||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 декабря 2002 г. N 84-о02-19

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Пелевина Н.П.

судей - Говорова Ю.В. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 5 декабря 2002 г. кассационные жалобы осужденного Д. и защитника Акатова А.С. на приговор Новгородского областного суда от 16 мая 2002 г., которым

Д., <...>, русский, с высшим образованием, женатый, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ч. 3 ст. 30 и п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ на восемь лет, по ч. 1 ст. 222 УК РФ на два года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание Д. назначено девять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Д. признан виновным и осужден за покушение на убийство Х., а также за покушение на убийство Х.И. на почве личных неприязненных отношений, за приобретение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенные при указанных в приговоре обстоятельствах 13 июля 2001 года в городе Боровичи Новгородской области.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения осужденного Д. и его защитника Акатова А.С., поддержавших жалобы, мнение прокурора Шинелевой Т.Н., полагавшую необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Д. указывает, что с приговором он не согласен; считает его необоснованным. По мнению осужденного, по словам самого потерпевшего Х. он (Д.) произвел в него выстрел после того, как тот попытался на него напасть, а не сразу после выхода, из подъезда дома и не по мотиву мести.

Показания Х.И. указывают на то, что последний бежал к нему (осужденному) с ножом.

Д. излагает в жалобе, что выстрел в Х.И. он произвел не сразу, а после того, как тот напал на него с ножом. Хотел ли Х.И. отобрать у него пистолет или убить его он оценить не мог. Стрелял в него из-за опасения за свою жизнь.

Стрельбу с близкого расстояния подтверждают лишь потерпевшие. Все ранения у потерпевших в области живота, что при указанном расстоянии, с точки зрения осужденного, при прицеливании довольно сомнительно.

В момент его (Д.) первого выстрела оба потерпевших находились на улице, а не выбегали по одному из подъезда дома.

Как указывает осужденный, квалификация его действий по признаку неоднократности покушения на убийство потерпевших опровергается показаниями Х.И.

Утверждает, что тот факт, что потерпевшие пытались отобрать у него пистолет, говорит о том, что они напали на него, а не он на них. Противоправных действий в отношении них до выстрелов он не совершал. Они выбежали за ним на улицу.

Х.С. и Н. он не знал. В какой мере он мог осознавать о вооруженности участников конфликта, не обосновано судом.

Из показаний Д.С. видно, что у них была одна палка, которая находилась у К., но последний имеет травму головы и адекватно реагировать на внешние раздражители не может.

Свидетель Х.Д. пояснила, что видела в руках у пришедших палки, нож, пистолет, один парень из которого стрелял на площадке первого этажа.

Показания Х.Д. Д. находит "неправдивыми". Полагает, что с ее стороны имеет место простое выгораживание мужа, который был инициатором драки, перед этим захватил из дома нож. Она не могла видеть происходящих событий на площадке первого этажа дома.

Версия Х.И., что он (Д.) пытался продолжить производство выстрелов, но не смог это сделать из-за того, что застряла гильза в патроннике, опровергается материалами дела. Как нормальный здравомыслящий человек, он не считает драку с неизвестными ему людьми достаточным поводом для убийства.

Принадлежность ножа не установлена. Он исчез. По его поиску никаких мер не принято. Его отыскание и исследование опровергло бы версию о том, что он был у кого-то из них, приехавших к дому потерпевших.

В основной жалобе Д. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, а в дополнениях к ней - "переквалифицировать его действия на соответствующие составу преступления и снизить ему срок наказания".

В кассационной жалобе адвокат Акатов А.С., выступающий в защиту интересов осужденного, считая приговор необоснованным, просит его отменить, дело направить на новое рассмотрение в ином составе суда. В дополнениях к ней адвокат просит приговор в отношении своего подзащитного изменить, по ч. 3 ст. 30 и п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ Д. оправдать.

Законность и обоснованность осуждения Д. по ч. 1 ст. 222 УК РФ защитник не оспаривает.

Полагает, что в действиях Д. состав преступления, предусмотренный ч. 3 ст. 30 и п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, отсутствует. Причинение вреда потерпевшим - результат действий осужденного в состоянии необходимой обороны, пределы которой им не были превышены.

Перед началом драки в подъезде дома потерпевших у Д. никакого оружия не было. Прозвучавший в подъезде выстрел неустановленным лицом для Д. был неожиданным. После этого из подъезда все стали выбегать. Эта скоротечность событий ограничила возможность Д. спокойно оценить происходящее. Х. пошел к Д. с намерением драться и последний произвел в него из пистолета выстрел, попал в область груди. Это было на глазах у брата потерпевшего - Х.И. Увидев это, последний бросился на Д. с намерением отобрать пистолет. По мнению адвоката, у него был нож. Д. выстрелил в Х.И. Намереваясь отобрать пистолет, Х.И. не кричал Д. бросить оружие.

С точки зрения адвоката, Д. расценивал бегущих к нему одного за другим потерпевших как реальную угрозу для себя, поэтому и произвел в них два выстрела из пистолета.

Такие показания давал Д.

Выводы суда о том, что Д. явился инициатором драки с Х. и Х.И., по мнению адвоката не соответствуют действительности, как и вывод о том, что Д. пытался произвести несколько выстрелов в потерпевших, но не смог этого сделать, так как гильза застряла в патроннике пистолета.

Адвокат находит "односторонность подхода суда к обстоятельствам дела, обвинительный уклон, несоответствие его выводов фактическим обстоятельствам по делу".

Проверив материалы дела, обсудив изложенные в жалобах доводы, судебная коллегия считает, что вина Д. в содеянном им подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и указанным в приговоре доказательствами.

Так, сам осужденный Д. показал в судебном заседании, что 13 июля 2001 года ему позвонил его знакомый Л., просил приехать к нему, помочь поговорить с чеченцами, разобраться, почему те избили его отца. На своей автомашине "ВАЗ-2103" он подъехал к территории ООО "Тавр". С ним были А. и К. Потом они подъехали к одному из домов поселка Коммунистический. Вместе с ними в третьей автомашине находились Х.С. и Н.

У К. с собой была палка.

Он (Д.) одним из первых зашел в подъезд дома. С ним заходили К. и А. Встретили чеченцев. Внезапно началась драка, подробностей которой он не помнит. Кто-то произвел выстрел. Все стали выбегать из подъезда. На выходе у входной двери он увидел лежащий на полу пистолет, взял его, не хотел, чтобы кто-нибудь их тех, с кем произошла драка, подобрал пистолет и выстрелил ему в спину.

На улице он (Д.) направился к своей машине. Увидел, что его преследуют два чеченца, у одного из которых в руке был нож, а у другого - предмет, похожий на палку или ружье. Из-за ранения, которое он получил более года назад, убежать не мог, поэтому с расстояния 5 - 6 метров произвел в нападавших из подобранного пистолета два выстрела. Стрелял в них "навскидку" в ноги, не целясь.

Его кто-то ударил по голове, повалил на землю и ударил ножом в спину.

Убивать потерпевших он не хотел.

Собираясь в поселок Коммунистический, Л. сказал, что его отца избили какие-то парни. Кто конкретно это сделал, что это были чеченцы, Л. не уточнял.

Указал, что он предполагал, что пистолет заряжен.

Потерпевший Х. в суде пояснил, что 13 июля 2001 года он ездил на машине в ООО "Тавр". Подъехав к воротам, посигналил сторожу, чтобы тот их ему открыл. Однако сторож ворота открывать не стал. Из-за этого у них произошел конфликт, но в ходе этой ссоры сторожа он не избивал, ударов ему не наносил.

Потом он (Х.) уехал к брату Х.И. У брата в квартире находились жена, Х.Х., М. После 17 часов 30 минут собрался уезжать. На улице в машине его ожидали М. и Х.Х. Он вышел из квартиры. В руках у него ничего не было. Его провожала жена брата.

В это время в подъезд дома зашли с дубинками в руках незнакомые ему парни. Один из них спросил его: "Х.И. дома?", имея в виду, как он понял, его брата Х.И. Трое парней прошли вперед. Он пошел за ними. Тут началась драка. Ее начало он не видел. Из-за спин шедших перед ним парней ему это не было видно. Тут раздался выстрел. Стрелял кто-то из приехавших парней. Все стали выбегать из подъезда.

Он тоже вышел на улицу. Увидел в 2 - 3 метрах от себя стоявшего у машины Д., который держал в руках пистолет и целился в него, произвел выстрел, попал ему в бок.

В руках у него (Х.) оружия не было.

Произведенный в него Д. из пистолета выстрел должен был видеть его брат - Х.И., так как в тот момент выходил из подъезда.

Сам он (Х.) перед выстрелом в него убежать не мог и не пытался это сделать. В тот момент он мог только попытаться отобрать у Д. пистолет, предотвратить опасную ситуацию, но получил в результате выстрела ранение.

Как произвел Д. выстрел в Х.И., он не видел, слышал только звук выстрела. Х.И. сказал ему, что его ранили.

Потерпевший Х.И. пояснил в судебном заседании, что в июле 2001 года он выкупил территорию ООО "Тавр" в поселке Коммунистический со всеми постройками. На этой территории Л. арендовал участок, где находился пункт приема металла. С Л. у него была договоренность о том, что у того будет работать сторож, который будет охранять не только пункт приема металла, но и всю территорию ООО "Тавр", открывать ворота для проезда машин.

13 июля 2001 года от своего брата Х.Л. узнал, что у последнего произошел конфликт с Л.Ф., Х. принял его за сторожа. Серьезного значения этому не придал.

Около 17 часов 30 минут он (Х.И.) находился дома с женой, братом - Х., родственниками - М. и Х.Х. Последние пошли на улицу к машине. Потом из квартиры вышел его брат, которого пошла провожать жена. Вскоре его (Х.И.) жена вернулась и сказала, что его зовут.

Он вышел на лестничную площадку. Увидел троих мужчин перед собой, среди которых был Д. Кроме них в подъезде находились Л., кто-то еще. У парней в руках заметил палки, нож. Его сразу ударили палкой. Он стал сопротивляться. В борьбе отобрал у одного из напавших нож и палку. Тут кто-то из пришедших выстрелил в него из пистолета, но не попал. После выстрела все стали выбегать из подъезда.

Его брат - Х. оказался на улице раньше его. Когда он выбежал из подъезда, увидел, что Д. выстрелил из пистолета в Х. с расстояния 2 - 3 метра. В руках у брата ничего не было. Затем Д. произвел из пистолета выстрел в него (Х.И.), попал в грудь. Как было видно по характерному нажиманию на курок, Д. пытался выстрелить еще, но выстрела не было, видимо, произошла осечка. Тогда он (Х.И.) добрался до Д., стал отбирать у него, пистолет, но тот оружие из рук не выпускал и он (Х.И.) ударил осужденного ножом, отобранным им у одного из нападавших в подъезде. К ним подбежал Х.Х., ударил Д. по голове, после чего им удалось отобрать у осужденного пистолет.

Свидетель Л.Ф. пояснил в суде, что 13 июля 2001 года к территории пункта приема металла подъехала автомашина, посигналила. Чья машина, он не знал, ворота открывать не стал. Чеченец, которого зовут Х.И., вышел из автомашины, спросил, почему он не открывает ворота, ударил его два раза в живот и ногой по ягодицам.

Он (Л.Ф.) позвонил сыну Л., рассказал о происходящем. Потом они поехали к чеченцам поговорить. Машину поставили у подъезда дома.

Когда он зашел в подъезд, там уже происходила драка. Происходило что-то непонятное, было много народа. У кого-то он увидел нож. Испугался и выбежал на улицу.

Выстрелов из пистолета не видел и не слышал, но видел, что из ружья стрелял Х.И. В какую сторону он производил выстрелы, не видел.

Свидетель Л. показал в судебном заседании, что в тот день ему позвонил отец и сообщил, что его избил чеченец. Он, затем брат Л.Н. приехали к отцу на пункт приема металла. Подъехал на машине с двумя парнями их знакомый Д. Он рассказал им о происшедшем с его отцом. Кто-то предложил съездить к чеченцам и поговорить. По дороге встретили знакомого Н., который был на своей автомашине и поехал с ними.

Приехав к дому потерпевших, он, брат, отец зашли в подъезд. На лестнице встретили Х., попросили позвать Х.И. Началась драка с чеченцами. Как она началась, ее подробности, не помнит. Выстрелов из пистолета не слышал. Он (Л.) выскочил из подъезда, побежал к машине за дубинкой. На улице услышал выстрелы из ружья.

Указал, что в машине у него была дубинка и газовый пистолет, но эти предметы, направляясь в подъезд, не брал. Кто-то был ранен; слышал, что били Д.

Свидетель А. пояснил в суде, что 13 июля 2001 года он, Д., К., Л. и Л.Ф., собравшись, решили поехать к чеченцами поговорить. К дому потерпевших они подъехали на трех машинах. В подъезд заходили Д., К., отец и сын Л. и Л.Ф. Началась драка. Через некоторое время раздался выстрел. Все стали выбегать из подъезда на улицу. Видел, что Д. убегал от двух чеченцев, у одного из которых в руках был нож, а у другого - палка или ружье. Потом Д. остановился, у него, вроде бы, был в руках пистолет. На него (А.) кто-то спереди налетел, он отвернулся и прозвучало два выстрела.

Из-за чего в подъезде началась драка, не знает, кто и в кого в подъезде стрелял, не видел.

Между тем, в ходе предварительного следствия А. указывал, что спускаясь по лестнице в подъезде, он услышал на улице выстрелы. Кто стрелял, не видел и не знает. Выбежав на улицу, увидел лежащего на земле Д., а возле него - двух темноволосых мужчин, которых он опознать не сможет.

Свидетель Х.С. показал в суде, что к дому в пос. Коммунистический они подъехали на трех машинах. Он находился в машине Н., из нее не выходил. Через некоторое время из подъезда дома стали выбегать люди. Один русский парень был с окровавленной головой. Выбежали чеченцы, у которых он увидел ружье и нож. Он (Х.С.) достал свое ружье и произвел из него выстрел в воздух, поскольку решил, что ему угрожает опасность, после чего убежал. Слышал несколько выстрелов, но кто, в кого и при каких обстоятельствах стрелял, он не видел.

Из показаний свидетеля Д.С. видно, что вечером 13 июля 2001 года она стояла недалеко от подъезда своего дома. Подъехало несколько машин, возможно, три. Из серых "Жигулей", как она увидела, вышел парень, у которого в руках была деревянная палка, потом - второй. Выходил ли из этой машины кто-то третий, она не помнит. Эти парни сразу направились в подъезд. За ними заходила еще лица. Потом она услышала из подъезда шум драки. Из подъезда вышел парень, заходивший туда с палкой, которой у него уже не было. Голова у него была в крови. Затем стали стрелять. Кто и откуда стрелял, она сказать не может. Видела только парня, который выстрелил на улице из ружья в воздух. Она испугалась и убежала от дома на пустырь.

Свидетель Х.Д. пояснила в суде, что 13 июля 2001 года у них дома, кроме нее и ее мужа - Х.И., находились брат последнего - Х., М. и Х.Х. Когда гости собрались уезжать, она пошла провожать Х. на лестницу. Находясь на лестничной площадке, увидела, что в подъезд зашли три парня, в том числе Д., потом - еще несколько человек. Спросили, дома ли Х.И., попросили позвать его. Она позвала мужа. Тот вышел и его эти парни стали избивать. Муж отбивался на верхней площадке лестницы, а Х. дрался внизу. Во время драки она видела у пришедших в руках палки, нож, у одного из них был пистолет. Тот парень с пистолетом передернул его и выстрелил. Все побежали на улицу. С улицы она слышала с некоторым промежутком во времени несколько выстрелов. Когда она вышла из подъезда на улицу, увидела раненого Х. и вызвала "скорую помощь".

Потом М. принес в квартиру дубинки, пистолет.

Свидетель Х.Х. показал в суде, что в тот день он и М. вышли из квартиры потерпевших; на улице в автомашине ожидали Х. К подъезду дома подъехало три машины, из которых вышли около 10 человек. У них были в руках палки. Несколько приехавших парней зашли в подъезд дома. Он и М. тоже пошли туда. Увидел там драку приехавших парней с братьями Х и Х.И. Его и М. тоже те парни ударили битой. Раздался выстрел из пистолета. Все стали выбегать из подъезда. На улице прозвучало еще два выстрела. Выбежав туда, увидел лежащего Х. Последний был ранен. Осужденный Д. лежал на земле, а на нем - Х.И., который отбирал у Д. пистолет, просил ему в этом помочь. У Х.И. был нож. У него (Х.Х.), М. и Х. в руках ничего не было.

Аналогичные показания дал в суде свидетель М.

Из заключений судебно-медицинского эксперта видно, что потерпевшие Х. и Х.И. в больницу были доставлены в тяжелом состоянии.

У Х. 1971 года рождения в левом подреберье имелась огнестрельная входная рана, выходная в верхнем квадранте правой ягодичной области.

У него имелись телесные повреждения в виде огнестрельного сквозного проникающего ранения живота с повреждением восходящей и поперечно-ободочной кишки, крыла правой подвздошной кости. Это повреждение было причинено из огнестрельного оружия, с близкого расстояния, в результате его причинения потерпевшему был нанесен тяжкий, опасный для жизни, вред здоровью.

У Х.И. 1973 года рождения имелись входная огнестрельная рана в правой поясничной области, выходная в 6 межреберье по переднеподмышечной линии.

У него имелись телесные повреждения в виде огнестрельного сквозного проникающего ранения брюшной и грудной полости с повреждением печени, ткани легкого, осложненные внутренним кровотечением. Это повреждение было причинено из огнестрельного оружия и причинило тяжкий, опасный для жизни, вред здоровью потерпевшего.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что напротив фасада дома N 1 - "а" по улице Энтузиастов г. Боровичи Новгородской области, слева от подъезда N 2 этого дома стояла автомашина "ВАЗ-2103" серого цвета, госномер <...>. На расстоянии 2 метров 50 см от переднего правого колеса автомашины была обнаружена пистолетная гильза, на расстоянии 3 метров 30 см от того же колеса машины находился пистолетный патрон. У того же дома обнаружена была на земле оболочечная пуля.

В деревянном пороге у входной двери подъезда N 2 со стороны улицы была обнаружена пуля, погруженная полностью в вертикальную деревянную поверхность. Напротив правого косяка двери на расстоянии 220 см от него и 12 см от правой стены подъезда лежала гильза калибра 9 мм.

В подъезде, в указанных в протоколе местах, имелись следы вещества, похожего на кровь.

Из квартиры <...> этого дома был изъят пистолет, магазин которого был снаряжен 3 патронами. В патроннике пистолета находилась гильза. На полу в квартире лежали две деревянные палки.

По заключению судебно-баллистической экспертизы пистолет являлся боевым нарезным огнестрельным оружием - пистолетом "Борхард-Люгер (Парабеллум)" модели 1908; года калибра 9 мм, производства Германии. Боеприпасами к данному пистолету являются 9,0 мм патроны "Люгер". Он был пригоден на момент производства экспертизы к производству отдельных выстрелов. При стрельбе из него возможны осечки.

Стреляная гильза, обнаруженная в патроннике пистолета "Парабеллум" была помещена в патронник после выстрела, уже будучи выброшенной из патронника в соответствии с работой автоматики пистолета.

Две гильзы патронов с места происшествия, гильза, обнаруженная в патроннике пистолета, две пули, обнаруженные на месте происшествия, были стреляны и выстрелены из данного пистолета "Парабеллум".

Три 9 мм патрона "Люгер", снаряженные в магазине пистолета "Парабеллум", и один 9 мм патрон "Люгер", обнаруженный на месте происшествия, являлись боеприпасами.

Дав анализ приведенным выше доказательствам, оценив их с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Д. в незаконных приобретении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, в покушении на умышленное причинение смерти Х., а затем в покушении на умышленное причинение смерти Х.И.

Действия Д. по ч. 3 ст. 30 и п. "н" ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 222 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Доказательствами по делу установлено, что в качестве орудия преступления Д. использовал огнестрельное оружие - пистолет "Парабеллум", поражающие свойства которого он знал.

Не отрицал в судебном заседании, что сознавал то, что пистолет был заряжен, в его магазине находились патроны. Производил Д. выстрелы в потерпевших с близкого расстояния. Сам осужденный признал, что стрелял он именно в Х. и Х.И., направлял пистолет при стрельбе в их сторону. Из показаний потерпевших видно, что выстрелы Д. производил прицельно.

Эти данные, характер и локализация причиненных осужденным Х.И. телесных повреждений позволили суду сделать правильный вывод о наличии у Д. прямого умысла на лишение жизни как Х., так и Х.И. Д. совершил умышленные действия, непосредственно направленные на убийство названных потерпевших, однако это преступление в отношении них им не было доведено до конца по не зависящим от него обстоятельствам - после выстрела в Х.И. возникла неисправность пистолета (застряла гильза в патроннике), Х.И. сумел повалить Д. на землю и совместно с подбежавшим Х.Х. обезоружить осужденного, после чего потерпевшие были доставлены в больницу, где им была оказана своевременная квалифицированная медицинская помощь.

Как установлено по делу, вначале Д. произвел выстрел в вышедшего из подъезда Х., а затем выстрелил в вышедшего из подъезда после брата Х.И. Не соглашаться с выводом суда о том, что первоначально у осужденного возник умысел на убийство Х., а затем после произведенного в последнего выстрела - на убийство Х.И., оснований не имеется.

Квалификация действий осужденного в части покушения на убийство потерпевших по признаку неоднократности является верной.

Мотив действий Д. в отношении потерпевших проверялся, он правильно установлен и указан в приговоре.

Доводы Д. и его защитника в жалобах, что осужденный действовал в состоянии необходимой обороны, в ответ на нападение на него потерпевших, о том, что стрелял Д. в Х. и Х.И. из-за опасения за свою жизнь при реальной для этого с их стороны угрозе, что убивать их не хотел, противоправных действий до выстрелов не совершал, о вооруженности своей группы не знал, несостоятельны, на материалах дела не основаны, противоречат им.

Эти версии тщательно исследованы, своего подтверждения не нашли, как опровергнутые приведенными в приговоре доказательствами, они судом обоснованно отвергнуты.

Исходя из приведенных в приговоре доказательств, суд правильно установил, что после инцидента у Х. и Л.Ф., обстоятельства которого Д. не видел, очевидцем этого не был, осужденный и другие лица на трех автомашинах, вооруженные палками, ножом, пистолетом, охотничьим ружьем, прибыли к дому, где проживал Х.И. В числе первых с другими; лицами Д. зашел в подъезд дома. Из квартиры вызвали Х.И. и сразу, не выясняя никаких вопросов, стали его бить, учинили драку с находившимся в подъезде Х., пришедшими туда с улицы М. и Х.Х. Лицо, из числа приехавших совместно с Д., произвело выстрел из пистолета, после чего все стали убегать из подъезда на улицу.

Находясь на улице, будучи вооруженным пистолетом, Д. произвел из него выстрел в выбежавшего Х., а затем - Х.И.

У потерпевшего Х. в то время в руках ничего не было. В руках Х.И. находился нож, отобранный им у напавших на него в подъезде лиц.

Инициаторами происшедших в подъезде событий потерпевшие не были. Как установлено материалами дела, нападения в то время они не ожидали, ничего противоправного, в том числе в отношении Д., не совершали.

До производства Д. выстрелов в потерпевших последние угроз в его адрес не высказывали, посягательства на его жизнь и здоровье с их стороны не было.

Суд обоснованно признал, что действия Д. после завладения им оружием представляли реальную опасность для потерпевших.

При таких установленных по делу обстоятельствах происшедших событий вывод суда о том, что Д. в той ситуации в состоянии необходимой обороны не находился, является обоснованным, верным.

Потерпевшие в той обстановке имели право защищаться от совершенного на них нападения.

Факт причинения Х.И. Д. телесных повреждений не свидетельствует о нахождении осужденного при совершении им установленного судом преступления в состоянии необходимой обороны, поскольку это было сделано потерпевшим уже после произведенных Д. выстрелов из пистолета в потерпевших, совершенных им покушений на их убийство, было вызвано необходимостью пресечь преступные действия осужденного, которые представляли еще опасность их продолжения.

Данный факт на юридическую оценку совершенных перед этим Д. действий не влияет, значения не имеет.

Не доверять потерпевшим Х. и Х.И., показаниям свидетелей Х.Х., М., Х.Д. у суда оснований не было. Их пояснения последовательные, согласуются между собой, подтверждаются другими фактическими данными по делу.

Оговора Д. со стороны этих лиц судебная коллегия не усматривает.

Показания свидетеля Д.С. не противоречат выводам суда.

Всем доказательствам по делу в их совокупности, в том числе показаниям свидетеля А., которые он давал на предварительном следствии и в судебном заседании, при постановлении приговора дана верная правовая оценка.

В судебном заседании свидетель А. указал, что после дачи им показаний на следствии по настоящему делу они (участники поездки к потерпевшим в тот день) собирались, говорили о том, что произошло, разговаривали о показаниях. Через несколько дней после происшедших событий он ходил к Д. в больницу, где они рассказали друг другу, что видели, решили, что лучше говорить так, чтобы совпадало.

Сам осужденный Д. признал в суде, что он и А. договаривались о том, чтобы о тех событиях "слишком много подробностей не рассказывать".

Показания А. о том, что он видел бегущих за Д. вооруженных чеченцев, суд обоснованно признал недостоверными, привел этому мотивы.

Доказательствами по делу установлено и правильно указано судом, что потерпевшие за Д. не бежали, не преследовали его, а поочередно вышли из подъезда с небольшим интервалом во времени.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Положенные в основу обвинения осужденного доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Для отмены приговора, о чем просят осужденный и его защитник в жалобах, для переквалификации действий Д., как о том он ставит вопрос в своей жалобе, судебная коллегия оснований не находит.

Психическое состояние осужденного исследовано.

По заключению судебно-психиатрической экспертизы как в момент инкриминируемых ему деяний, так и в настоящее время Д. каким-либо психическим заболеванием не страдал и не страдает, в период времени, относящийся к инкриминируемым деяниям, признаков помрачения сознания или психотических расстройств он не обнаруживал. Как не страдающий каким-либо психическим заболеванием, в момент инкриминируемых ему деяний, так и в настоящее время Д. мог и может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Он не имеет психических расстройств, лишающих его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.

Объективность заключения врачей-экспертов сомнений не вызывает. Выводы экспертов мотивированы, они соответствуют материалам дела, не противоречат им.

С учетом данного заключения, личности осужденного, всех обстоятельствах дела в отношении инкриминируемых ему деяний Д. обоснованно признан вменяемым.

Постановляя приговор, суд указал, что Д. к участию в деле привлек А., Н., Х.С.

Между тем, этот вывод в приговоре не обосновал; какие об этом свидетельствуют доказательства, не указал. Из показаний Л., А., Н., Х.С., на которые суд сослался в приговоре, этого не усматривается. При описании преступного деяния суд указал, что сыновья Л. - Л. и Л.Н. "привлекли к участию в деле Д. и других лиц".

При таких обстоятельствах указание суда о том, что Д. к участию в деле привлек А., Н., Х.С., из приговора подлежит исключению.

Несмотря на это изменение приговора, для смягчения Д. наказания оснований не имеется.

Наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений его личности, всех обстоятельств по делу, влияния назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи, с учетом требований ст. ст. 6, 60 УК РФ.

Назначенное ему наказание чрезмерно суровым, явно несправедливым признать нельзя; оно назначено Д. в пределах санкции закона, соразмерно содеянному.

При назначении наказания требования закона судом не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новгородского областного суда от 16 мая 2002 года в отношении Д. изменить, исключить указание суда о том, что Д. "привлек к участию в деле А., Н. и Х.С.", а в остальном оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Д. и его защитника Акатова А.С. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"