||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 декабря 2002 г. N 32-кпо02-57

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кочина В.В.,

судей Верховного Суда Зырянова А.И., Анохина В.Д.,

рассмотрела в судебном заседании от 11 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденных М.Л., М.Ю. и Е.Д. на приговор Саратовского областного суда от 28 июня 2002 года, которым

М.Л., <...>, ранее судимой:

1). 26 июля 1999 года по ст. 162 ч. 1 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденной 13 апреля 2001 года от оставшейся не отбытой части наказания на основании п. 5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 30 ноября 2001 года "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин",

осуждена к лишению свободы: по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к", "н" на 18 лет; 33 ч. 5, 105 ч. 1 на 13 лет; 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ на 5 лет. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ей определено в виде лишения свободы сроком на 23 года в исправительной колонии строгого режима.

Е.Д., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "н" на 15 лет; 158 ч. 2 п. "а" УК РФ на 3 года. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 17 лет в исправительной колонии строгого режима.

М.Ю., <...>, ранее судимый,

1). 19 июля 1999 года по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожденный 16 октября 2000 года на основании п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года,

осужден по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к", "н" УК РФ на пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима.

По делу решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Зырянова А.И., объяснения осужденного М.Ю., по доводам кассационной жалобы, а также мнение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей приговор суда изменить, судебная коллегия

 

установила:

 

Е.Д., при обстоятельствах изложенных в приговоре признан виновным в том, что 4 января 2002 года, на животноводческой стоянке отделения N 1 СПК "Кануковский", расположенной между селами Кануково и Садовое Сарпинского района Республики Калмыкия, совершил умышленное убийство Д., посредством производства ему выстрела в голову из охотничьего ружья, а М.Л. оказала ему пособничество в этом убийстве. После чего Е.Д. и М.Л. тайно похитили имущество потерпевшего на общую сумму 18 934 рубля 88 копеек.

Кроме того, Е.Д., М.Л. и М.Ю., группой лиц по предварительному сговору, 9 января 2002 года, в квартире <...> совершили убийство П. Затем М.Л. и М.Ю., с целью сокрытия убийства потерпевшего П., группой лиц по предварительному сговору, совершили убийство Т. и Г. После чего М.Л. тайно похитила имущество потерпевшей Г. на общую сумму 1 000 рублей.

В судебном заседании осужденный Е.Д. виновным себя по эпизоду убийства Д. признал, полностью, а по эпизоду убийства П. свою вину признал частично.

Осужденная М.Л. по эпизоду пособничества в убийстве Д. виновной себя не признала, а по эпизоду убийства П., Т. и Г. виновной себя признала частично. М.Л. признала также свою вину в краже вещей Д., а по факту кражи вещей у Г. вину не признала.

Осужденный М.Ю. виновным себя признал только по факту совершения убийства П. и Т., а по факту участия в убийстве Г. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах:

осужденная М.Л. указывает, что в убийстве Д. никакого участия не принимала и, что в момент убийства находилась в кошаре вместе с рабочим И. Кроме того, М.Л. утверждает, что не передавала Е.Д. ружье и патроны, а в ходе предварительного расследования была вынуждена оговорить себя в причастности к этому преступлению, поскольку к ней применялись недозволенные методы ведения следствия.

Кроме того, М.Л. не согласна с осуждением ее по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 1 и 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ. Осужденная М.Л. считает, что суд, назначил ей чрезмерно суровую меру наказания за содеянное, и не учел ее явку с повинной, поэтому просит объективно разобраться в правильности ее осуждения и смягчить ей наказание.

Осужденный Е.Д. полностью признает свою вину в убийстве Д. и раскаивается в содеянном. Далее он приводит доводы о том, что, никакого предварительного сговора на убийство П. Г., Т. не было и, что он лично не принимал никакого участия в убийстве этих потерпевших, поскольку находился на кухне.

Кроме того, осужденный Е.Д. утверждает, что в ходе предварительного и судебного следствия давал чистосердечные показания, активно способствовал раскрытию преступлений и раскаялся в содеянном, поэтому просит смягчить ему наказание.

Осужденный М.Ю., не оспаривая правильности квалификации его действий по эпизоду убийства П. и Т., в то же время указывает, что в убийстве Г. он участия не принимал, и не наносил ей удары ножом и, что суд необоснованно положил в основу приговора противоречивые показания свидетеля К. в этой части, которая оговаривает его в содеянном.

М.Ю. считает, что ему назначено чрезмерно суровое наказание за содеянное, поэтому просит о смягчении наказания до возможных пределов с учетом наличия на его иждивении двоих несовершеннолетних детей.

Государственный обвинитель Леднев В.И. в возражениях на кассационные жалобы, указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела и, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах и, в частности подтверждаются:

данными протоколов осмотра места происшествия о следах преступления; протоколами обнаружения и изъятия похищенного имущества;

заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупе потерпевшего Д. и причине наступления его смерти в результате огнестрельного дробового ранения головы с размозжением вещества головного мозга;

заключениями дактилоскопических экспертиз, что след пальца руки, обнаруженный на ружье, изъятом на месте происшествия, оставлен указательным пальцем левой руки Е.Д.;

заключением баллистической экспертизы, что ружье изъятое с места происшествия является огнестрельным оружием пригодным для стрельбы, а именно одноствольным гладкоствольным охотничьим ружьем модели ИЖ-16 калибра;

заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупе потерпевшего П., и причине наступления его смерти в результате смешанного шока, развившегося в результате комбинированной травмы тела с ушибом головного мозга, множественными колото-резаными ранениями легких, множественными поверхностными ранами лица и шеи, сопровождавшимися кровопотерей;

заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупе потерпевшей Г., и причине наступления ее смерти в результате колото-резаного и резаного ранений шеи с полным пересечением левой общей сонной артерии, стенок гортани и пищевода, сопровождавшимися обильной кровопотерей;

заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупе потерпевшей Т., и причине наступления ее смерти в результате травмы шеи с повреждением органокомплекса шеи и крупных сосудов, сопровождавшейся обильной кровопотерей;

показаниями самих осужденных М.Л., М.Ю. и Е.Д., данными в ходе предварительного следствия, в той части, в которой суд признал их достоверными и обоснованно положил в основу приговора, где М.Л., М.Ю. и Е.Д., каждый из них в отдельности полностью изобличает друг друга в инкриминируемых деяниях.

Судом, в частности установлено, что Е.Д., на почве личных неприязненных отношений произвел в голову спящему Д. один выстрел из ружья, а М.Л. оказала Е.Д. пособничество в этом, передав по просьбе последнего патроны к охотничьему ружью. После чего они совместно похитили имущество потерпевшего на общую сумму 18 934 рубля 88 копеек.

Судом также обоснованно установлено, что М.Ю., Е.Д. и М.Л., на почве личных неприязненных отношений, посредством совместных и согласованных действий, группой лиц по предварительному сговору, совершили убийство П.

После чего М.Ю. и М.Л. с целью сокрытия убийства потерпевшего П., по предварительному сговору группой лиц, совершили убийство Т. и Г. При этом М.Л., тайно похитила имущество потерпевшей Г. на общую сумму 1 000 рублей.

Таким образом, судом обоснованно признано, что осужденные М.Л. и М.Ю. действовали группой лиц по предварительному сговору с прямым умыслом на лишение жизни потерпевших и от их согласованных действий, потерпевшим были причинены множественные телесные повреждения, от которых и наступила их смерть.

На основании этих, а также других указанных в приговоре доказательств, которым дана надлежащая оценка, суд правильно квалифицировал действия осужденных М.Л., М.Ю. и Е.Д. в содеянном.

С учетом изложенного, с доводами кассационных жалоб осужденных М.Л., М.Ю. и Е.Д. о необоснованности приговора и неправильности квалификации их действий согласиться нельзя, поскольку они опровергаются исследованными судом доказательствами.

Не установлено данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств, ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или об отказе стороне в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб осужденной М.Л. об использовании в суде недопустимых доказательств, так как данные об этом в материалах дела отсутствуют, протоколы допросов осужденной М.Л. на предварительном следствии, не признавались судом недопустимыми доказательствами, и оснований к этому не было, в том числе не установлено данных о применении незаконных методов ведения следствия.

Каких-либо данных об оговоре осужденных, судом не установлено, поэтому доводы жалоб осужденных в этой части, являются также несостоятельными.

Вместе с тем приговор в отношении М.Л. подлежит изменению, в частности подлежит исключению эпизод, связанный с обвинением М.Л. в краже имущества у Г. на сумму 1 000 рублей, за отсутствием состава преступления на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ.

Согласно ст. 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вступившего в силу с 1 июля 2002 года, устанавливающей ответственность за мелкое хищение чужого имущества путем кражи, и примечанию к ней, хищение признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает пять минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством Российской Федерации.

Судом признано и указано в приговоре, что М.Л., 9 января 2002 года совершила кражу имущества потерпевшей Г. на общую сумму 1 000 рублей. Эта сумма не превышают пять минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством Российской Федерации, поскольку на тот период времени минимальный размер оплаты труда был установлен в размере 300 рублей.

Судебная коллегия считает, что суд необоснованно признал и рецидив преступлений у М.Ю., поскольку он был освобожден от наказания 16 октября 2000 года на основании п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года, и соответственно считается не судимым.

Исходя из этого, судебная коллегия считает необходимым, исключить из приговора ссылку о наличии рецидива преступлений и непогашенной судимости у М.Ю.

Психическое состояние осужденных судом проверено. По заключениям судебно-психиатрических экспертиз, Е.Д., М.Л. и М.Ю. психическим заболеванием не страдали и не страдают, в полной мере осознавали фактический характер и общественную опасность своих действий и руководили ими. Не доверять данным заключениям у суда не было оснований. При таких обстоятельствах суд правильно, признал осужденных вменяемыми.

Наказание осужденным Е.Д., М.Л. и М.Ю. назначено в соответствии со ст. 60 УК РФ, с учетом степени общественной опасности содеянного, всех смягчающих обстоятельств, а также данных о личности, в том числе и тех, которые перечислены в кассационных жалобах, поэтому, и в этой части доводы жалоб осужденных о чрезмерно строгом наказании являются несостоятельными.

Оснований для изменения приговора по доводам, изложенным в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Саратовского областного суда от 28 июня 2002 года в отношении М.Л. и М.Ю. изменить:

исключить эпизод, связанный с обвинением М.Л. в краже имущества у Г. на сумму 1 000 рублей, за отсутствием состава преступления на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ;

исключить из приговора ссылку о наличии непогашенной судимости и рецидива преступлений у М.Ю.

В остальном приговор в отношении М.Л., М.Ю., а также в отношении Е.Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"