||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 декабря 2002 г. N 39-О02-34

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Галиуллина З.Ф.

судей Колышницына А.С., Валюшкина В.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Б., Д., К., адвоката Солопова В.А. на приговор Курского областного суда от 26 апреля 2002 года, по которому

Б., <...>, со средним образованием, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "н" УК РФ на 10 лет; по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества; по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ на 4 года; по ст. ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ на 2 года; по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 2 года; по ст. 167 ч. 1 УК РФ на 1 год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Д., <...>, со средним образованием, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "н" УК РФ на 10 лет; по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества; по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ на 4 года 6 месяцев; по ст. ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ на 2 года; по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 2 года; по ст. 167 ч. 1 УК РФ на 1 год; по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ на 3 года 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

К., <...>, со средним образованием, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "н" УК РФ на 8 лет; по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на 8 лет 6 месяцев с конфискацией имущества; по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ на 4 года; по ст. ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ на 1 год 6 месяцев; по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 1 год 6 месяцев; по ст. 167 ч. 1 УК РФ на 1 год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Заслушав доклад судьи Колышницына А.С., объяснения осужденных К., Б., Д., адвоката Солопова В.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей исключить из приговора осуждение всех осужденных по ст. ст. 30 и 105 ч. 2 п. "д", а К. и по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "н" УК РФ, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Д., Б., К. осуждены за покушение на убийство потерпевшей А., покушение на уничтожение ее дома путем поджога, уничтожение ее имущества путем поджога, умышленное уничтожение ее имущества, открытое похищение имущества у потерпевшего С., разбойное нападение на потерпевшего П. Д. и Б. также признаны виновными в покушении на убийство потерпевшей Б.Ю., покушение на уничтожение ее дома путем поджога, уничтожение ее имущества путем поджога, умышленное уничтожение ее имущества, а Д. в кражах имущества у потерпевших Г. и Б.Ю.

Преступления совершены в период с августа по 18 сентября 2001 года в г. Курске.

В судебном заседании Д., Б., К. вину признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденный Д. указывает, что нет доказательств, что он имел умысел на убийство потерпевших Б.Ю. и А.; необоснованно отвергнуты его показания в судебном заседании; на предварительном следствии он оговорил себя и других осужденных под воздействием работников милиции, но эти его доводы должным образом не проверены. Просит приговор отменить;

осужденный К. отмечает, что его показания на следствии, положенные в основу приговора, даны им под физическим воздействием; нарушено в ходе расследования его право на защиту; имущество у потерпевшего С. он не похищал; А. убивать он не хотел; его действия по эпизоду с П. следует квалифицировать по ст. ст. 115 и 166 УК РФ. С учетом его положительных характеристик, отсутствия судимостей и тяжких последствий преступлений, наличия на иждивении малолетнего ребенка, просит назначить ему наказание с применением статей 64 и 73 УК РФ;

осужденный Б. обращает внимание на то, что потерпевшие их оговорили; у него отсутствовал умысел на убийство Б.Ю. и А.; на следствии на него оказывалось давление; он не причастен к открытому похищению имущества у С. Просит приговор отменить или назначить наказание не связанное с лишением свободы;

адвокат Солопов просит приговор в отношении Б. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что осужденный не был обеспечен адвокатом; протоколы дополнительных осмотров мест происшествий с участием осужденных сфальсифицированы; нарушен закон при соединении дел; не дана оценка показаниям осужденных о применении насилия в ходе расследования; нет доказательств, что Б. имел умысел на убийство А. и Б.Ю.; суд необоснованно отверг показания осужденных в судебном заседании; к показаниям потерпевшего С. следует отнестись критически; со многими постановлениями о назначении экспертиз осужденный ознакомлен после их проведения; с заключениями экспертиз и материалами дела он ознакомлен без адвоката; понятые, указанные в протоколах осмотров мест происшествия, при данных следственных действиях не присутствовали; отсутствуют доказательства, что Б. совершил какие-либо преступления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что из приговора суда следует исключить осуждение К. по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "н" УК РФ, а в остальном приговор необходимо оставить без изменения.

Вина Б., Д., К. подтверждается их показаниями на предварительном следствии, показаниями потерпевших, свидетелей, актами судебно-медицинских, биологических экспертиз и другими доказательствами, анализ которым дан в приговоре.

Так, осужденные на предварительном следствии показали, что в ходе распития спиртного Д. и Б. избили Б.Ю. Решив, что она умерла они с целью сокрытия следов, подожгли вещи потерпевшей, и ушли из дома.

Подобные действия осужденные совершили уже втроем в отношении А. и ее имущества.

Втроем, предварительно договорившись, они избили С. и отобрали у него одежду и часы.

18 сентября 2001 года они, по предложению Б., решили завладеть автомашиной П. Для этого К. вооружился молотком и, находясь в машине, ударил им по голове потерпевшего, но тому удалось убежать. После этого осужденные на автомашине уехали с места происшествия, сняли с нее номерные знаки, но вскоре были задержаны.

Д. и Б. также показали, что Д. совершил кражу шапки у потерпевшей Б.Ю.

Осужденным были разъяснены их процессуальные права, статья 51 Конституции РФ, доводы о применении недозволенных методов ведения следствия были проверены и обоснованно отвергнуты, к тому же в допросах участвовали адвокаты, присутствовали понятые, что исключало возможность оказания на осужденных какого-либо воздействия, существенных противоречий в указанных показаниях не имелось.

Поэтому суд, оценив эти показания в совокупности с другими доказательствами, правильно пришел к выводу об их объективности и обоснованно положил их в основу приговора.

Не согласиться с такой оценкой у судебной коллегии нет оснований, поскольку показания потерпевшей подтверждаются другими доказательствами, имеющимися в материалах дела и исследованными в судебном заседании.

В частности, свидетель К.С. показал, что Д. ему рассказал о совершенной краже видеоплейера у Г.

Потерпевшая Г. показала, что Д. имел ключи от ее квартиры. После того, как работники милиции сообщили ей о признании Д., она обнаружила пропажу видеоплейера.

Потерпевшая Б.Ю. показала, что она распивала спиртное с Д. и Б. Осужденные ее избили, она потеряла сознание и очнулась только в больнице.

Свидетели К.Л., С.Ю. показали, что они потушили огонь в доме потерпевшей, которая находилась там без сознания.

Потерпевшая А. показала, что она с подсудимыми у себя дома пила самогон. Б. постоянно к ней "цеплялся". Кто-то из них ударил ее по голове, и она потеряла сознание.

Свидетель Д.Н. показала, что она вытащила А. из горящего дома.

Потерпевший С. показал, что 18 сентября 2001 года он был с осужденными в кафе. Кто-то из них без разрешения забрал его пиджак. Затем они все вышли на улицу, где его ударили по голове. Когда он очнулся, то обнаружил пропажу часов, обуви и одежды.

Потерпевший П. показал, что подвозил осужденных. Его ударили чем-то по голове, но ему удалось убежать.

У потерпевших не было оснований оговаривать осужденных, их показания подтверждаются другими доказательствами, поэтому суд обоснованно сослался на их показания в приговоре.

При задержании осужденных, в машине П. обнаружены вещи С.

По заключению судебно-медицинских экспертов у Б.Ю., А., С., П. имелись многочисленные телесные повреждения на головах и телах. У Б.Ю. имелся также ожог тела 2 степени, площадью около 5%.

При вынесении постановлений о назначении экспертиз требования закона нарушены не были. С указанными постановлениями и результатами экспертиз осужденные были ознакомлены, какие-либо вопросы или ходатайства по проведенным экспертизам от них не поступали.

Доводы жалобы адвоката о том, что дополнительные осмотры мест происшествия с участием осужденных не проводились, а протоколы данных следственных действий сфальсифицированы, материалами дела опровергнуты.

В частности, в деле имеются надлежащим образом оформленные указанные протоколы. Сами осужденные не отрицали свое участие в осмотрах мест происшествия.

Как видно из материалов дела осужденные, в том числе и Б., ознакомлены с материалами дела с участием адвокатов, о чем имеются соответствующие отметки.

Места происшествий были осмотрены в присутствии понятых, что отражено в протоколах данных следственных действий.

Принимая во внимание, что осужденные нанесли потерпевшим Б.Ю. и А. множество ударов, приведя их в бессознательное состояние, после чего подожгли, находящиеся в домах вещи, закрыли входные двери на замки, суд обоснованно пришел к выводу, что Б., Д., К. имели умысел на убийство потерпевших с особой жестокостью, но преступления не были доведены до конца по независящим от них обстоятельствам, поскольку соседи потерпевших своевременно погасили возгорания и вынесли пострадавших из домов.

Суд всесторонне, полно, объективно исследовал все обстоятельства дела, обоснованно признал Б., Д., К. виновными в совершенных преступлениях и правильно квалифицировал их действия, в том числе и действия К. по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ.

Вместе с тем, установлено, что К. покушался на убийство только потерпевшей А., ранее подобных преступлений не совершал, поэтому в его действиях отсутствует квалифицирующий признак - неоднократность.

В связи с этим, из приговора в отношении него подлежит исключению его осуждение по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе и при соединении уголовных дел в ходе расследования, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности и всех обстоятельств дела. При этом суд принял во внимание и доводы, указанные в кассационных жалобах. Исключение одного квалифицирующего признака не является основанием для смягчения наказания К.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Курского областного суда от 26 апреля 2002 года в отношении К. изменить, исключить его осуждение по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В остальном приговор в отношении него, а также Б., Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"