||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 декабря 2002 г. N 19кпо0-63

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Шурыгина А.П.

судей - Степалина В.П. и Иванова Г.П.

рассмотрела в судебном заседании от 10 декабря 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Д., Д.Т. и Е., адвокатов Озиевского А.Е. и Хамзаева А.М. на приговор Ставропольского краевого суда от 18 апреля 2002 года, которым

Д., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 1 УК РФ на 11 лет с конфискацией имущества, ст. 205 ч. 3 УК РФ на 12 лет, ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "д", "е", "з", "н" УК РФ на 15 лет, ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з", "н" УК РФ на 9 лет, ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "в" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, ст. 131 ч. 2 п. "в" УК РФ на 4 года 6 месяцев, ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 22 года лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима,

Д.Т., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, ст. 205 ч. 3 УК РФ на 10 лет, ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "е", "з", "н" УК РФ на 10 лет, ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з", "н" УК РФ на 8 лет, ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима,

М., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества, ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "з", "л", "н" УК РФ на 15 лет, ст. 317 УК РФ на 12 лет, ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима,

Е., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "з", "л" УК РФ на 8 лет, ст. ст. 33 ч. 4, 327 ч. 1 УК РФ на 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима,

этим же приговором суда Е. оправдан по ст. 327 ч. 3 УК РФ за отсутствием состава преступления.

По делу также осуждены Ш., М.А., в отношении которых приговор суда не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., объяснения осужденных Д., Д.Т., адвоката Хамзаева А.М. по доводам жалоб, заключение прокурора Козусевой Н.А., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

при обстоятельствах, указанных в приговоре суда, признаны виновными:

Д. в организации в октябре 2000 года в городе Грозном банды, и руководстве этой бандой в 2000 - 2001 годах;

Д.Т., М. и Е. в участии в бандах, организованных лицами, указанными в приговоре, и совершаемых этими бандами нападениях на территории города Грозного в 2000 - 2001 годах;

Д., Д.Т., Е., М. в незаконном обороте оружия;

Д. и Д.Т. в совершении с другим лицом убийства 17 декабря 2000 года военнослужащего Ч.;

Д. в совершении с другим лицом в ночь на 2 января 2001 года разбойного нападения на Л., Ф., похищении мотоцикла "ИЖ-Планета";

Д. и Д.Т. в совершении с другим лицом 5 января 2001 года терроризма в отношении бойцов Новгородского ОМОНа, убийства общеопасным способом С., покушения на убийство и причинение телесных повреждений Х., Л.А., Ч., К.;

Д. в совершении с другим лицом 14 января 2001 года убийства И.;

Д. в совершении с другим лицом с 14 на 15 февраля 2001 года разбойного нападения и убийства Ю., Ю.Е., Р., изнасилования Р.С.;

М., Е. в совершении с другим лицом 14 апреля 2001 года убийства К.Т., В. и Ю.Н.

М. в совершении с другим лицом 22 мая 2001 года убийства Л.В.

М. в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов 3 июня 2001 года.

Е. в подстрекательстве в подделке официального документа и его использовании в октябре 2000 года.

В судебном заседании осужденные Д., Д.Т., М. и Е. вину не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный Д., в том числе в совместной жалобе с адвокатом Хамзаевым А.М., просит об отмене приговора и прекращении дела, утверждает о невиновности. Указывает, что дело сфабриковано на предварительном следствии. После задержания у него не было адвоката, права не разъяснялись, все показания подписал под воздействием незаконных методов, новое обвинение предъявлено и выполнены требования ст. 201 УПК РСФСР в отсутствие адвоката Минцаева. Протокол очной ставки с Ш. подписан адвокатами Цускаевой и Минцаевым, присутствие которых вызывает сомнение, так как запись выполнена другим красителем. В судебном заседании участие адвоката Бенько Н.В. носило формальный характер, с материалами дела она не знакомилась, жалобу не написала, на ознакомление с протоколом судебного заседания не явилась. Судебное следствие было односторонним, суд дал неправильную оценку собранным доказательствам, не учел наличие алиби на день совершения террористического акта 5 января 2001 года;

адвокат Хамзаев А.М., в защиту Д., в дополнительных жалобах также просит об отмене приговора и прекращении дела, приводя аналогичные доводы. Кроме этого, указывает, что суд при постановлении приговора использовал недопустимые доказательства, в частности, показания осужденных, допрошенных без адвоката, переводчика, протокол осмотра места происшествия, изъятые с места происшествия осколки, заключение взрывотехнической экспертизы, другие, полученные следователем с нарушением закона в связи с несвоевременным принятием дела к своему производству, нарушений требований ст. 201 УПК РСФСР. Суд не проверил надлежащим образом заявление осужденного о применении незаконных методов следствия. В нарушение ч. 1 ст. 219 УПК РСФСР, прокурор не уведомил Д. в какой суд направлено дело, в связи с чем осужденный был лишен направить в суд ходатайства в порядке ч. 3 ст. 223 УПК РСФСР;

осужденный Д.Т., в том числе в совместной жалобе с адвокатом Хамзаевым А.М., просит приговор суда отменить и дело прекратить. Указывает, что на предварительном следствии у него не было адвоката, судебное следствие проведено не полно, суд дал неправильную оценку собранным доказательствам, не учел наличие у него алиби на день совершения террористического акта 5 января 2001 года, что признательные показания, явка с повинной на предварительном следствии, положенные в основу приговора, получены без адвоката, под воздействием незаконных методов, они не подтверждены другими доказательствами. Показания от 27 июля и другие получены с участием адвоката Цускаевой, которая с 23 июля была защитником у Ш., с которым у него имелись противоречия. Показания осужденного Ш. получены с нарушением закона, так как не было адвоката, с которым был допрошен лишь 23 июля, но и это вызывает сомнения, так как ордер подписан не заведующим. Не представляют доказательственной ценности и показания Д., так как его задержание и допрос произведены без адвоката. Протокол очной ставки Д. с Ш. подписан адвокатами Цускаевой и Минцаевым, присутствие которых вызывает сомнение, так как запись выполнена другим красителем. Осмотр места происшествия по подрыву автомашины проведен с нарушением закона. Приговор в части осуждения по ст. 222 ч. 3 УК РФ не отвечает требованиям п. 1 ст. 307 УПК РФ, поскольку суд не указал в чем конкретно выразился незаконный оборот оружия;

адвокат Хамзаев А.М., в защиту Д.Т., в дополнительной жалобе также просит об отмене приговора и прекращении дела, приводя аналогичные доводы, что и в совместной жалобе с осужденным. Кроме этого, указывает, что 22 августа 2001 года была допущена адвокат Килаева Р.Ю., однако был один ордер и на Д., хотя имелись противоречия в показаниях. В нарушение ч. 1 ст. 219 УПК РСФСР, прокурор не уведомил Д.Т. в какой суд направлено дело, в связи, с чем осужденный был лишен направить в суд ходатайства в порядке ч. 3 ст. 223 УПК РСФСР. В судебном заседании участие адвоката Осипенко носило формальный характер, с материалами дела она не знакомилась. Суд не проверил надлежащим образом заявление о применении незаконных методов следствия, поручив проверку заместителю прокурора города Грозного, осуществляющему руководство по расследованию дела. При постановлении приговора суд использовал недопустимые доказательства;

осужденный Е. просит приговор суда отменить. Указывает о своем полном несогласии с обвинением, что суд дал неправильную оценку собранным доказательствам, в основу приговора положены показания осужденных, добытых под воздействием незаконных методов;

адвокат Озиевский А.Е., в защиту осужденного М., просит приговор суда в части осуждения по эпизодам убийства К.Т., Ю.Н., В., Л.В. отменить, дело прекратить. Указывает, что суд дал неправильную оценку собранным доказательствам, в основу приговора положены показания осужденного, противоречащие другим доказательствам. По эпизоду убийства 3 женщин на центральном рынке города Грозного на месте происшествия было изъято 7 гильз, хотя должно быть 6, так как по показаниям М. стрелял из пистолета Макарова, снаряженного 8 патронами, пистолет 2 раза дал осечку, по показаниям свидетелей Г. и М.Г. им показалось, что стреляли очередью. Баллистическая экспертиза по изъятым пулям не проводилась, эксперту были представлены гильзы. По эпизоду убийства Л.В. причинная связь между полученными ранениями и наступлением смерти не установлена, так как труп не исследовался. В части осуждения по ст. 222 ч. 3 УК РФ приговор также отменить, поскольку дополнительной квалификации по ней при осуждении по ст. 209 ч. 2 УК РФ не требуется.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности каждого из осужденных в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобах о неполноте предварительного и судебного следствия, о фальсификации уголовного дела следователем, о неознакомлении осужденных с материалами дела.

Из материалов дела следует, что при окончании предварительного следствия осужденные были ознакомлены со всеми материалами дела, у осужденных или адвокатов ходатайств о дополнении не было, были лишь заявлены ходатайства о прекращении уголовного дела, которые рассмотрены следователем в установленном законом порядке (т. 9, л.д. 223 - 248).

Что касается ссылки в жалобе адвоката Хамзаева А.М. на то, что прокурор не уведомил обвиняемых Д. и Д.Т. в какой суд направлено дело, в связи с чем, они были лишены направить в суд ходатайства в порядке ч. 3 ст. 223 УПК РСФСР, то из материалов дела следует, что подсудность дела была определена постановлением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации в соответствии со ст. 44 УПК РСФСР. О направлении дела в Ставропольский краевой суд осужденные были извещены через начальника следственного изолятора. Данных о том, что обвиняемые были лишены направить какие-либо ходатайства в суд после окончания предварительного следствия, или непосредственно заявить о них в судебном заседании, в жалобе не указывается, в материалах дела, с которыми осужденные были ознакомлены в полном объеме, нет (т. 10, л.д. 1 - 6).

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено в соответствии со ст. ст. 278 - 294 УПК РСФСР.

Все представленные суду доказательства были исследованы, все ходатайства разрешены в установленном законом порядке. Председательствующий опросил каждого из участников процесса о том, желают ли они чем-либо дополнить судебное следствие. Все участники процесса, в том числе осужденные и адвокаты заявили, что ходатайств не имеют (т. 11, л.д. 181).

Доводы в жалобах о нарушении права осужденных на защиту являются несостоятельными.

Из материалов дела следует, что Д. был допрошен в качестве подозреваемого 20 июля 2001 года следователем прокуратуры города Грозного в соответствии с требованиями ст. 123 УПК РСФСР, перед допросом ему были разъяснены права, в том числе и право на защиту, он собственноручно написал, что в услугах адвоката не нуждается и это не связано с его материальным положением, поставил подпись. В установленном законом порядке следователем составлен протокол о его задержании в соответствии со ст. 122 УПК РСФСР. На очной ставке Д. с Ш., вопреки доводам в жалобах, участвовали адвокаты Цускаева Л.М. и Минцаев В.С., которыми протокол подписан. Заявлений о том, что якобы адвокатов не было, о чем указывается в жалобах, Д. и Ш. не делали, протокол также подписали. Ссылка в жалобах на то, что окончательное обвинение Д. предъявлено без адвоката Минцаева В.С., не может служить основанием к отмене приговора, поскольку из материалов дела следует, что защиту интересов обвиняемого в это время осуществляла адвокат Килаева Р.Ю. При этом сам Д. собственноручно написал на протоколе о разъяснении прав обвиняемому, что он нуждается в услугах именно адвоката Килаевой Р.Ю. Вопреки доводам в жалобах участие адвоката было обеспечено и при выполнении следователем требований ст. ст. 201 - 203 УПК РСФСР в отношении Д., о чем свидетельствуют протоколы об объявлении обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявлении для ознакомления всех материалов дела, разъяснении прав на выбор формы судопроизводства, на которых имеются собственноручные записи обвиняемого, адвоката, в том числе указаны их ходатайства. Данных о том, что в судебном заседании участие адвоката Бенько Н.В. носило формальный характер, что она не была ознакомлена с делом, на что имеются ссылки в жалобах, в материалах дела нет. Заявлений об этом согласно протоколу судебного заседания никем из участников процесса, в том числе и Д., не делалось. Утверждение в жалобах о том, что эта адвокат не явилась на ознакомление осужденного с протоколом судебного заседания, противоречит имеющимся в деле извещению суда о необходимости явки на ознакомление и совместная расписка адвоката и обвиняемого об ознакомлении с протоколом судебного заседания. Доводы в жалобе о том, что данный адвокат не написала кассационной жалобы, не могут служить основанием для признания ненадлежащего исполнения адвокатом своих обязанностей и нарушением права на защиту, поскольку в соответствии со ст. 354 УПК РФ написание кассационной жалобы является лишь правом, а не обязанностью адвоката (т. 2, л.д. 1 - 10, 14 - 21, т. 3, л.д. 44, т. 8, л.д. 149 - 191, т. 9, л.д. 223 - 226, т. 11, л.д. 257, 265).

Д.Т. также был допрошен в качестве подозреваемого 20 июля 2001 года следователем прокуратуры города Грозного в соответствии с требованиями ст. 123 УПК РСФСР, перед допросом ему были разъяснены права, в том числе и право на защиту, он собственноручно написал, что в услугах адвоката не нуждается и это не связано с его материальным положением, поставил свои подписи. После этого в установленном законом порядке следователем составлен протокол о его задержании в соответствии со ст. 122 УПК РСФСР по подозрению в участии в банде, совершению террористических актов. При допросе 27 июля 2001 года Д.Т. заявил, что он не возражает против участия в деле адвоката Цускаевой Л.М., о чем написал собственноручно, удостоверил правильность записей в протоколе своего допроса. Аналогично он заявил относительно адвоката Килаевой Р.Ю., просил в собственноручном заявлении вызвать и допросить его с участием данного адвоката. При окончании предварительного расследования Д.Т. также не заявлял отвода адвокату Килаевой Р.Ю. Данных о том, что в судебном заседании участие адвоката Осипенко носило формальный характер, она с делом не знакомилась, в материалах дела нет, и доводы об этом в жалобе адвоката Хамзаева А.М. являются надуманными (т. 2, л.д. 62 - 67, т. 3, л.д. 44, 47, 227 - 228).

Несостоятельными также являются доводы в жалобах о наличии у осужденных Д.Т. и Д. алиби на день совершения террористического акта 5 января 2001 года, об оговоре и самооговоре всех осужденных на предварительном следствии под воздействием незаконных методов.

Данная версия тщательно проверялась судом, обоснованно опровергнута, признано, что она выдвинута с целью избежать ответственности за содеянное, алиби ложное, выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре. При этом судом принято во внимание и то, что об обстоятельствах совершения преступлений обвиняемые давали показания на предварительном следствии с участием адвокатов, а также результаты проверки прокуратуры города Грозного.

Из материалов дела также следует, что судом вынесено определение о проверке заявлений осужденных о применении к ним незаконных методов следствия, по результатам которой постановлением и.о. прокурора города Грозного было отказано в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления (т. 11, л.д. 111 - 113).

Доводы в жалобе адвоката Хамзаева А.М. о том, что была проведена ненадлежащая проверка, поскольку поручалась заместителю прокурора города Грозного, осуществляющему руководство по расследованию дела, не может быть принята во внимание, так как она противоречит требованиям ст. 211 УПК РСФСР, определяющей полномочия прокурора по осуществлению надзора за исполнением законов органов предварительного следствия.

Доводы в жалобе адвоката Озиевского А.Е. по эпизоду убийства Л.В. о том, что причинная связь между полученными ранениями и наступлением смерти не установлена, так как якобы труп не исследовался, противоречат материалам дела. Судом установлено и указано в приговоре, что в соответствии с заключением судебно-медицинского эксперта, исследованного в судебном заседании, смерть Л.В. наступила от множественных ран головы и грудной клетки.

Вопреки доводам в жалобе адвоката Озиевского А.Е. по эпизоду убийства К.Т., Ю.Н., В. была проведена баллистическая экспертиза, на основании которой в совокупности с заключениями судебно-медицинского эксперта по трупам, другими доказательствами, суд пришел к обоснованному выводу о том, что смерть каждого из потерпевших наступила от указанных в заключениях огнестрельных ранений, которые причинены от действия огнестрельного оружия, снаряженного пулей.

На основании установленных и исследованных в судебном заседании доказательств, указанных в приговоре, сомневаться в которых, в том числе и в тех, на которые имеются ссылки в жалобах, у суда не было оснований, и которым, вопреки доводам в жалобах, дана надлежащая оценка, суд сделал обоснованный вывод о виновности Д., Д.Т., Е., М. в совершении инкриминированных каждому из них преступлений.

Действия каждого из осужденных судом квалифицированы правильно.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобе адвоката Озиевского А.Е. о необходимости отмены приговора части осуждения М. по ст. 222 ч. 3 УК РФ, поскольку дополнительной квалификации по ней при осуждении по ст. 209 ч. 2 УК РФ не требуется, так как эти доводы не основаны на законе.

Статья 209 УК РФ не предусматривает ответственности за совершение действий, образующих самостоятельные составы преступлений, в связи с чем, в силу ст. 17 УК РФ, каждое преступление квалифицируется самостоятельно по совокупности со ст. 209 УК. Поэтому суд правильно квалифицировал действия М. одновременно по ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ, как совокупность преступлений.

Несостоятельны также и доводы в жалобах осужденного Д.Т. и адвоката Хамзаева А.М. о том, что приговор в части осуждения по ст. 222 ч. 3 УК РФ не отвечает требованиям п. 1 ст. 307 УПК РФ.

Указанные доводы противоречат имеющемуся в деле приговору. Вопреки доводам в жалобах суд в приговоре при описании преступного деяния подробно указал, в чем конкретно выразился незаконный оборот оружия со стороны Д.Т. при совершении преступления.

Психическое состояние каждого из осужденных проверено надлежащим образом. В соответствии с заключениями судебно-психиатрических экспертиз суд обоснованно признал Д., Д.Т., Е., М. вменяемыми.

Наказание каждому из осужденных судом назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности, всех смягчающих обстоятельств, влияние назначенного наказания на исправление осужденных и условий жизни их семей.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ставропольского краевого суда от 18 апреля 2002 года в отношении Д., Д.Т., Е. и М. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"