||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 декабря 2002 г. N 53-О02-63

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

в составе председательствующего Кудрявцевой Е.П.

судей Верховного Суда РФ Дубровина Е.В. и Коннова В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 11 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденного П. на приговор Красноярского краевого суда от 13 марта 2002 года, которым

П., <...>, судимый:

1) 20.02.98 г. по ст. ст. 161 ч. 2 п. п. "б", "д", 159 ч. 2 п. "б", 69 ч. 3 УК РФ

к лишению свободы на 3 года 6 месяцев, освобожденный от дальнейшего отбывания наказания 18.09.00 г. на основании Постановления об амнистии от 26.05.00 года,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "е", "к" УК РФ на 15 лет; по ст. 111 ч. 2 п. "б" УК РФ на 8 лет; по ст. 167 ч. 2 УК РФ - на 5 лет. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 20 лет в исправительной колонии особого режима.

Постановлено на основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ применить в отношении П. принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного лечения у психиатра от наркомании.

Заслушав доклад судьи Кудрявцевой Е.П., мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей исключить из приговора п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а в остальном полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

П. осужден за умышленное причинение потерпевшей Х. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное с издевательством, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии; за умышленное убийство лица, заведомо для осужденного находившегося в беспомощном состоянии, совершенное с особой жестокостью и общеопасным способом, с целью скрыть другое преступление; за умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества путем поджога с причинением значительного ущерба.

В судебном заседании П. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах (основной и дополнительных) осужденный, ссылаясь на необъективность неполноту и односторонность как предварительного, так и судебного следствия, оспаривает обоснованность его осуждения. По его утверждению, приговор основан на его самооговоре под воздействием недозволенных методов следствия и на основании сфальсифицированных доказательств. Осужденный оспаривает выводы экспертов-психиатров относительно его психического состояния и обращает внимание на то, что был лишен возможности принести замечания на протокол судебного заседания. С учетом изложенного он просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство.

Проверив материалы и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденного, судебная коллегия находит вину осужденного в содеянном установленной показаниями самого осужденного, допрошенного с соблюдением уголовно-процессуального закона, не отрицавшего совершения преступлений при обстоятельствах, изложенных в приговоре. Эти показания он подтвердил в присутствии понятых при дополнительном осмотре места происшествия.

Показания осужденного по механизму причинения потерпевшей телесных повреждений объективно подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы о наличии у потерпевшей проникающего ранения брюшной полости с локализацией входного отверстия в виде обширной раны в области влагалища и промежности с проникновением в брюшную полость; в брюшной полости слева обнаружена неповрежденная стеклянная бутылка емкостью 0,5 л. Кроме того, на теле потерпевшей обнаружены термические ожоги 2-ой степени левой голени, правого бедра, левого плечевого сустава общей площадью 2% поверхности тела. Смерть потерпевшей наступила от черепно-мозговой травмы при наличии открытых и закрытых переломов конечностей, травмы грудной клетки в виде переломов ребер, множественных ссадин тела и лица.

Изложенное опровергает доводы осужденного о том, что он не давал указанных выше показаний, в том числе и о механизме причинения потерпевшей телесных повреждений в брюшной полости области путем насильственного введения туда пустой бутылки и что об этом следствию стало известно со слов свидетеля Б., якобы наблюдавшего как потерпевшая пыталась вытащить торчащую из ее половых органов бутылку.

Кроме того, свидетель Б. показал, что распивал спиртное с осужденным, потерпевшей, С. и Т. Утром очнулся на балконе квартиры, в которой они находились и увидел, что горит комната. Разбив стекло балконной двери выбежал из квартиры, причинив при этом себе ожоги.

Свидетели С. и Т. подтвердили показания Б. о том, что утром они ушли из квартиры, в которой оставались осужденный, потерпевшая и Б.

Свидетель Г. (дворник) показал, что во время уборки мусора он увидел дым из квартиры N 17 на 7-ом этаже, на балконе которой был мужчина. Поднявшись в квартиру, увидел комнату в пламени и вынужден был уйти, так как стал задыхаться. Вскоре из подъезда выбежал мужчина, которого он видел на балконе, он был обгоревший и в крови. В это время пламя вырвалось на балкон, на котором он увидел девушку, которая, спасаясь от огня перегнулась через балкон и сорвалась вниз.

По заключению судебно-медицинской экспертизы, у Б. были обнаружены термические ожоги 3А степени ушных раковин, носа, резаная рана правого предплечья.

Из протокола осмотра места происшествия усматривается, что однокомнатная квартира на 7-ом этаже дома N 17 Северного микрорайона г. Канска полностью сгорела, очаг возгорания на половом покрытии у южной стены.

Потерпевшая М. показала, что она является инвалидом 2-ой группы и в силу материальных затруднений сдавала свою квартиру по указанному выше адресу С. Пожаром ей был причинен ущерб в сумме 68.478 рублей 80 копеек, который для нее является значительным.

Оценив всю совокупность доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденного в содеянном и дал правильную юридическую оценку его действий за исключением квалифицирующего признака умышленного убийства, предусмотренного п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Судом установлено, что в беспомощное состояние потерпевшая была приведена в результате действий самого осужденного при совершении инкриминированных ему деяний. При таких обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым исключить данный квалифицирующий признак как ошибочно указанный приговоре.

Нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе и указанных осужденным в кассационных жалобах, влекущих отмену приговора, по делу не имеется. Доводы осужденного о его самооговоре противоречат материалам дела. В частности, осужденный давал показания при его задержании относительно способа причинения им телесных повреждений в брюшной полости, что следствию на тот момент известно не было. Кроме того, судом проверены и обоснованно опровергнуты в приговоре и доводы осужденного относительно применения в отношении него недозволенных методов следствия. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно. Доказательства, исследованные судом, добыты с соблюдением уголовно-процессуального закона. Оценка исследованным в судебном заседании доказательствам дана в соответствии с требованиями ст. ст. 71, 314 УПК РСФСР.

Не основаны на материалах дела и доводы осужденного о том, что он был лишен возможности принести замечания на протокол судебного заседания. Из дела усматривается, что П. ознакомлен с протоколом судебного заседания, после чего он принес свои замечания на протокол, отклоненные судом (т. 2, л.д. 140, 148, 149).

Проверено по делу и психическое состояние осужденного. Согласно заключению экспертов-психиатров П. по своему психическому состоянию мог руководить своими действиями и отдавать в них отчет. Преступления он совершил в состоянии простого алкогольного опьянения. С учетом изложенного и фактических обстоятельств совершения преступлений суд обоснованно признал его вменяемым в отношении инкриминированных ему деяний. Оснований подвергать сомнению данное экспертное заключение у суда не имелось.

Согласно заключению экспертов П. страдает синдромом зависимости апиоидов 2 стадии, нуждается в принудительном лечении, которое ему по его состоянию здоровья не противопоказано.

Наказание осужденному назначено с учетом степени общественной опасности содеянного им, его отрицательной характеристики. Учел суд и то, что преступления он совершил при особо опасном рецидиве.

Гражданский иск по делу разрешен в соответствии с законом.

Принудительные меры медицинского характера основаны на материалах дела и законе.

Оснований, как для отмены приговора, так и для его изменения, кроме указанного выше, в том числе со смягчением наказания, по делу не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 13 марта 2002 года в отношении П. изменить. Исключить квалифицирующий признак умышленного убийства, предусмотренный п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ. В остальном тот же приговор в отношении него оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного (основную и дополнительные) - оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"