||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 декабря 2002 г. N 67-О02-46

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Кудрявцевой Е.П.,

судей - Дубровина Е.В. и Коннова В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 11 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденного П. и адвоката Малкеровой Н.Л. на приговор Новосибирского областного суда от 12 марта 2002 года, которым

П., <...>, русский, с образованием 9 классов, ранее судимый:

20 августа 1998 г. по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 и ч. 4 ст. 337 УК РФ к трем годам шести месяцам лишения свободы, освобожден 1 августа 2000 г. условно-досрочно на один год один день;

26 октября 2001 г. по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к четырем годам шести месяцам лишения свободы с назначением на основании ст. 99 УК РФ принудительного лечения от алкоголизма в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра,

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ - к семнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима с назначением на основании п. "г" ч. 1 ст. 97 и ч. 2 ст. 99 УК РФ принудительной меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

Постановлено взыскать с П. (солидарно с Ф.В.) в пользу Б.А. в возмещение морального вреда 30.000 рублей.

П. признан виновным и осужден за убийство Б.Т., 1956 года рождения, совершенное 13 сентября 2001 г. группой лиц на почве личных неприязненных отношений.

Заслушав доклад судьи Коннова В.С., мнение прокурора Смирновой Е.Е., полагавшей судебное решение в отношении П. оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

- осужденный П. просит изменить приговор, переквалифицировать его действия с п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 111 УК РФ и смягчить наказание, ссылаясь на то, что он не убивал Б.Т., а лишь помог дотащить ее до реки, в воду ее сбросил и топил один Ф.В. Считает, что К.Н. и Ф.В. оговорили его. Утверждает, что еще при употреблении спиртного К.Н. и Ф.В. хотели убить и ограбить Б.Т.;

- адвокат Малкерова Н.Л. в защиту интересов осужденного П. просит отменить приговор и прекратить дальнейшее производство по делу, ссылаясь на отсутствие у П. умысла на лишение жизни живой Б.Т. и недоказанность его вины в ее убийстве. Считает, что судом неверно оценены показания Ф.В. и К.Н.

В возражениях:

- потерпевший Б.А. просит оставить приговор без изменения;

- осужденный Ф.В. считает, что адвокат Малкерова в своей жалобе фальсифицирует показания П. и просит привлечь ее к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 129 УК РФ.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор в отношении П. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность П. в содеянном им подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Доводы о невиновности П. в убийстве и об оговоре его К.Н. и Ф.В., аналогичные изложенным в жалобах, уже проверялись в судебном заседании, им дана соответствующая оценка в приговоре, они правильно признаны несостоятельными.

Как следует из материалов дела, убийству Б.Т. предшествовало то, что П. вступал с ней в интимные отношения, после чего Б.Т. предложила ему совместное проживание, от чего он отказался. В ответ на его отказ Б.Т. плюнула на него, в связи с чем произошел конфликт, в ходе которого Б.Т. была избита, в том числе и П.

Факт избиения Б.Т. П. подтверждается приведенными в приговоре показаниями подсудимого Ф.В., свидетелей К.Н., К.А. и Ф.Р. Кроме того, подсудимый Ф.В. пояснял, что П. говорил, что убьет Б.Т. Сам П. не отрицал в ходе предварительного следствия, что он "толкал" Б.Т. (л.д. 63 т. 1). Аналогичные показания он давал и в судебном заседании (т. 2 л.д. 24).

Подсудимый Ф.В. пояснял, что в доме, когда он нанес Б.Т. три удара ножом, П. металлической трубой с размаху нанес удары в голову лежавшей Б.Т.

Аналогичные показания дала свидетель К.Н.

Такие же показания давал и П. в ходе предварительного следствия при его допросе 20 сентября 2001 г. (т. 1 л.д. 10).

Последующему изменению П. своих показаний о том, что он желал нанести удар по телу Ф.В., но тот отклонился и удар пришелся по спине Б.Т., суд дал надлежащую оценку. Как видно из заключений судебно-медицинских экспертиз, в области спины Б.Т. не имелось никаких телесных повреждений (в том числе - кровоподтека продолговатой линейной формы, характерного от удара металлической трубой), а в области ее груди и живота имелись лишь поверхностные ссадины, характерные для скольжения (волочения) по неровной поверхности.

Как пояснял подсудимый Ф.В., П. предложил ему утащить Б.Т. на речку, он понял, что тот хочет убить ее, и согласился с ним. Они за ноги потащили ее из дома к реке, при этом П. взял с собой ту же металлическую трубу. На берегу реки Б.Т. стала шевелиться, пыталась приподняться, но П. нанес ей удары по голове принесенной трубой. Затем он и П. столкнули Б.Т. с берега и, чтобы она попала на более глубокое место, вдвоем оттолкнули ее от берега находившейся там лодкой. Б.Т. стала бить руками по воде, выплевывала воду, он слышал, что она хрипела и захлебывалась, и он предложил П. вытащить ее из воды, но тот отказался это делать и они ушли.

В ходе предварительного следствия Ф.В. давал аналогичные показания и, кроме того, пояснял, что в доме П., после нанесения Б.Т. ударов трубой, заявил, что ее необходимо куда-нибудь убрать, иначе она напишет заявление (т. 1 л.д. 57, 176).

Суд обоснованно признал достоверными приведенные показания Ф.В., поскольку они последовательны и соответствуют другим доказательствам.

Свидетель К.Н. поясняла в судебном заседании, что после нанесения ударов трубой в доме П. предложил отнести Б.Т. и они ее вынесли из дома. При этом П. взял с собой металлическую трубу. Когда они вернулись, то у П. руки были в крови и он сообщил, что они убили Б.Т.

Аналогичные показания К.Н. давала и в ходе предварительного следствия. Каких-либо существенных противоречий в показаниях К.Н. и Ф.В. в отношении действий П., которые влияли бы на выводы суда о виновности П., не усматривается.

Как видно из показаний свидетелей К.А. и Ч., каждому из них К.Н. рассказывала, что П. убил женщину.

Свидетель М. поясняла, что в 5 часов утра 14 сентября 2001 г. она видела П. и Ф.В., одежда на них была грязная.

Подсудимый П. не отрицал, что после нанесения удара трубой в доме Ф.В. предложил ему унести Б.Т. на речку. Подумав, что если о случившемся станет известно милиции, то его посадят, он согласился. Он и Ф.В. за ноги волоком потащили Б.Т. к реке, при этом с собой у них была металлическая труба. До того, как скинуть Б.Т. в воду, ей наносились удары трубой по голове. Они дотащили Б.Т. до "бровки берега реки". Находясь в воде, Б.Т. захрипела, но ни он, ни Ф.В. не стали вытаскивать ее и ушли. Когда Ф.В. предложил ему унести Б.Т. на речку, он понимал, что необходимо ее утопить.

Кроме того, в ходе предварительного следствия П. пояснял, что в воду Б.Т. сталкивали они вдвоем - он и Ф.В. и они оба отталкивали ее на более глубокое место лодкой (л.д. 17, 65 т. 1), что соответствует приведенным показаниям Ф.В.

Указанные показания Ф.В. и П. о том, что после событий в доме Б.Т. необходимо было отнести к реке и утопить, иначе она могла написать заявление и П. привлекли бы к уголовной ответственности, а также - последующее - на берегу реки - нанесение новых ударов Б.Т., свидетельствуют о том, что умыслом П. охватывалось, что Б.Т. была жива. Эти же данные, а также заявление П. еще в огороде, что он убьет Б.Т., и кроме того, непринятие мер по вытаскиванию из воды Б.Т., когда она в силу причиненных ей повреждений не могла принять эффективных мер по самосохранению и захлебывалась, подтверждают правильность выводов суда о наличии у П. умысла на лишение Б.Т. жизни. Об этом же свидетельствуют, как нанесение ударов П. металлической трубой по голове Б.Т., так и характер ее перетаскивания из дома к реке - волоком за ноги, когда ее голова ударялась о все неровности поверхности.

Из заключений судебно-медицинских экспертиз следует, что смерть Б.Т. наступила от механической асфиксии, развившейся вследствие заполнения дыхательных путей водой. Кроме того, у Б.Т. имелась закрытая тупая травма головы в виде множественных ушибленных ран волосистой части с кровоизлияниями под твердую и мягкую мозговые оболочки, которая могла образоваться от неоднократных воздействий металлической трубой. Данная закрытая травма головы при обычном течении могла повлечь за собой смертельный исход.

Как видно из материалов дела, до утопления Б.Т. П. не проверял, жива ли она, ни сердцебиение, ни пульс, ни дыхание у нее не исследовал. О ее состоянии он знал, видел, что при нахождении в речке она была живой, но мер к самосохранению в связи с причиненными ей повреждениями - принять не могла.

При таких данных и с учетом направленности умысла П. на лишение Б.Т. жизни, независимо от того, наступила ли ее смерть от травмы головы или от асфиксии при утоплении, П. обоснованно признан судом соисполнителем группового убийства.

Ссылка в жалобе П. на то, что на берегу реки имелись лишь следы Ф.В., а на лодке не обнаружены отпечатки его пальцев, не свидетельствует о незаконности приговора, поскольку свои выводы о его виновности суд основывал на совокупности других доказательств. Кроме того, как видно из материалов дела, на лодке отпечатки пальцев не отыскивались, не изымались и не исследовались, а на месте происшествия, согласно протокола осмотра, имелся лишь один след (и следы волочения Б.Т.), который также не исследовался и его принадлежность не определялась. Вместе с тем, из приведенных показаний П. и Ф.В. следует, что действия по утоплению Б.Т. совершали совместно П. и Ф.В., а из показаний свидетеля К.Н. видно, что вернувшийся П. сообщил, что они убили Б.Т. и его руки были в крови, из показаний свидетеля М. следует, что одежда П. была грязной, что также подтверждает виновность П. в утоплении Б.Т.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины П. в содеянном и верно квалифицировал его действия по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Наказание П. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному им, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Ссылка в жалобе П. на его раскаяние с учетом отрицания им вины в убийстве является явно надуманной. Из материалов дела видно, что с матерью он не жил (т. 1 л.д. 201, 202).

Наказание по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ с учетом наличия особо опасного рецидива назначено П. в минимально возможном размере. Каких-либо исключительных обстоятельств, дающих основание для назначения ему наказания с применением ст. 64 УК РФ, из материалов дела не усматривается.

Принудительная мера медицинского характера назначена П. в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 97 и ч. 2 ст. 99 УК РФ.

Гражданский иск разрешен в соответствии с действующим законодательством.

Ссылка на то, что К.Н. вместе с Ф.В. намеревалась убить Б.Т. и ограбить ее и необходимо привлечь К.Н. к уголовной ответственности, не влияет на законность и обоснованность приговора в отношении П. Суд обязан рассмотреть дело лишь в пределах предъявленного обвинения. Привлечение других лиц к уголовной ответственности в компетенцию суда не входит. Кроме того, в отношении К.Н. имеется неотмененное постановление следователя от 6 февраля 2002 г. (л.д. 208 т. 1), из которого следует, что умысла на убийство у К.Н. не было и она никаких реальных действий, направленных на убийство Б.Т., не осуществляла и в отношении нее прекращено уголовное преследование в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ. Также не входит в компетенцию суда и возбуждение уголовного дела в отношении адвоката за клевету, о чем ставит вопрос осужденный Ф.В. в возражениях. Его ссылка на необходимость смягчения ему наказания, изложенная в его возражениях на жалобы других лиц, не подлежит разрешению в кассационном порядке, поскольку он кассационную жалобу и в установленный законом срок для кассационного обжалования не подавал.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора в отношении П., из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 12 марта 2002 г. в отношении П. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного П. и адвоката Малкеровой Н.Л. - оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

Е.П.КУДРЯВЦЕВА

 

Судьи

Е.В.ДУБРОВИН

В.С.КОННОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"