||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 декабря 2002 г. N 75-о02-16

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Пелевина Н.П.

судей - Рудакова С.В. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 5 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденных Ж. и Ч. на приговор Верховного Суда Республики Карелия от 4 июня 2002 года, которым

Ж., <...>, цыган, с неполным средним образованием, неженатый, неработавший, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ на девять лет, по ч. 1 ст. 161 УК РФ на три года, а по ст. 115 УК РФ к девяти месяцам исправительных работ с удержанием 20% его заработка ежемесячно в доход государства.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание Ж. назначено одиннадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ч., <...>, русский, со средним образованием, неработавший, судимый:

10 декабря 1997 года по ч. 1 ст. 108 УК РФ к одному году девяти месяцам лишения свободы, постановлением судьи Медвежьегорского суда Республики Карелия от 10 сентября 1998 года освобожденный условно-досрочно на девять месяцев шесть дней;

19 октября 1999 года по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к одному году лишения свободы, а на основании ст. 70 УК РФ к одному году трем месяцам лишения свободы, освобожденный от отбытия наказания 13 сентября 2000 на основании п. 7 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии...", -

осужден: по п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ к одиннадцати годам лишения свободы, по ст. 115 УК РФ к одному году исправительных работ с удержанием 20% его заработка ежемесячно в доход государства.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание Ч. назначено одиннадцать лет три месяца лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать с Ж. и Ч. в пользу В. в счет компенсации морального вреда по 100000 рублей с каждого.

Признаны виновными и осуждены: Ж. и Ч. за умышленное причинение в ночь на 2 августа 2001 года тяжкого вреда здоровью В.А., опасного для его жизни, группой лиц; за умышленное причинение в ночь на 14 августа 2001 года легкого вреда здоровью А., вызвавшего кратковременное расстройство здоровья потерпевшего;

Ж. за открытое хищение имущества А. в ночь на 14 августа 2001 года, - совершенные при указанных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения осужденного Ч., поддержавшего свою жалобу, мнение прокурора Пеканова И.Т., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Ж. указывает, что с приговором он не согласен. Считает, что в части его осуждения по ч. 1 ст. 161, 115 УК РФ правовая оценка дана правильно. Оспаривает осуждение по п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ. С его точки зрения, в "первичных" показаниях Ч. оговорил его в связи с личной неприязнью к нему и под давлением следствия. Со слов Ч. те показания даны им под принуждением и "с нарушениями норм УК и УПК РСФСР", с нарушением права на защиту. Ж. утверждает, что "наиболее правдивые показания Ч. дал в ходе судебного разбирательства, где пояснял, что он (Ж.) в избиении В.А. участия не принимал, не видел, как это происходило". Водитель автомашины "Опель" (такси) не разыскан и в суде не допрошен. Не вызван в суд свидетель Ч.А. Полагает, что по делу была нарушена ст. 20 УПК РСФСР. На его (Ж.) одежде крови не обнаружено.

Указывает, что преступления по ч. 3 ст. 111 УК РФ он не совершал.

Просит пересмотреть обвинительный приговор в этой части осуждения, учесть, что у него на иждивении находятся жена и дочь.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Ч. находит приговор "неправосудным". Предварительное и судебное следствия проведены "с нарушениями УК и УПК РФ", односторонне и неполно.

Считает, что после его обоюдной драки с потерпевшим на месте преступления были неустановленные лица, которые и совершили деяния, предусмотренные п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ. Свидетель П. в суд не вызван. Не допрошен в суде свидетель С., который видел его (Ч.) через 10 - 15 минут после совершенного им преступления. В розыске находится "главный свидетель Ч.А.". В основу приговора положены доказательства, полученные с нарушением процессуальных норм. С 20 по 22 августа (год не указывает) к нему (Ч.) применялись меры физического и психологического давления со стороны работников уголовного розыска и следователя. Его ходатайство о вызове в судебное заседание некоторых работников милиции суд отклонил. Его показания с 11 сентября 2001 года и в судебном заседании суд "проигнорировал". На следствии Ж. он (Ч.) оговорил, имея к нему личную неприязнь. За его (Ч.) ложные показания следователь обещал ему "подписку о невыезде". Излагает, что в драке на неправомерные действия потерпевшего он (Ч.) нанес последнему не более 10 - 15 ударов руками и ногами. Не исключает, что причинил В.А. тяжкий вред здоровью. Избивал его один и камнями не бил. В содеянном раскаивается. Полагает, что указанные судом обстоятельства, смягчающие наказание, не отразились на его назначении. Он страдает неизлечимой болезнью. По месту жительства и работы характеризуется положительно. Назначенное ему наказание, как считает Ч., не соответствует данным о его личности, является излишне суровым.

Просит приговор изменить, квалифицировать его действия по ч. 1 ст. 111 УК РФ, применить в отношении него ст. 64 УК РФ, снизить срок наказания.

Проверив материалы дела, обсудив изложенные в жалобах доводы осужденных, судебная коллегия считает, что вина Ж. и Ч. в содеянном ими подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и указанными в приговоре доказательствами.

Так, осужденный Ж. пояснил в судебном заседании, что в первых числах августа 2001 года он, Ч. и его (Ж.) племянник Ч.А. вечером поехали к С., заблудились. На берегу озера увидели автомашину. Решили спросить, как проехать к детскому лагерю. Он (Ж.) и Ч. подошли к машине, в которой находился мужчина, как после ему стало известно, В.А. Постучав в дверь грузового отсека автомобиля, на вопрос В.А., что им надо, ответили, что они заблудились. Он (Ж.) отлучился к своему такси за пивом. По возвращении видел, что мужчина из автомашины лежал на земле. Он (Ж.) увел Ч. После этого они сами нашли дорогу, съездили к С., после чего вернулись в Петрозаводск. Обстоятельств избиения Ч. В.А. не видел.

Осужденный Ч. показал в суде, что вечером 1 августа 2001 года вместе с Ж. и Ч.А. он на частном такси поехал в детский лагерь, расположенный в районе деревни Сяргилахта Пряжинского района, к С. Заблудились. На берегу озера увидели микроавтобус. Он и Ж. подошли к этой автомашине, постучали в дверь. Из машины раздался голос мужчины: "Не мешайте спать". Они сказали ему, чтобы он открыл дверь и объяснил им как проехать к детскому лагерю. Мужчина долго не выходил. Ж. отошел. Куда последний ушел, не видел. Потом от Ж. узнал, что тот ходил в такси за пивом. Дверь автомашины открылась. Мужчина в ней стал ругаться, грубо разговаривать. Этот мужчина им был незнаком. Его фамилию узнал в ходе следствия. В.А. объяснил ему, как проехать к лагерю, но он (Ч.) не понял. Он снова попросил В.А. показать дорогу, однако последний не стал этого делать, сказав: "Мне что, делать нечего". Он (Ч.) просил В.А. сесть к ним в машину, проехать с ними и показать дорогу. В.А. не хотел с ними ехать, объяснял дорогу, но для него (Ч.) это было непонятно. Тогда он (Ч.) предложил В.А. подвезти их на своей машине. Он не соглашался. Вышел из машины. "Слово за слово" они поругались. Он (Ч.) первым ударил В.А. Завязалась драка. Он сбил В. с ног, стал пинать его ногами по телу, в область лица, по голове. Потом к ним подошел Ж., остановил его. Они вернулись к своей машине. Поехали к С.

Указал, что Ж. в избиении В.А. участия не принимал.

Однако в своей явке с повинной Ч. собственноручно указывал, что в конце июля или в начале августа 2001 года он и Ж. выехали в Пряжинский район, где в районе дер. Сяргилахта, недалеко от дороги подошли к машине "Тойота-Хайс", вытащили из нее мужчину и, поссорившись с ним, избили его, после чего оттуда уехали (л.д. 83 т. 2).

При допросе в качестве подозреваемого (л.д. 86 - 87 т. 2) Ч. пояснял, что В.А. открыл дверь машины. Он и Ж. стали с ним разговаривать; в процессе ссоры он (Ч.) дернул потерпевшего за куртку. Тот упал. Ж. ударил В.А., а потом они (осужденные) стали бить потерпевшего вместе, наносили ему удары кулаками и ногами, в том числе по телу, голове. От ударов Ж. разбил себе руку, из которой шла кровь.

Аналогичные показания Ч. давал при проверке его пояснений на месте происшествия (л.д. 88 - 90 т. 2). Признавая эти обстоятельства, Ч. указывал, что водителя он и Ж. избивали вместе. Сам он в ходе избиения несколько раз ударил мужчину камнем в область головы (л.д. 91 - 92 т. 2)

Суд обоснованно изложенные выше показания Ч. на предварительном следствии положил в основу обвинения осужденных, поскольку они подтверждаются другими фактическими данными по делу.

Вина Ж. и Ч. подтверждается данными протокола осмотра места происшествия по этому эпизоду их обвинения, отраженными в приговоре.

Потерпевшая В. показала в суде, что ее муж - В.А. 1 августа 2001 года поехал на рыбалку, обещал вернуться домой на второй день, но не возвратился. Она и Б. стали его разыскивать. На берегу озера они обнаружили микроавтобус мужа. В процессе поисков Б. заметил тело В.А. в озере недалеко от берега.

На той поляне, на земле, на машине, на березе была кровь. Видела окровавленный камень.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у В.А. 1971 года рождения были выявлены:

а) открытая черепно-мозговая травма - 11 ушибленных ран и 9 кровоподтеков на лице, 16 ушибленных ран на волосистой части головы, открытый оскольчатый вдавленный непроникающий перелом чешуи правой височной кости, 3 открытых вдавленных непроникающих переломов затылочной кости, открытый вдавленный непроникающий перелом правой теменной кости, линейный перелом правой теменной кости свода черепа, линейный перелом пирамидки правой височной кости, основной, решетчатой костей и правой глазничной части лобной кости основания черепа, очаговые тонкослоистые кровоизлияния под паутинную оболочку с локализацией на нижней поверхности и в области полюсов лобных долей, на нижней, выпуклой поверхностях и в области полюса правой височной доли, в области полюса левой височной доли;

б) 2 кровоподтека и ушибленная рана на шее справа;

в) 7 кровоподтеков на туловище;

г) 6 кровоподтеков на конечностях.

Все эти повреждения у В.А. имели признаки прижизненности, возникли не более чем за 20 минут до наступления смерти в результате многократных воздействий твердых тупых предметов.

Ушибленные раны на лице и волосистой части головы трехлучевой формы были причинены твердым тупым предметом с относительно плоской неровной поверхностью, ограниченной двумя ребрами; ушибленные раны на лице и волосистой части головы многолучевой формы были причинены твердым тупым предметом с относительно плоской (возможно, слегка выпуклой) неровной поверхностью; ушибленные раны на лице, волосистой части головы и шеи полосовидной и веретенообразной форм были причинены твердым тупым предметом, следообразующая часть которого имела неровное прямолинейное ребро. Кровоподтеки могли образоваться от ударов кулаками, обутыми ногами. Черепно-мозговая травмы могла быть причинена В.А. и в результате сильных многократных ударов разными частями камней, представленных эксперту, изъятых с места преступления, либо ударов твердыми тупыми предметами с подобными следообразующими признаками.

Черепно-мозговая травма с переломами костей свода и основания черепа у В.А. квалифицируется как причинившая тяжкий вред здоровью потерпевшему по признаку опасности для жизни.

В.А. после возникновения черепно-мозговой травмы жил и мог совершать самостоятельные действия - передвигаться ползком в течение непродолжительного промежутка времени, не более 20 минут.

Черепно-мозговая травма может сопровождаться потерей сознания. Смерть В. наступила в результате утопления в воде.

По выводу эксперта, учитывая тяжесть черепно-мозговой травмы у потерпевшего, она способствовала утоплению В.

Перед наступлением смерти В.А. был трезвым.

Заключениями судебно-биологических экспертиз установлено, что на всех пятнах с места происшествия, на двух камнях была обнаружена кровь человека, которая могла произойти от В.А.

Объекты, изъятые с двух камней, являлись волосами человека, происходили с головы, отделенными тупым предметом - гранями камней; происхождение волос не исключает от потерпевшего В.А.

На джинсовых брюках Ч. (объекты 9 и 12), на его куртке (объекты 1 - 3) кровь могла произойти от потерпевшего В.А.

На куртке Ч. (объекты 5 - 7) кровь могла принадлежать и Ж.

По эпизоду обвинения, связанного с потерпевшим А., осужденный Ж. в судебном заседании пояснил, что в августе 2001 года он, Ч. и Ч.А. шли по Октябрьскому проспекту г. Петрозаводска. Встретили незнакомого молодого парня, как ему после стало известно, А. Ч.А. сказал, что этот парень похож на одного из тех, кто его избил накануне. Он (Ж.) подошел к А., отвел за угол дома, где ударил его, отчего тот упал. Подошел Ч. и тоже ударил парня пару раз кулаком в лицо, ногой по телу, после чего оттуда ушел.

Он (Ж.) увидел на руке у А. золотое кольцо, решил его снять, что и сделал. Догнав Ч. и Ч.А., они втроем сели в такси, доехали до улицы Достоевского. Там он Ч. сказал, что снял у парня кольцо. Это кольцо он (Ж.) обменял в ларьке на пиво, продукты, сигареты.

Осужденный Ч. показал в суде, что ночью в августе 2001 года он, Ж. и Ч.А. пошли в магазин за спиртным. На Октябрьском проспекте Ч.А. показал на идущего им навстречу парня, им незнакомого, и сказал, что он один из тех, что его накануне избил. Ж., а потом он (Ч.) подошли к парню. Ж. стал говорить, что он (потерпевший) избил его племянника. Парень это отрицал. Произошла ссора. Ж., а затем он ударили парня. Наносили ему удары кулаками и ногами по лицу и телу. После этого он (Ч.) оттуда отошел, поскольку с балкона дома на них закричал какой-то мужчина, а Ж. оставался с парнем. Через несколько минут Ж. догнал его и Ч.А., они остановили на дороге автомашину и поехали на улицу Достоевского. Ж. показал ему золотое кольцо, сообщил, что снял его с парня. Кольцо Ж. продал продавцу в ларьке. На полученные деньги они приобрели продукты питания, пиво, сигареты.

Из показаний потерпевшего А. следует, что около часа ночи на 14 августа 2001 года он подходил к своему дому N 63-6 по Октябрьскому проспекту. К нему подошел ранее незнакомый мужчина. Стал с ним говорить, попросил закурить. Он дал ему сигарету. Мужчина стал выяснять его имя, где он живет. Сказал, что недавно кто-то избил его знакомого из общежития. Он ответил, что этих обстоятельств не знает, отношения к этому не имеет. Неожиданно этот мужчина взял его за руку, завел за угол дома. К ним подошел второй молодой мужчина и, ничего не говоря, сразу ударил его (А.) в область лица, после этого оба мужчины стали его бить кулаками, а когда он упал, они наносили ему удары ногами по всему телу.

Ж. снял с его руки наручные часы и золотое обручальное кольцо.

В связи с полученными телесными повреждениями в результате избиения он (А.) был госпитализирован в больницу. Днем 15 августа 2001 года, находясь в больницу, случайно увидел Ж., который приходил навестить женщину. Он его сразу опознал, о чем сообщил в милицию.

Аналогичные показания со слов сына дала в судебном заседании свидетель А.Н., указав, кроме того, что в тот вечер ее сын - потерпевший А. был в гостях. Обещал вернуться до 12 часов ночи. Она ожидал его до часу, а потом легла. Минут через 15 - 20 сын пришел домой весь избитый, в крови. Все лицо у него было в ссадинах, кровоподтеках, правый глаз "заплыл синяком", губа была порвана.

Наутро сыну стало плохо, он терял сознание, сильно беспокоили головные боли. В связи с этим они обратились в больницу и сын был госпитализирован.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у А. была обнаружена тупая травма головы с сотрясением головного мозга, двумя ранами мягких тканей лица в подбородочной области справа и в области нижней губы слева, ссадинами на лице в области носа, губ, нижней челюсти справа и с кровоподтеками в области лба, глаз, носа, повлекшая легкий вред здоровью по признаку кратковременного его расстройства.

Травма головы у А. возникла в результате воздействия твердых тупых предметов, могла образоваться 14 августа 2001 года от ударов кулаками, ногами. Сотрясение головного мозга могло образоваться как от одного травматического воздействия, так и от совокупности таких воздействий. Каждый последующий удар мог усугубить действие предыдущего.

Учитывая расположение повреждений на лице, эксперт пришел к выводу, что А. в эту область было нанесено не менее пяти ударов.

Рубец на лице потерпевшего А. в подбородочной области справа, явившийся результатом заживления раны мягких тканей, рубец в области нижней губы слева являются первый - неизгладимым, второй - изгладимым.

Оценив доказательства по делу с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины: Ж. и Ч. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью В.А., опасного для его жизни, группой лиц, в умышленном причинении легкого вреда здоровью А., вызвавшего кратковременное расстройство здоровья потерпевшего; Ж. в открытом хищении имущества А.

Действия Ж. по п. "а" ч. 3 ст. 111, ст. 115, ч. 1 ст. 161 УК РФ, Ч. по п. "а" ч. 3 ст. 111, ст. 115 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Положенные в основу обвинения осужденных доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

В ходе предварительного расследования предусмотренные законом права подозреваемого, обвиняемого, право на защиту, положения ст. 51 Конституции Российской Федерации осужденным, в том числе Ч., разъяснялись, они их знали, им они были понятны, что каждый из них удостоверял своей подписью. Перед допросами у них, в том числе у Ч., выяснялось мнение об участии защитника. По их желанию они были обеспечены защитой в лице адвокатов. При допросах в качестве подозреваемого Ч. заявлял, что в услугах адвоката он не нуждается, согласен был дать показания. После допросов указывал, что в протоколах с его слов сведения записаны верно, им протоколы были прочитаны. По поводу ведения допросов, их объективности никаких замечаний, заявлений он не приносил. Допросы проводились следователем прокуратуры.

Показания осужденных, которые они давали на предварительном следствии и в судебном заседании, проверялись, всем им, а также другим доказательствам при постановлении приговора судом дана верная юридическая оценка.

Самооговора Ч., оговора с его стороны Ж. судебная коллегия не усматривает.

Доводы осужденных в жалобах о том, что изложенные выше показания на следствии Ч. давал в результате оказанного на него работниками расследования давления, тщательно исследованы, материалами дела своего подтверждения не нашли. Данных, свидетельствующих о применении в ходе предварительного расследования незаконных методов ведения следствия, по делу не установлено.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, в том числе права осужденных на защиту, влекущих отмену или изменение приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Как указывает сам Ч. в жалобе, а также видно из материалов дела, Ч.А. находится в розыске. Со слов самих осужденных водитель автомашины "Опель", а также С. очевидцами происшедших событий в отношении В.А. не были. Водителя автомашины установить не представилось возможным.

Рассмотрение дела без допроса этих лиц не помешало и не могло помешать суду всесторонне разобрать дело, не повлияло и не могло повлиять при наличии указанных в приговоре доказательств на выводы суда о виновности Ж. и Ч. в содеянном.

Доказательствами по делу установлено и суд обоснованно признал, что осужденные В.А. избивали совместно; их совместными действиями этому потерпевшему были причинены телесные повреждения, относящиеся к тяжкому, опасному для жизни, вреду здоровья. Действовали они группой лиц. Каждый из них характер своих действий и действий другого понимал. Их действия носили умышленный характер. Поступали они сознательно, целенаправленно. Суд обоснованно признал Ж. и Ч. соисполнителями этого преступления.

Доводы осужденных о том, что Ж. в избиении В.А. участия не принимал, преступления в отношении этого потерпевшего не совершал, В.А. бил один Ч., утверждения Ч., что преступление, предусмотренное п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ, в отношении В.А. могли совершить другие лица, когда они (осужденные) уехали с места происшествия, несостоятельны, на материалах дела не основаны.

Эти версии проверялись, как опровергнутые приведенными в приговоре доказательствами, они судом обоснованно отвергнуты.

Не соглашаться с выводами суда оснований не имеется.

Для отмены приговора в части осуждения Ж. по п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ, как о том он ставит вопрос в своей жалобе, для переквалификации действий Ч. в этой части обвинения на ч. 1 ст. 111 УК РФ, о чем он просит в жалобе, судебная коллегия оснований не находит.

Наказание Ж. и Ч. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ, в том числе с учетом данных о их личностях, семейном положении, указанных ими в жалобах. Назначенное им наказание чрезмерно суровым, явно несправедливым не является. Оно назначено им в пределах санкции закона, соразмерно содеянному. При назначении наказания требования закона не нарушены. Для смягчения осужденным наказания оснований нет. Кассационные жалобы осужденных удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Карелия от 4 июня 2002 года в отношении Ж. и Ч. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Ж. и Ч. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"