||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 декабря 2002 г. N 46-о02-97

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Свиридова Ю.А.

судей - Колышкина В.И. и Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании от 6 декабря 2002 г. дело по кассационным жалобам осужденных Е.В. и С. на приговор Самарского областного суда от 21 июня 2002 года, которым

Е.В., <...>, судимый:

29 августа 2001 года по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно в соответствии со ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 3 года, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 15 годам лишения свободы.

На основании ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 29 августа 2001 года.

В соответствии со ст. 70 УК РФ присоединено частично наказание по указанному приговору и окончательно к отбытию Е.В. назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

С., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Мезенцева А.К., выступление осужденных Е.В. и С., поддержавших доводы жалоб, выступление прокурора Мурдалова Т.А., возражавшего против доводов жалоб и полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Е.В. и С. осуждены за убийство, то есть умышленное причинение смерти потерпевшему Д. группой лиц, на почве личных неприязненных взаимоотношений.

Преступление совершено 17 ноября 2001 года в гор. Тольятти при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании Е.В. свою вину признал частично, С. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный Е.В. с приговором не согласен, просит о пересмотре дела и вынесении справедливого решения, виновным себя по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ он не признает; Е.В. ссылается на то, что конфликт был спровоцирован потерпевшим Д. и свидетелем Н., которые назойливо звонили осужденным, оскорбляли их, намереваясь прийти "разобраться"; из жалобы следует, что договорившись о встрече, осужденные, Е. и Е.А. пошли к месту встречи, никто ножей из них с собой не брал; как утверждает Е.В. к месту встречи никто не явился и они пошли к квартире Б., откуда после звонка вышел Д., вооруженный ножом, по утверждению осужденного, с ножами были Н. и С.А.; затем Е.В. перехватил руку Д. выхватил нож, нанес два удара в район пупка и в область левой реберной дуги; осужденный видел, что Д. С. и Е.А. дерутся, после этого потерпевший стал душить Е.В., руки последнего оказались на плечах потерпевшего и Е.В. нанес Д. три удара ножом в спину из одного положения, потерпевший осел на ступени; в последующем Е.В. увидел, что С.А. лежит на площадке, Н. сидел на ступенях, кинув нож, Е.В. попал им в грудь Д. из жалобы следует, что убийство Е.В. совершил один, С. к смерти Д. отношения не имеет; как полагает осужденный, утверждения С.А. о том, что удары в спину потерпевшему наносил С. являются несостоятельными, опровергаются заключениями экспертиз, выводы о возможности причинения потерпевшему ранений различными ножами, по мнению эксперта, носят предположительный характер; Е.В. просит разобраться в обстоятельствах дела, принять справедливое решение и, при необходимости, направить дело для производства дополнительного расследования;

осужденный С. в кассационной жалобе с приговором не согласен, утверждая, что преступления не совершал, ссылается на обвинительный уклон предварительного и судебного следствия; полагает, что приговор постановлен на противоречивых показаниях С.А., а явка с повинной Е.В. не была принята во внимание, "экспертная экспертиза" не была проведена; в дополнениях к жалобе С. просит приговор отменить и делопроизводство прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления; он также ссылается на явку с повинной Е.В., полагает, что приговор постановлен на противоречивых показаниях С.А., следственный эксперимент не был проведен, не проведена медико-криминалистическая экспертиза, судебное следствие проведено с обвинительным уклоном; в последующих дополнениях С. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в Самарский областной суд; в жалобе утверждается о нарушениях ст. ст. 20, 342, 343, 345 УПК РСФСР, осужденный полагает, что показания свидетелей Н., Б. и в первую очередь - С.А. не получили надлежащей оценки, являются непоследовательными и противоречивыми; отрицая наличие ножей у осужденных, С. ссылается на то, что в момент конфликта Д., Н. и С.А. были вооружены ножами; С. ссылается на то, что показания С.А. о том, что именно С. нанес удары ножом в спину Д. противоречит выводам судебно-медицинской экспертизы, кроме того, С. ножа в момент конфликта не имел.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Е.В. и С. в содеянном подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденных на следствии и в суде, показаниями потерпевшей, показаниями свидетелей, протоколами осмотра места происшествия, осмотра вещественных доказательств, заключениями судебно-биологической, судебно-медицинской, судебно-психиатрических экспертиз и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы в жалобах о невиновности С. о том, что осужденные с собой ножей не имели, судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы проверены в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В частности, показания Е.В. относительно того, что удары ножом Д. он наносил якобы один в ходе расследования и в суде являются противоречивыми и несостоятельными.

Так, в судебном заседании Е.В. показал, что на встречу с потерпевшим и Н. они пошли без ножей. Из квартиры первым вышел Н. с ножом. Е.В. перехватил руку Н. и ударил последнего его же ножом. Когда Д. схватил осужденного за шею, Е.В. имевшимся в него ножом нанес потерпевшему несколько ударов в спину, а затем - еще один раз ударил ножом Д. в грудь.

Кто нанес остальные ранения Д. Е.В. не знает.

Ножевые ранения Д. нанес в порядке самообороны.

С. в судебном заседании также утверждал, что ножей они с собой не брали. В подъезде Н. пытался нанести ему удар ножом, но осужденный удар отбил. Кто нанес ножевые ранения Д., не видел.

Вместе с тем, вина осужденных подтверждена совокупностью следующих доказательств.

Потерпевшая Д.М. дала показания об известных ей обстоятельствах убийства сына. Среди знакомых сына был и Н., они проводили совместно свободное время. После совершенного преступления ей сообщили, что сына убили Е.В. и парень по кличке "Сахалин" (С.).

Из показаний свидетеля Н. следует, что действительно с Е.В. у него возникли трения по поводу имевшегося якобы денежного долга осужденному, чего фактически не было. 17 ноября 2001 года продолжились телефонные разговоры, они договорились о встрече, С.Л. сообщила, что осужденные, Е. и Е.А. вооружились ножами, они с Д. также взяли ножи для самообороны. Когда Д. вышел из квартиры, на него накинулись Е.В. и С. Н. видел, что Е.В. ножом ударил в грудь Д., рядом стоял и С. Самого Н. ножом в шею ударил Е.

Свидетель С.А. подтвердил, что в указанное время Е.В. переговаривался с Д. и Н. по телефону. Затем Е.В. приходил сам, велись разговоры на повышенных тонах. 17 ноября 2001 г. звонила сожительница Е.В., сообщила, что осужденные, Е. и еще один парень идут к ним с ножами. Д. и Н. также вооружились ножами. Когда они вышли на площадку первого этажа, С.А. увидел, что С. наносит ножом удар в спину Д., рядом стоял и Е.В., в руке у которого был нож.

Свидетель Б. подтвердила, что действительно 17 ноября 2001 года Д., Н. и С.А. созванивались с Е.В., ругались. Затем позвонила С.Л., сообщила, что братья Е., Е.В., С. и Е.А. вооружились ножами и пошли с ними разбираться, об этом Б. сообщила всем присутствующим, кроме того разговор был слышен по включенной громкой связи.

Д. и Н. из столового набора взяли по ножу, ей показалось, что нож взял и С.А.

Около 14 часов постучался Е.В., в коридоре был и С., Е. кричал, что всех порежет. Д. и Н., с ножами, а также С.А. вышли из квартиры, началась драка. Когда она вышла в подъезд, увидела, что Д. лежит на лестнице весь в крови. Н. сообщил, что удары Д. ножом наносил Е.В., а со слов С.А. ей стало известно, что и С. также ударял Д. ножом.

Из показаний Е.А. следует, что в указанное время Е.В. разговаривал с кем-то на повышенных тонах. Вчетвером они куда-то ходили, события не помнит, т.к. находился в состоянии опьянения. Е.В. стучался ногой в дверь. Из квартиры вышел парень с ножом, набросился на Е.А., затем парень ослабел и сел на пол в подъезде. Дальнейших событий Е.А. не помнит, сам также был ранен.

Свидетель Ш. показал, что он по долгу службы находился в указанное время в районе убийства, осуществлял наблюдение за домом N 28 по ул. Матросова в связи с информацией о торговле наркотиками. Ш. подтвердил, что в 4-й подъезд дома N 28 по ул. Матросова зашли четверо человек, в числе которых Е.В. и С. Через 10 минут указанные лица из подъезда вышли, а вскоре к дому подъехала дежурная машина УВД Комсомольского района, они узнали, что в доме совершено убийство. Полагая, что к убийству могут быть причастны указанные лица, поехали следом и у подъезда дома, где проживает С., задержали последнего, на его одежде была кровь.

Показания свидетеля С.Л. о том, что она якобы не звонила Б. и не сообщала о намерениях осужденных, вооруженных ножами, "разобраться" с Д. и Н. судом получили надлежащую оценку и обоснованно признаны несостоятельными.

Вина осужденных подтверждена протоколам осмотра места происшествия, заключениями экспертиз, данные и выводы которых согласуются с показаниями Н., Б., С.А.

Труп потерпевшего Д.С. обнаружен на лестничном марше между площадками 1-го и 2-го этажа. Тут же обнаружен кухонный нож с ручкой коричневого цвета со следами крови, которая имелась и на перилах, лестничном марше, площадке.

Установлено, что смерть Д. наступила от совокупности колото-резаных ранений, проникающих в грудную и брюшную полости, с повреждением легкого, сердечной сорочки, сердца, кишечника, брыжейки, осложнившихся массивной кровопотерей.

Из объяснений эксперта П. следует, что установленные у потерпевшего ранения могли быть причинены как одним, так и разными ножами, при той ситуации, которая изложена в обвинении.

На одежде Е.В. обнаружила кровь, которая может принадлежать Н., на ноже, изъятом на месте убийства - кровь, происхождение которой от Д. не исключается.

Свидетель Б. показала, что Д. и Н. ножи брали у нее из столового набора, изъятый по делу нож не опознала, он ей не принадлежит.

В явке с повинной Е.В. не отрицал факт нанесения Д. ножевых ранений.

В ходе очной ставки С.А. подтверждал, что С. также наносил удары ножом Д.

Психическое состояние Е.В. и С. исследовалось, они признаны вменяемыми.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено. Адвокатами осужденные были обеспечены, положения ст. 51 Конституции им разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается. Необходимости в проведении дополнительных экспертиз, следственного эксперимента не имелось.

Противоречий в показаниях свидетелей, которые положены в основу приговора, ставящих под сомнение выводы о виновности Е.В. и С., Судебная коллегия не усматривает.

Показания С.А. об обстоятельствах нанесения С. ножевых ранений Д. согласуются с выводами заключения судебно-медицинской экспертизы.

Вместе с тем, доводы, изложенные Е.В. в жалобе по обстоятельствам совершенного преступления противоречат его собственным показаниям в суде.

Действия Е.В. и С. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована. Суд правильно признал надуманными ссылки Е.В. на то, что ранения потерпевшему он причинил, защищаясь от нападения.

Суд обоснованно указал, что Е.В. и С. в момент убийства потерпевшего действовали согласованно, наносили множественные удары в жизненно важные органы и участки тела, оба принимали непосредственное участие в лишении жизни Д.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о их личности, оснований для смягчения наказания не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Самарского областного суда от 21 июня 2002 года в отношении Е.В. и С. оставить без изменения, кассационные жалобы Е.В. и С. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

СВИРИДОВ Ю.А.

 

Судьи

КОЛЫШКИН В.И.

МЕЗЕНЦЕВ А.К.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"