная коллегия считает возможным смягчить наказание Б. и Ш., применив к ним положения ст. 64 УК РФ, как в отношении основного, так и дополнительного наказания.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 14 июня 2002 года в отношении Б. и Ш. изменить: с применением ст. 64 УК РФ смягчить назначенное наказание: Б. по ст. 162 ч. 2 п. "а" УК РФ до 5(пяти) лет лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ до 6 (шести) лет лишения свободы; Ш. по ст. 162 ч. 2 п. "а" УК РФ до 4 (четырех) лет лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ до 6 (пяти) лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 2 п. "а" и 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, окончательно назначить Б. 7(семь) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 2 п. "а" и 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, окончательно назначить Ш. 6 (шесть) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"