||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 декабря 2002 г. N 37-о02-23

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе: председательствующего Лаврова Н.Г.,

судей Батхиева Р.Х., Борисова В.П.

рассмотрела в судебном заседании от 10 декабря 2002 года кассационную жалобу осужденного В. на приговор Орловского областного суда от 28 июня 2002 года, по которому

В., <...>, с неполным средним образованием, судимый 10 июня 1999 года по ст. 213 ч. 3, 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ к 5 годам лишения свободы,

осужден по ст. 321 ч. 3 УК РФ к 9 годам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ частично присоединено наказание, назначенное по приговору от 10 июня 1999 года, и окончательно к 9 годам 2 месяцам в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать с В. в пользу С.А. в счет компенсации морального вреда 5000 рублей и в доход государства судебные издержки 3058 рублей.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения осужденного В. и адвоката Пятакова Е.В., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Крюковой Н.С., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В. суд признал виновным в применении насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении сотрудника Управления по конвоированию Управления исполнения наказаний по Воронежской области Министерства юстиции РФ С.А. в связи с осуществлением им своей деятельности по охране осужденных, перевозимых в специальном вагоне.

Преступление совершено 7 ноября 2001 года в специальном вагоне при конвоировании заключенных по маршруту N-75 "Ливны - Орел - Воронеж" из колонии в Воронежскую межобластную туберкулезную больницу при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании В. в предъявленном обвинении виновным себя не признал.

В кассационной жалобе В. считает приговор необъективным, что выводы суда о виновности не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что не были учтены обстоятельства, которые повлияли бы на решение суда о его ответственности. Утверждает, что в показаниях потерпевших и свидетелей имеются существенные, неустранимые противоречия, которые повлияли и на правильное применение закона. Считает, что суд, не располагая данными о невозможности доставки и допроса, в нарушение принципа непосредственности огласил показания важнейших свидетелей. Ссылается на то, что не все причиненные ему телесные повреждения были отражены в акте при медицинском осмотре, а степень тяжести повреждений у С.А. завышена, как это было установлено проведенными в последующем в судебном заседании судебно-медицинскими экспертизами. Ставит вопрос о пересмотре дела.

В письменных возражениях государственный обвинитель, не соглашаясь с доводами осужденного, считает, что оснований для отмены или изменения приговора не имеется.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, находит приговор в отношении В. подлежащим изменению по следующим основаниям.

Вывод суда первой инстанции о виновности осужденного В. в применении насилия к сотруднику конвойной службы С.А., опасного для его жизни и здоровья, основан на доказательствах, имеющихся в материалах дела, непосредственно и тщательно исследованных в судебном заседании.

Осужденный В. на предварительном следствии и в судебном заседании не оспаривал, что он нанес удар С.А., укусил за палец, утверждая, что его действия были ответными на насилие со стороны конвоиров.

В кассационной жалобе осужденного содержатся суждения о допущенных нарушениях закона, о недоказанности обвинения, о том, что остались невыясненными причины противоречий в показаниях очевидцев и других доказательствах, о несоблюдении принципа непосредственности, связанного с оглашением показаний отсутствовавших свидетелей, о необъективности суда при проверке степени тяжести телесных повреждений, причиненных ему и С.А.

Эти доводы приведены без учета, что суд проверял все доводы в защиту осужденного, назначал судебно-медицинские экспертизы, которыми были устранены неточность и неясность заключения о степени тяжести телесных повреждений у потерпевшего С.А.

Правильно в приговоре изложены и показания потерпевшего С.А., свидетелей - работников конвойной службы С., Д., Г. и заключенных С.Т., Ш.

Из показаний С.А. усматривается, что он совместно с С. выводил В. в туалет и несколько раз делал замечание, чтобы он завел руки за спину. При входе в тамбур вагона осужденный неожиданно правой рукой толкнул шедшего впереди конвоира С., резко развернулся и нанес ему удар кулаком правой руки в лицо, потянулся к его пистолету и только после этого, пресекая противоправные действия осужденного В., на него надели наручники. В. при этом укусил его за палец, кричал, его крики могли слышать другие заключенные.

Показания потерпевшего и указанных свидетелей соответствуют сведениям, содержащимся в письменных источниках доказательств.

Ими опровергаются доводы осужденного о том, что обстоятельства дела не исследованы, причины противоречий не выяснены, что на конвоиров он не нападал и потерпевшему удар нанес в ответ на насилие, что он невиновен в предъявленном обвинении, высказанные в судебном заседании и содержащиеся в кассационной жалобе.

Суд, после непосредственного в соответствии с законом исследования доказательств, сослался в приговоре и на сведения, содержащиеся в протоколах допроса неявившихся работников Управления исполнения наказаний П., Б., З. и А., данных на предварительном следствии, в протоколе осмотра места происшествия, в медицинских документах и актах экспертиз.

Согласно медицинским документам и актам судебно-медицинских экспертиз, суд обоснованно пришел к выводу, что потерпевшему С.А. причинен легкий вред здоровью, в виде сотрясения головного мозга, что нет объективных данных о повреждениях шейных позвонков. Повреждения же на теле В. в виде ссадин, лица и волосистой части головы не повлекли вред здоровью, могли быть получены от воздействия твердых тупых предметов.

Выводы судебно-медицинских экспертиз согласуются с показаниями потерпевшего, свидетелей и другими сведениями, имеющимися в материалах дела.

Суд обоснованно пришел к выводу о том, что эти повреждения осужденный мог получить при пресечении его противоправных действий в отношении конвоиров.

Как видно из протокола судебного заседания, все доводы осужденного, аналогичные тем, которые приводятся в его кассационной жалобе, выдвигавшиеся им в свою защиту, тщательно проверялись и не подтвердились.

Суд первой инстанции непосредственно и тщательно исследовал все доказательства, дал им надлежащую оценку в приговоре, как каждому в отдельности, так и в совокупности, с которыми оснований не соглашаться нет.

Доводы жалоб не опровергают выводы суда первой инстанции о виновности В.

Оснований для отмены приговора, как об этом просит осужденный, не имеется.

При таких данных содержащиеся в кассационной жалобе доводы о том, что действия осужденного не образуют состава преступления, что преступление совершил не осужденный, а потерпевший, являются необоснованными.

Органами предварительного следствия и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменения приговора, не допущено, дело рассмотрено в соответствии требованиями закона о непосредственном и объективном исследовании обстоятельств дела.

Анализ приведенных в приговоре и других доказательств, имеющихся в материалах дела, свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, касающиеся содеянного и самого В., действиям его дана правильная правовая оценка.

Оснований для иной правовой оценки его действий, как об этом просит осужденный в кассационной жалобе, судебная коллегия не находит.

В то же время, суд без достаточных оснований указал на отсутствие по делу обстоятельств, смягчающих наказание, не принял во внимание конкретную обстановку конвоирования заключенных в туберкулезную больницу и состояние здоровья осужденного.

В частности, не принят во внимание вывод суда первой инстанции, обратившей внимание на некоторые нарушения требований инструкций, имевшие место при конвоировании и приведшее к протестам заключенных, в том числе и осужденного.

Не в полной мере, вопреки требованиям ст. 60 УК РФ, при назначении наказания учтены характер и степень общественной опасности преступления, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

С учетом всех обстоятельств дела, наличие по делу смягчающих наказание обстоятельств, судебная коллегия признает эти обстоятельства в силу ст. 64 УК РФ исключительными, находит необходимым смягчить В. наказание без учета правил, установленных ст. 68 ч. 2 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Орловского областного суда от 28 июня 2002 года в отношении В. изменить, смягчить наказание по ст. 321 ч. 3 УК РФ до 5 лет лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначить 5 (пять) лет 2 (два) месяца лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"