||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 декабря 2002 г. N 66-О02-70

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

в составе председательствующего Кудрявцевой Е.П.

судей Верховного Суда РФ Дубровина Е. и Коннова В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 11 декабря 2002 года кассационный протест на приговор Иркутского областного суда от 1 апреля 2002 года, которым

Ю.О., <...>, судимый 9 апреля 1992 г. по ст. 108 ч. 1, 206 ч. 2 УК РСФСР к лишению свободы на 4 года,

оправдан по ст. ст. 17, ч. ч. 6, 15 ч. 2, 102 п. п. "а", "н"; ст. 15 ч. 2, 147 ч. 3; ст. 218 ч. 1 УК РСФСР за недоказанностью его участия в совершении преступлений;

Ю.Н., <...>, несудимая,

оправдана по ст. ст. 17 ч. 4, 15 ч. 2, 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР за недоказанностью ее участия в совершении преступления;

М.А., <...>, судимый в 1998 г. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к лишению свободы на 4 года,

оправдан по ст. ст. 15 ч. 2, 102 п. п. "а", "н", 218 ч. 1 УК РСФСР за недоказанностью его участия в совершении преступлений.

Заслушав доклад судьи Кудрявцевой Е.П., мнение прокурора Шаруевой М.В., поддержавшей кассационный протест, судебная коллегия

 

установила:

 

Ю. обвинялись в покушении на хищение чужого имущества в крупном размере путем мошенничества и в организации, а Ю.О. еще и в пособничестве в покушении на убийство потерпевшей Т. из корыстных побуждений, а Ю.О. - еще и по предварительному сговору группой лиц;

М.А. - в покушении на убийство той же потерпевшей из корыстных побуждений, по предварительному сговору группой лиц, в незаконном ношении, хранении и приобретении и изготовлении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Ю.О., кроме того, обвинялся в незаконном приобретении, хранении, ношении и сбыте огнестрельного оружия и боеприпасов;

Ю.Н. - в незаконном приобретении и хранении в целях сбыта наркотических средств в крупном размере.

Преступления согласно предъявленному обвинению они совершили при следующих обстоятельствах.

Узнав в марте 1995 года о проживании неблагополучной семьи в трехкомнатной квартире по адресу <...> стоимостью 4-х млн. рублей, вступили в преступный сговор на хищение данной квартиры путем мошенничества. Злоупотребляя доверием К., они были намерены предложить им приватизировать и обменять их квартиру на возмездной основе, а после оформления документов и перехода права собственности в свою пользу отказать потерпевшим в выплате обещанных денег.

С этой целью они 17 марта 1995 г. предложили потерпевшим обменять их квартиру с доплатой 15 - 20 млн. рублей, на что те согласились и выдали Ю. доверенность на приватизацию и обмен квартиры. Ю. выдали аванс потерпевшим в сумме 100 тыс. рублей. Для оформления приватизации Ю. обратились к Т., которая была включена состав семьи К. с предложением дать согласие на приватизацию.

Получив отказ, они вступили в сговор с М.А. на ее убийство за вознаграждение в сумме 4,5 млн. рублей. Для совершения убийства Ю.О. и М.А. в подвале дома из охотничьего ружья изготовили обрез, Ю.О. передал М.А. три снаряженных патрона и назвал адрес.

21 марта 1995 года М.А., вооруженный обрезом, в вечернее время постучал в дверь квартиры Т. и, когда та открыла дверь, выстрелил ей в голову, причинив тяжкий вред здоровью потерпевшей, и скрылся с места происшествия.

В судебном заседании подсудимые виновным себя не признали.

Принимая решение о постановлении оправдательного приговора, судебная коллегия сослалась на фальсификацию доказательств, противоречивость доказательств и пришла к выводу о том, виновность осужденных в совершении инкриминированных им деяний не установлена.

В кассационном протесте государственный обвинитель со ссылкой на необоснованность и преждевременность выводов суда ставит вопрос об отмене приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство.

При этом государственный обвинитель обращает внимание на то, что суд неполно исследовал материалы дела, в нарушение ст. 314 УПК РСФСР не дал оценки причине возникновения противоречий в доказательствах, оглашал доказательства в нарушение ст. 20, 276 УПК РСФСР при отсутствии согласия на это сторон.

Адвокаты Зайцева С.А. и Машков А.М. в своих возражениях с доводам, изложенными в кассационном протесте, не согласны и просят оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационном протесте, судебная коллегия не усматривает оснований для их удовлетворения.

Согласно ст. ст. 71 УПК РСФСР обвинительный приговор не может быть основан на противоречивых показаниях обвиняемого, не подтвержденных другими доказательствами, от которых он к тому же отказался.

Из дела усматривается, что Ю. на предварительном следствии на основании ст. 51 Конституции РФ от дачи показаний отказались. В судебном заседании они виновными себя не признали. Не оспаривая, что хотели совершить обмен жилья, отрицали намерение кого-нибудь при этом обмануть.

В обоснование вины Ю. и М.А. органы предварительного следствия сослались на показания М.А. Исследовав показания М.А., суд обоснованно пришел к выводу о том, что они противоречивы и не соответствуют фактическим обстоятельствам преступления, совершенного в отношении потерпевшей Т. В частности, его показания не соответствуют описанию двери квартиры потерпевшей, нахождению в квартире потерпевшей на момент нападения на нее иных лиц.

По делу имеются противоречивые доказательства и в части опознания лица, стрелявшего в потерпевшую Т. Так, потерпевшая, по ее показаниям считала, что это был Ю.О. и указала на него при опознании. Свидетель Г., прибывшая к месту происшествия сразу после случившегося, также показала со слов потерпевшей, что это был Ю.О. Свидетели Л. и М., которые по версии следствия пытались задержать выбежавшего из подъезда М.А. после выстрела в потерпевшую, также не смогли его опознать: М. показал, что он вообще не видел лица этого человека, так как было темно; Л. показал, что лицо этого парня видел, но описать его не может из-за давности событий. В день его допроса в сентябре 2001 года он при опознании указал на М.А. из желания помочь следователю, так как сам ранее работал следователем. Кроссовки М.А. были без шнурков и он понял, что М.А. содержится под стражей.

Свидетели С., М. и Л., показания которого исследованы в порядке ст. 286 УПК РСФСР, подтвердили в суде алиби, выдвинутое Ю.О. и М.А.

Сам М.А. уже на следствии стал заявлять об оговоре им Ю. и себя.

По показаниям родственников М.А., во время предварительного следствия М.А. неоднократно привозили домой за одежде, продуктами и деньгами.

В деле также имеется лист бумаги с чистосердечным признанием Ю.О. прокурору от 20 июня без подписи. Ю.О. отрицал, что писал такое признание.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что показания М.А., данные на предварительном следствии, не могут быть положены в основу обвинительного приговора, так как они противоречивы, не соответствуют обстоятельствам дела и не подтверждаются совокупностью других доказательств.

Обвинение Ю.Н. в незаконном приобретении и хранении с целью сбыта наркотических средств по делу не только не подтверждено, но и фактически ей не было предъявлено. В этой связи согласно предъявленному обвинению Ю.Н., действуя умышленно, с целью незаконного хранения и сбыта наркотических средств в крупном размере в неустановленное время, в неустановленном месте и у неустановленного следствием лица приобрела в крупном размере наркотическое средство - гашиш весом 21,32 грамма. Изложенное свидетельствует о том, что в нарушение требований ст. 68 УПК РСФСР предварительным следствием не установлены фактические обстоятельства преступления, включая место, время и иные обстоятельства его совершения, подлежащие обязательному доказыванию. Установленный судом факт продажи ею нескольких сигарет с наркотическим средством ей не инкриминировался.

С аналогичными нарушениями предъявлено обвинение и Ю.О. в части незаконного приобретения им огнестрельного оружия одноствольного охотничьего ружья ИЖ-18 N Р23858, из которого по версии обвинения он вместе с М.А. в период с 17 по 21 марта 1995 г. изготовил обрез, и трех патронов к нему. Кроме того, из приобщенных к данному уголовному делу копии заключения судебно-баллистической экспертизы по уголовному делу в отношении К., копии приговора в отношении К. последний осужден приговором Усольского городского суда Иркутской области от 27.10.99 г. за незаконный оборот именно этого огнестрельного оружия. При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел и к выводу о недоказанности вины Ю.О. и М.А. по ст. 218 ч. 1 УК РСФСР.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, в том числе и указанных в кассационном протесте, по делу не имеется. Материалы дела судом исследованы полно, всесторонне и объективно. Показания свидетелей, указанных в кассационном протесте и М.А. судом оглашались в судебном заседании с соблюдением ст. 286 УПК РСФСР. Причина противоречий в показаниях свидетелей и М.А. судом выяснялась. Оценка исследованным в судебном заседании доказательствам в приговоре дана в соответствии с положениями ст. 314 УПК РСФСР.

Оснований для отмены приговора по делу не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

оправдательный приговор Иркутского областного суда от 1 апреля 2002 года в отношении Ю.О., Ю.Н., М.А. оставить без изменения, а кассационный протест - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"