||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 декабря 2002 г. N 32-кпо02-66

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кочина В.В.,

судей Верховного Суда Зырянова А.И., Анохина В.Д.,

рассмотрела в судебном заседании от 11 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденного Г. и адвоката Меркуловой Л.В. на приговор Саратовского областного суда от 15 июля 2002 года, которым

А., <...>, не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 105 ч. 2 п. "з" на 16 лет; 162 ч. 3 п. "в" на 11 лет с конфискацией имущества; 167 ч. 2 УК РФ на 4 года. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 18 лет в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Г., <...>, не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" на 11 лет с конфискацией имущества; 167 ч. 2 УК РФ на 4 года. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 12 лет в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Постановлено оправдать Г. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

По делу разрешены гражданские иски в пределах, установленных в приговоре и решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Зырянова А.И. объяснения осужденных А. и Г., по доводам кассационных жалоб, а также мнение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

А. и Г., при обстоятельствах изложенных в приговоре признаны виновными в том, что группой лиц по предварительному сговору, в квартире <...>, совершили разбойное нападение на К.А. и завладели имуществом и деньгами потерпевшей на общую сумму 50 360 рублей. При этом А. совершил и убийство потерпевшей К.А., сопряженное с разбоем.

После чего А. и Г. путем поджога, уничтожил имущество потерпевшей, причинив материальный ущерб на общую сумму 70 300 рублей.

В судебном заседании А. и Г. виновными себя признали частично.

В кассационных жалобах:

Осужденный Г., не оспаривая правильности квалификации его действий, просит о смягчении ему меры наказания до возможных пределов, с учетом его активного способствования раскрытию преступления, раскаяния в содеянном и, данных положительно характеризующих его личность.

Адвокат Меркулова Л.В. утверждает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и, что по делу не собрано достаточных доказательств виновности осужденного А. в инкриминируемых ему деяниях. В частности защита считает, что А. было совершено два самостоятельных преступления в начале убийство потерпевшей на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, а затем кража ее имущества.

Далее адвокат Меркулова Л.В. приводит доводы о том, что А. не причастен к уничтожению имущества потерпевшей К.А. путем поджога и, что суд необоснованно положил в основу приговора признательные показания А., данные в ходе предварительного расследования, поскольку к нему применялись недозволенные методы ведения следствия. Исходя из этого, адвокат Меркулова Л.В., ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей.

Государственный обвинитель Лохов Э.А., потерпевшие К.С. и К.Т. в возражениях на кассационные жалобы, указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела и, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах и, в частности подтверждаются:

данными протоколов осмотра места происшествия о следах преступления; протоколами обнаружения и изъятия похищенного имущества;

заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупе потерпевшей К.А. и причине наступления ее смерти в результате одиночной колото-резаной раны в области живота, осложнившейся массивным внутренним кровотечением. При этом у потерпевшей были обнаружены телесные повреждения и в области головы, в частности, имелся вдавленный перелом в чешуе правой височной кости. Колото-резаное ранение могло возникнуть от повреждающего действия клинка ножа с односторонне острой заточкой типа "бабочка", изъятого у А.;

заключениями технической и пожарно-технической экспертиз, что причиной пожара послужило создание искусственных условий для возникновения горения (поджог). Очаг пожара находился в помещении зала в месте расположения головы трупа К.А. на сложенных, на ней предметах. При этом причиной пожара явился источник открытого пламени;

показаниями потерпевших К.С., К.Т., и свидетелей С., М., Д., Б., Р., применительно к обстоятельствам, изложенным в приговоре, а также показаниями самих осужденных А. и Г., данными в ходе предварительного следствия, в той части, в которой суд признал их достоверными и обоснованно положил в основу приговора, где каждый из них в отдельности полностью изобличает друг друга в инкриминируемых деяниях.

Судом обоснованно установлено, что осужденные А. и Г. заранее договорились о совершении разбоя с применением ножа. Затем, осуществляя преступные намерения, А. и Г. проникли в квартиру К.А., где А., действуя по своему усмотрению, нанес К.А. удар ножом в живот и несколько ударов ногами по голове, в результате чего наступила смерть потерпевшей.

После чего А. и Г. совместно завладели имуществом К-ких, а затем путем поджога, уничтожили и имущество потерпевших.

Таким образом, судом обоснованно признано, что осужденные при разбойном нападении действовали группой лиц по предварительному сговору с применением предмета используемого в качестве оружия. При этом у А. имел место эксцесс исполнителя, поскольку он при нанесении ударов потерпевшей в жизненно важные органы действовал с прямым умыслом на лишение жизни потерпевшей К.А. и именно от его действий, потерпевшей были причинены телесные повреждения повлекшие ее смерть.

На основании этих, а также других указанных в приговоре доказательств, которым дана надлежащая оценка, суд правильно квалифицировал действия осужденных А. и Г. в содеянном.

С учетом изложенного, с доводами кассационной жалобы адвоката Меркуловой Л.В. о необоснованности приговора и неправильности квалификации действий осужденного А., согласиться нельзя, поскольку они опровергаются исследованными судом доказательствами.

Доводы адвоката Меркуловой Л.В. в жалобах об оговоре А. в причастности к уничтожению имущества, равно как и то, что похищение имущества было совершено не по предварительному сговору, являются также несостоятельными. Данные версии тщательно проверялись судом, обоснованно опровергнуты, выводы об этом мотивированы в приговоре.

Не установлено данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств, ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или об отказе стороне в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы адвоката Меркуловой Л.В. об использовании в суде недопустимых доказательств, так как данные об этом в материалах дела отсутствуют, протоколы допросов осужденного А. на предварительном следствии, не признавались судом недопустимыми доказательствами, и оснований к этому не было, в том числе не установлено данных о применении незаконных методов ведения следствия.

Психическое состояние осужденных судом проверено. По заключениям судебно-психиатрических экспертиз, А. и Г. психическим заболеванием не страдали и не страдают, в полной мере осознавали фактический характер и общественную опасность своих действий и руководили ими. Не доверять данным заключениям у суда не было оснований. При таких обстоятельствах суд правильно, признал осужденных вменяемыми.

Наказание осужденным А. и Г. назначено в соответствии со ст. 60 УК РФ, с учетом степени общественной опасности содеянного, всех смягчающих обстоятельств, а также данных о личности, в том числе и тех, которые перечислены в кассационных жалобах, поэтому, и в этой части доводы жалобы осужденного Г. о чрезмерно строгом наказании являются несостоятельными.

Судебная коллегия также считает, что гражданский иск о возмещении материального вреда разрешен судом правильно в соответствии с требованиями ст. 1064 ГК РФ.

Оснований для отмены и изменения приговора по доводам, изложенным в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Саратовского областного суда от 15 июля 2002 года в отношении А. и Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"