||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 декабря 2002 г. N 8-о02-55

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Лутова В.Н.

судей - Сергеева А.А., Куменкова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 9 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденных Г., З., адвокатов Штаба Н.Н., Кравцова Д.В. на приговор Ярославского областного суда от 19 августа 2002 года, которым

Г., <...>, несудимый,-

осужден:

- по ст. 159 ч. 1 УК РФ на 1 год 6 месяцев лишения свободы;

- по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на 7 лет лишения свободы;

- по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 8 лет лишения свободы;

по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; по ст. 325 ч. 2 УК РФ Г. оправдан;

З., <...>, судимый 4 апреля 1995 года по ст. ст. 145 ч. 2, 148 ч. 2 УК РСФСР, 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "д" УК РСФСР на 7 лет лишения свободы; освобожденный от наказания 2 марта 2001 года, -

осужден:

- по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества;

- по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 17 лет лишения свободы;

- по ст. 116 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ по месту работы с удержанием 10% заработка в доход государства;

- по ст. 325 ч. 2 УК РФ на 1 год исправительных работ по месту работы с удержанием в доход государства 10% заработка;

по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать:

- с З. и Г. в солидарном порядке в счет возмещения материального ущерба в пользу С. - 1600 рублей, в пользу С.В. - 15.161 руб. 67 коп.;

- с З. и Г. в счет компенсации морального вреда в пользу С.В. по 25 000 рублей с каждого; в пользу К. по 25 000 рублей с каждого.

Заслушав доклад судьи Куменкова А.В., мнение прокурора Лущиковой В.С., полагавшей необходимым приговор изменить, назначить отбытие наказание Г. в исправительной колонии общего режима вместо строгого, исключить указание о взыскании с З. 1600 рублей в пользу С., судебная коллегия

 

установила:

 

Г. и З. признаны виновными в совершении следующих преступлений.

Г. в один из дней конца апреля 2001 года путем мошенничества завладел велосипедом С.;

30 мая 2001 года З. с лицом, освобожденным от уголовной ответственности ввиду невменяемости, совершили разбойное нападение на З.В. группой лиц по предварительному сговору, З. при этом похитил паспорт.

В ночь на 31 мая 2001 года З. и Г. совершили разбойное нападение на Е. группой лиц по предварительному сговору (З. с незаконным проникновением в жилище), с применением предметов, используемых в качестве оружия; З. при этом похитил паспорт Е.; З., после этого причинил Е. побои; после совершения разбоя З. совершил убийство Е. с целью сокрытия преступления, Г. оказал пособничество в убийстве.

Осужденный З. в кассационной жалобе и дополнении к ней, выражая несогласие с приговором, указывает, что за разбойное нападение в отношении З.В. осужден необоснованно, он насилия к нему не применял, они с В. осмотрели карманы лежавшего на земле З.В., избить потерпевшего могли и другие лица; потерпевшей Е. он ударов не наносил; к Е. они пришли не с целью хищения имущества; в отношении Е. его действия следует расценивать как грабеж, просит приговор отменить.

Осужденный Г. в кассационной жалобе указывает, что с приговором он не согласен, не приведя каких-либо доводов.

Адвокат Кравцов в кассационной жалобе в защиту З. указывает, что В. и З. заранее не обговаривали способ изъятия денег у потерпевшего З.В., удары потерпевшему наносил В., а З. лишь осматривал карманы, поэтому З. может нести ответственность лишь за кражу ключа и документов; кроме того, с З. необоснованно взыскан ущерб в пользу С., он в этом эпизоде участия не принимал.

Адвокат Штаба в кассационной жалобе в защиту Г. указывает, что действия Г. в отношении Е. следует расценивать как грабеж, а не разбой, умысел на присвоение имущества Е. возник у осужденных после того, как они пришли в квартиру; факт применения насилия с целью завладения имуществом в отношении потерпевшей осужденные отрицают; доказательств, подтверждающих вину Г. в соучастии в убийстве недостаточно; показания осужденного З. не могли быть положены в основу приговора, он мог оговорить Г.; противоречия в показаниях Г. на следствии были вызваны поведением З. и В.; в жалобе выражается также несогласие с приговором в части разрешения гражданского иска, отмечается, что стоимость похищенного велосипеда завышена; из показаний потерпевших С.В., К. следует, что деньги на похороны передавали различные люди и организации; поскольку Г. к убийству не причастен, он не должен нести материальную ответственность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит, что осужденные обоснованно признаны виновными в совершении преступлений при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Так, осужденный Г. в судебном заседании не отрицал, что он попросил у С. велосипед покататься и не возвратил; Г. пояснил также, что З. и В. подходили к потерпевшему З.В., намереваясь его обыскать; придя к Е., он попросил у нее денег, после того, как она отказалась их передать, З. и В. стали искать деньги; поскольку денег не нашли, решили забрать вещи; Г. указал также, что Е. была убита.

Из показаний осужденного Г., данных во время расследования дела, следует, что следуя около автобусной остановки, В. и З. отвели потерпевшего за остановку, там В. ударил его, сбил с ног, а З. стал осматривать его карманы, завладел паспортом; после того, как они зашли в квартиру потерпевшей Е., В., угрожая ножом потерпевшей, потребовал, чтобы она молчала, он, Г., остался присматривать за ней, а В. и З. осматривали квартиру, складывали в пакеты вещи и ценности; потерпевшая была связана В. и З., после чего З. накинул на шею потерпевшей веревку; Г. указывал также на предварительном следствии о том, что он предлагал З. и В. похитить имущество из квартиры Е.; после того, как они завладели имуществом, каждый из них наносил Е. удары по лицу.

Осужденный З. в судебном заседании не отрицал, что он осматривал содержимое карманов З.В., подобрал паспорт; когда они пришли к Е., Г. предложил забрать у нее деньги и вещи; чтобы Е. не мешала им, они ее связали; боясь разоблачения, он решил убить потерпевшую; Г. помог ему замотать ноги Е. скотчем, после чего набросил потерпевшей на шею веревку и задушил, затем воткнул ей в ухо отвертку.

Во время расследования дела осужденный З. пояснял, что в квартиру потерпевшей Е. они зашли с целью хищения по предложению Г., потерпевшей угрожали ножкой от табурета, требовали деньги; Г. помог ему связать Е., передал ему веревку для удушения потерпевшей, которую он и использовал при убийстве.

Потерпевший С. пояснил, что от сына Кирилла ему известно, что Г. забрал у него велосипед и не вернул.

Свидетель А. пояснил, в 2001 году летом Г. предлагал купить ему велосипед.

Законный представитель Г. - Г.О. пояснила, что С. обращался к ней по вопросу возвращения велосипеда.

Потерпевший З.В. пояснил, что вечером 30 мая 2001 года к нему подошли двое мужчин, отвели за остановку, один из них нанес ему удар, он упал, ему еще нанесли один удар, и в это же время проверили содержимое карманов, похитили паспорт и ключ.

Из показаний потерпевших С.В. и К. следует, что после обнаружения трупа матери, Е., в квартире был беспорядок, отсутствовали вещи, ценности, продукты.

Свидетель К.П. пояснила, что труп Е. был обнаружен в погребе.

Свидетель С.О. пояснила, что в ночь на 31 мая 2001 года из квартиры Е. были слышны мужские голоса.

Из показаний свидетеля Ж. следует, что ночью 31 мая 2001 года к ней пришли Г., В. и З., принесли различные вещи, со слов Г. ей стало известно, что эти вещи из квартиры женщины; З. сказал, что он женщину убил; она видела, как З. сжигал какие-то документы.

В соответствии с заключением судебно-медицинских экспертиз, смерть Е. наступила в результате механической асфиксии от сдавления органов шеи петлей при удавлении; при исследовании трупа потерпевшей обнаружены также телесные повреждения в виде ссадины в области лба слева, ссадины в левой скуловой области.

Из заключения судебно-медицинского эксперта в отношении З.В. следует, что потерпевшему были нанесены телесные повреждения, причинившие легкий вред здоровью.

Обстоятельства дела исследованы с достаточной полнотой и объективностью, приведенные выше и другие изложенные в приговоре доказательства оценены судом надлежащим образом.

Доводы жалобы адвоката Штаба о необоснованности осуждения Г. за пособничество в убийстве Е. судебная коллегия считает несостоятельными.

Из показаний осужденного З. на предварительном следствии обоснованно признанных судом достоверными, следует, что Г. помог ему связать Е., затем передал веревку, которой он задушил потерпевшую. Оснований подвергать сомнению достоверность этих показаний осужденного З. судебная коллегия не усматривает.

Допрашивался он во время расследования дела с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, его показания согласуются с другими доказательствами.

Оснований полагать, что З. оговаривал Г., не имеется.

Отвергает судебная коллегия и доводы жалоб о том, что действия осужденных в отношении Е. следует расценивать как грабеж, а не разбой.

Как установлено, осужденные угрожали потерпевшей Е. насилием, опасным для жизни и здоровья; так Г., требуя деньги, угрожал применить ножку от табурета, а В., освобожденный от уголовной ответственности ввиду невменяемости, угрожал потерпевшей ножом, затем они связали потерпевшую; при этом осужденные Г. и З. действовали по предварительному сговору; используя угрозы, осужденные завладели имуществом потерпевшей.

О том, что в данном случае имели место угрозы ножом пояснял на предварительном следствии Г.; а об угрозах ножкой от табуретки указывал во время расследования дела З.

При наличии таких данных в действиях осужденных обоснованно признано наличие состава разбоя.

О применении насилия к потерпевшей Е. после разбойного нападения, о нанесении ей ударов пояснял на предварительном следствии осужденный Г.

Поэтому доводы о том, что З. ударов Е. не наносил, являются несостоятельными.

Обоснованным является и осуждение З. за разбойное нападение в отношении З.В.

Из показаний осужденного Г., данных во время расследования дела, видно, что З. и В. договорились отобрать деньги у потерпевшего, после чего В. стал наносить удары З.В., а З. осматривал его одежду. З.В. при этом были нанесены телесные повреждения, причинившие легкий вред здоровью.

Эти показания Г. правильно признаны судом достоверными, поскольку соответствуют фактическим обстоятельствам происшедшего, получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона.

При наличии таких данных судебная коллегия отвергает доводы о том, что действия З. в отношении З.В. необоснованно расценены как разбой.

Правовая оценка действий осужденных является правильной.

Мера наказания осужденным назначена в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных об их личности.

Вместе с тем, Г. следует изменить вид исправительной колонии со строгого на общий.

Как установлено, Г. совершил преступление в несовершеннолетнем возрасте.

Согласно ст. 88 ч. 6 УК РФ, несовершеннолетние, осужденные к лишению свободы, отбывают наказание в воспитательных колониях, но по достижении возраста 18 лет, в соответствии со ст. 140 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, переводятся в исправительные колонии общего режима. Следовательно, по смыслу закона, осужденному, совершившему преступление в несовершеннолетнем возрасте и достигшему 18 лет к моменту вынесения приговора, не может быть назначена для отбывания наказания исправительная колония строгого режима.

Кроме того, из приговора следует исключить указание о взыскании с З. солидарно с Г. 1600 рублей в пользу С. в счет возмещения материального ущерба.

Как установлено приговором, велосипедом С. стоимостью 1600 рублей, завладел путем мошенничества один Г.

Поэтому оснований возлагать ответственность по возмещению ущерба на З. не имеется.

В остальном гражданские иски разрешены в соответствии с требованиями закона.

Оснований подвергать сомнению данные о стоимости похищенного велосипеда, установленные судом, коллегия не усматривает.

Обоснованным является взыскание с З. и Г. в пользу С.В. и К. сумм в счет возмещения ущерба и компенсации морального вреда.

Потерпевшие С.В. и К., как установлено, понесли расходы, связанные с погребением матери, в связи с ее смертью им причинены нравственные страдания.

Принимая во внимание изложенное, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ярославского областного суда от 19 августа 2002 года в отношении Г., З. изменить;

Г. назначить отбытие лишения свободы в исправительной колонии общего режима, вместо строгого;

исключить указание о взыскании с З. 1600 рублей в пользу С. в счет возмещения материального ущерба;

в остальном приговор оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"