||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 декабря 2002 г. N 14-Д02-27

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Журавлева В.А.

судей - Яковлева В.К., Давыдова В.А.

рассмотрела в судебном заседании от 6 декабря 2002 года дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Верина В.П. на приговор Воронежского областного суда от 15 января 2001 года, по которому

А., <...>, несудимая, -

осуждена по ст. 293 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. На основании п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от наказания освобождена.

По ст. 285 ч. 3 УК РФ и ст. 292 УК РФ А. оправдана за отсутствием состава преступления.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Журавлева В.А., заключение прокурора Шейн И.Е., полагавшей протест удовлетворить частично, не прекращая дела за истечением сроков давности, судебная коллегия

 

установила:

 

А. признана виновной в халатности, т.е. в ненадлежащем исполнении должностным лицом своих обязанностей, вследствие недобросовестного отношения к службе, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересы организации и охраняемых законом интересов государства, а также иные тяжкие последствия, выразившиеся в нанесении материального ущерба в особо крупном размере этой же организации.

Преступление совершено в г. Воронеже, в период с октября 1994 года по февраль 1996 года, как указано в приговоре, при следующих обстоятельствах.

А. работала главным бухгалтером в Центрально-Черноземном территориальном управлении Комитета Российской Федерации по государственным резервам (далее ЦЧТУ), куда в августе 1994 года начальником был назначен П. (дело в отношении которого прекращено в связи со смертью). По прибытии в г. Воронеж П., по согласованию с Воронежской областной администрацией была выделена бесплатно 3-комнатная квартира в стоящемся доме N 4 по ул. Спортивной Набережной. П. от предоставленной ему квартиры отказался в пользу своего зятя, К.В., который приобрел ее в свою собственность за 58,8 млн. рублей (здесь и далее в неденоминированных рублях). Себе П. решил приобрести другую квартиру за счет денежных средств ЦЧТУ.

Во исполнение задуманного, П. и А. по платежным поручениям N 270 от 12.10.94 года на 80 млн. руб.; N 271 от 12.10.94 года на 70 млн. руб.; N 312 от 25.10.94 года на 60 млн. руб. и N 441 от 28.11.94 года на 87 млн. руб. перечислили с расчетного счета ЦЧТУ на расчетный счет АОЗТ "Апекс" 297 млн. рублей для оплаты квартиры П. по адресу: ул. Никитская, 7. Осуществляя данную операцию, А., являясь лицом ответственным за правильным расходованием денежных средств, самонадеянно полагаясь на П., позволила незаконно перечислить денежные средства за квартиру, не располагая письменным разрешением вышестоящей организации.

П., сознавая незаконность этих действий, используя свое служебное положение, 23 декабря 1994 года направил письмо в АО "Липецкнефтепродукт" о перечислении за разбронирование нефтепродуктов в количестве 18000 тонн на сумму 5,4 млрд. рублей, в котором предложил перечислить на расчетный счет ЦЧТУ - 5,1 млрд. рублей, а 300 млн. рублей - на расчетный счет АЛЗТ "Апекс". После перечисления указанной суммы на счет АЛЗТ, П. договорился с руководством последнего о возврате на расчетный счет ЦЧТУ 227 млн. рублей из перечисленных ранее АЛЗТ "Апекс" 297 млн. рублей.

В дальнейшем, П., введя в заблуждение своих заместителей Р. и Ш., предложил им приобрести однокомнатные квартиры в том же доме, заверив, что им будет получено от Госкомрезерва РФ разрешение на приобретение квартир с выделением лимита или перечисления денежных сумм для их оплаты.

С целью оплаты квартир П., используя служебное положение, направил 31 января 1995 года письмо в АО "Тамбовнефтепродукт" о перечислении 3,075 млрд. рублей за выпуск 5000 тонн дизтоплива, предложив перечислить ЦЧТУ 2,8 млрд. рублей, а 275 млн. рублей - на расчетный счет АОЗТ "Апекс". Руководство АО "Тамбовнефтепродукт" просьбу П. выполнило, в течение 14 - 16 февраля 1995 года перечислило акционерному обществу 275 млн. рублей.

В дальнейшем, П., введя в заблуждение своих заместителей Р. и Ш., предложил им приобрести однокомнатные квартиры в том же доме, заверив, что им будет получено от Госкомрезерва РФ разрешение на приобретение квартир с выделением лимита или перечисления денежных сумм для их оплаты.

С целью оплаты квартир П., используя служебное положение, направил 31 января 1995 года письмо в АО "Тамбовнефтепродукт" о перечислении 3,075 млрд. рублей за выпуск 5000 тонн дизтоплива, предложив перечислить ЦЧТУ 2,8 млрд. рублей, а 275 млн. рублей - на расчетный счет АОЗТ "Апекс". Руководство АО "Тамбовнефтепродукт" просьбу П. выполнило, в течение 14 - 16 февраля 1995 года перечислило акционерному обществу 275 млн. рублей.

Одновременно П. договорился с руководством АЛЗТ "Апекс" об аннулировании договора N 67, вместе с Р. и Ш. весной 1995 года заключили договоры о долевом строительстве жилья с АОЗТ "Апекс". Согласно договорам, в апреле 1995 года квартиры были получены и оформлены в собственность: П. - 3-комнатная, стоимостью 297 млн. рублей; Р. и Ш. - однокомнатные, стоимостью соответственно 173 и 175 млн. рублей.

А. недобросовестно отнеслась к своим служебным обязанностям, в нарушение Федерального закона "О государственном материальном резерве" и "Порядка использования средств материального стимулирования и социальной защиты работников систем Госрезерва" не контролировала надлежащим образом движение и расходование финансовых ресурсов и денежных средств, исполняла незаконные приказы начальника ЦЧТУ, в результате чего 645 млн. рублей были использованы на покупку квартир П., Р. и Ш. без необходимого письменного разрешения вышестоящей организации. Данный факт оплаты за полученные квартиры по бухгалтерии ЦЧТУ не отразили, квартиры на баланс не поставили, чем причинили материальный ущерб ЦЧТУ.

К.В., купивший за 58,8 млн. рублей квартиру, предназначавшуюся П., и оформивший 25 июля 1995 года в собственность, 27 декабря 1995 года продал ее ЦЧТУ за 200250000 рублей, с заключением договора купли-продажи, который от имени ЦЧТУ подписал П. Деньги по платежным поручениям N 318 от 30.11.95 года на 150 млн. руб. и N 328 от 07.12.95 года на 50,25 млн. рублей с расчетного счета ЦЧТУ были перечислены на расчетный счет АО "Пермская финансово-производственная группа" (далее ПФПГ).

После заключения договора купли-продажи квартиры П. предложил создать комиссию из работников ЦЧТУ в составе: юриста, представителя профкома и представителя администрации, которая 5 февраля 1996 года приняла решение, купленную у К.В. квартиру подарить А. На основании решения, принятого комиссией, 8 февраля 1996 года был оформлен договор дарения А. указанной выше квартиры, которая перешла в ее собственность. Приобретение квартиры по бухгалтерским документам ЦЧТУ не было проведено, на баланс ЦЧТУ квартира поставлена не была.

Кроме того, А. вместе с П. по расходным кассовым ордерам N 59 от 28.12.95 года и N 4 от 05.01.96 года получили в кассе ЦЧТУ соответственно 5 727 848 рублей и 279 652 рубля, на хозяйственные расходы, оплатив ими услуги нотариуса по оформлению договора купли-продажи, заключенного между К.В. и ЦЧТУ.

А. 09.02.96 года по расходному кассовому ордеру N 44 получила в подотчет на хозрасходы еще 884 868 рублей, которыми оплатила услуги нотариуса по оформлению договора дарения квартиры.

Выполняя незаконные распоряжения П., А. неправильно отразила в отчетности факт покупки квартиры. В журнале-ордере N 3 и оборотных ведомостях по счету 76-2 за декабрь 1995 года отразила сумму 200 250 000 рублей, перечисленную в АО "ПФПГ" как дебиторская задолженность акционерного общества в пользу ЦЧТУ. Позже задолженность на сумму 206 391 150 рублей погасила за счет занижения дохода ЦЧТУ, чем причинила ущерб организации. Полученные в декабре 1995 года в подотчет 6 007 500 рублей, вместо списания на хозяйственные нужды, А. по указанию П., необоснованно отразила как дебиторскую задолженность налоговой инспекции г. Воронежа в пользу ЦЧТУ, а затем, в этом же месяце, А. за счет занижения поступившего дохода от банка отразила, как поступивший возврат от налоговой инспекции г. Воронежа.

Ненадлежащее исполнение А. своих служебных обязанностей повлекло причинение ЦЧТУ материального ущерба на сумму 852 142 368 рублей.

В протесте поставлен вопрос об исключении осуждения А. по эпизодам, связанным с перечислением денежных сумм АО "Липецкнефтепродукт" и АО "Тамбовнефтепродукт" на расчетный счет АОЗТ "Апекс", о переквалификации ее действий со ст. 293 ч. 2 УК РФ на ст. 172 УК РСФСР и прекращении в отношении А. уголовного дела, в соответствии со ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ за истечением сроков давности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, судебная коллегия находит его подлежащим удовлетворению частично.

Признав доказанной вину А. в ненадлежащем исполнении своих должностных обязанностей вследствие недобросовестного к ним отношения, что повлекло за собой существенное нарушение прав и законных интересов организации и тяжкие последствия, выразившиеся в нанесении материального ущерба в особо крупном размере, суд квалифицировал действия А. ст. 293 ч. 2 УК РФ. Однако вывод суда в части квалификации действий А. противоречит требованиям ст. ст. 9 и 10 УК РФ. Так, согласно ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения преступления, а, согласно ст. 10 УК РФ, уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силу не имеет.

Как установлено предварительным и судебным следствием, уголовно-наказуемые деяния А. совершены в период с октября 1994 года по февраль 1996 года, т.е. до вступления в действие УК РФ, следовательно, ее действия необходимо было квалифицировать ст. 172 УК РСФСР и они не могли быть квалифицированы ст. 293 ч. 2 УК РФ, поскольку указанной статьей наказание существенно усилено. В силу изложенного действия А. подлежат переквалификации со ст. 293 ч. 2 УК РФ на ст. 172 УК РСФСР.

Кроме того, из обвинения А. подлежат исключению эпизоды по перечислению денежных средств на расчетный счет АОЗТ "Апекс" с расчетных счетов АО "Липецкнефтепродукт" и АО "Тамбовнефтепродукт", поскольку ни предварительным и ни судебным следствием не добыто бесспорных доказательств, обосновывающих вину А. в ненадлежащем исполнении своих должностных обязанностей по указанным эпизодам.

Так, в обоснование вины А. суд сослался на акты ревизий (т. 1 л.д. 39 - 40; 58 - 122; т. 5 л.д. 87 - 90; т. 8 л.д. 1 - 7), акты проверки финансово-хозяйственной деятельности ЦЧТУ (т. 2 л.д. 66 - 87; т. 4 л.д. 149 - 170) и платежные поручения (т. 5 л.д. 93 - 95 и 162 - 166; т. 7 л.д. 13 - 14 и т. 8 л.д. 16 - 41). Однако, ревизии и проверка проводились в 1996 и 1997 годах, их выводами подтверждено, что денежные суммы, перечисленные в АОЗТ "Апекс", по бухгалтерским отчетам ЦЧТУ не проходили, что подтверждается тот факт, что А. не имела возможности контролировать движение названных сумм. Платежными поручениями подтверждается факт перечисления денежных сумм с расчетных счетов АО "Липецкнефтепродукт" и "Тамбовнефтепродукт" на расчетный счет АОЗТ "Апекс", минуя бухгалтерию ЦЧТУ. Платежными поручениями (т. 5 л.д. 162 - 166) подтверждается факт перечисления 297 млн. рублей с расчетного счета ЦЧТУ на расчетный счет АОЗТ "Апекс" за квартиру П., а листы дела 93 - 95 в томе N 5 - это протоколы выемок соответствующих документов.

Суд сослался в приговоре также на журнал-ордер N 2, акт сверки, письмо налоговой инспекции, справку от 2 сентября 1996 года, протокол изъятия и письмо (т. 7 л.д. 4 - 9; 67 - 68; 125; 130 - 131 и 174 - 177). Однако названными доказательствами вина А. не подтверждается, так же как и копией справки об основных показателях работы ЦЧТУ за 1994 - 1996 годы (т. 4 л.д. 243 - 247), объяснительной запиской к отчету по основной деятельности ЦЧТУ (т. 2 л.д. 5 - 59), разрешением, извещением и нарядами на отпуск нефтепродуктов (т. 1 л.д. 94; т. 2 л.д. 252; т. 8 л.д. 44053), на что делается ссылка в приговоре.

Кроме того, обосновывая виновность А., суд сослался в приговоре на показания свидетелей Б. и К. Однако указанные свидетели не уличали А. в халатном отношении к исполнению своих обязанностей по эпизодам, связанным с АО "Липецкнефтепродукт" и "Тамбовнефтепродукт".

Так, согласно показаниям Б.А. с просьбой о приобретении квартир для П., Р. и Ш. и Госкомрезерв РФ обращался только П., причем последний ввел в заблуждение руководство Госкомрезерва, заверив, что вопрос оплаты квартир решен в соответствии с требованиями закона (т. 4 л.д. 243 - 247).

Свидетель К. в процессе предварительного следствия показала, что в сентябре 1996 года проводила финансовую проверку в бухгалтерии ЦЧТУ, превышение доходов над расходами установлено не было, что было отражено в справке. По поводу 275 млн. рублей, перечисленных АО "Тамбовнефтепродукт" в АОЗТ "Апекс", А. ей, К., пояснила, что о взаимосвязях АО "Тамбовнефтепродукт" и АОЗТ "Апекс" она не в курсе, порекомендовала обратиться к начальнику ЦЧТУ П. (т. 7 л.д. 141 - 142).

Согласно материалам дела, перечисление денежных сумм акционерными обществами "Липецкнефтепродукт" и "Тамбовнефтепродукт" на расчетный счет АОЗТ "Апекс" было осуществлено на основании письма, подписанного П. единолично, на что также имеется ссылка в приговоре (т. 6 л.д. 222 и т. 8 л.д. 42). Указанные письма А. не подписывала, поэтому ссылка на них в приговоре, как на доказательства вины А., необоснованна, так же как и ссылка на показания П., которые им были даны в стадии предварительного следствия 20 мая 1997 года. Из показаний П. нельзя сделать вывод о том, какой информацией располагала А.: о денежных суммах, перечисленных АО "Липецкнефтепродукт", либо о 297 млн. рублей, перечисленных ЦЧТУ в АОЗТ "Апекс".

Таким образом, поскольку по эпизодам, связанным с перечислением денежных средств акционерными обществами "Липецкнефтепродукт" и "Тамбовнефтепродукт" судом не была установлена вина А., указанные эпизоды из ее обвинения подлежат исключению.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с выводами протеста о прекращении дела в отношении А. в связи с истечением сроков давности. В подтверждение этих выводов, каких-либо доводов в протесте не приведено. Лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности и освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли сроки, указанные в ст. 48 УК РСФСР и ст. 78 УК РФ. В данном случае, в отношении А. эти сроки не истекли и дело прекращено быть не может.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 378 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Воронежского областного суда от 15 января 2001 года в отношении А. изменить, исключить ее осуждение по эпизодам, связанным с перечислением денежных сумм АО "Липецкнефтепродукт" и АО "Тамбовнефтепродукт" на расчетный счет АОЗТ "Апекс", переквалифицировать ее действия со ст. 293 ч. 2 УК РФ на ст. 172 УК РСФСР, по которой назначить 2 года лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года. На основании п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от наказания А. освободить.

В остальном приговор оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"