||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 декабря 2002 г. N 45-о02-50

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Пелевина Н.П.

судей - Рудакова С.В. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 5 декабря 2002 г. кассационные жалобы осужденных Ш.С. и Ш. на приговор Свердловского областного суда от 7 августа 2002 г., которым

Ш.С., <...>, со средним образованием, разведенный, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на тринадцать лет, по ч. 1 ст. 166 УК РФ на три года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание Ш.С. назначено пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ш., <...>, со средним образованием, неработавший, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на шестнадцать лет, по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на восемь лет с конфискацией имущества.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание Ш. назначено семнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать: в пользу Т.В. в счет компенсации морального вреда с Ш. 70000 рублей, с Ш.С. 50000 рублей; в доход государства судебные издержки с Ш. 146,2 рублей, с Ш.С. 146,2 рублей.

Признаны виновными и осуждены:

Ш. за разбойное нападение на Т. в целях хищения его имущества в крупном размере с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;

Ш. и Ш.С. за убийство Т. группой лиц, Ш., кроме того, сопряженное с разбоем;

Ш.С. за неправомерное завладение автомобилем потерпевшего Т. "ВАЗ-21083", регистрационный номер которого <...>, без цели его хищения, - совершенные при указанных в приговоре обстоятельствах с 17 на 18 августа 2000 года на станции Тугулым Тугулымского района Свердловской области.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., мнение прокурора Яшина С.Ю. полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в своей кассационной жалобе осужденный Ш.С. указывает, что согласно его показаниям в момент сброса потерпевшего Т. в воду последний находился без сознания, без признаков жизни, его (Ш.С.) попытки пощупать пульс были безрезультатны. Приводит выводы судмедэксперта. Считает, что заключение эксперта (на л.д. 137 - 138 т. 2) не может быть объективным, поскольку он руководствовался сделанным ранее описанием трупа, а труп не осматривал. Не исследованы его (Ш.С.) показания о том, что Т. перед смертью принимал наркотическое средство - героин путем внутривенного употребления - инъекции. Вывод эксперта в заключении от 22 ноября 2001 года о том, что на трупе Т. повреждений, связанных с такой инъекцией, не обнаружены, является голословным. Эксгумации трупа потерпевшего не было. С точки зрения Ш.С., эксперт не мог реально определить срок потери потерпевшим сознания, ибо не была определена степень наркотического опьянения Т.

Ш.С. считает вывод суда о том, что Т. при сбрасывании в воду был в сознании, ошибочным.

Свидетели П. и А. в судебном заседании не допрошены, чем было нарушено его право на защиту.

Утверждает, что, сбрасывая под давлением Ш. Т. в воду, он полагал, что последний мертв.

По мнению Ш.С., по делу имело место неправильное применение закона, применена не та статья УК РФ.

Просит рассмотреть дело, с учетом его доводов назначить ему наказание по ч. 1 ст. 109 УК РФ.

В кассационной жалобе осужденный Ш. указывает, что с приговором он не согласен, ибо выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы. Были отклонены вопросы, которые имели существенное значение по делу.

В возражениях на жалобы осужденных государственный обвинитель указанные в них доводы находит необоснованными, полагает, что оснований для отмены приговора не имеется.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия считает, что вина Ш.С. и Ш. в содеянном каждым подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, осужденный Ш.С. на предварительном следствии, в том числе при допросе в качестве обвиняемого с участием защитника в лице адвоката, пояснял, что в тот вечер он, Ш. на железнодорожном вокзале станции Тугулым встретили автомашину под управлением ранее незнакомого ему парня, как после узнал, Т. Он и Ш. сели в ту машину, доехали до дома Ш. Втроем заходили в дом. Потом водитель машины вышел на улицу.

Через несколько минут услышал с улицы крик. Он (Ш.С.) вышел туда.

Увидел парня (водителя автомашины), который стоял на коленях посередине двора, опустив голову, водя ею из стороны в сторону, а перед ним с "чуркой" (палкой) в руках стоял Ш. В его (Ш.С.) присутствии Ш. ударил парня (Т.) "чуркой" по затылку несколько раз. У парня на затылке и в области лба была кровь.

Потом Ш. достал из кармана куртки парня ключи от машины, передал их ему (Ш.С.) и сказал, чтобы он подогнал машину. Он (Ш.С.) пошел к машине парня, повозился с сигнализацией, открыл ее, завел двигатель и подогнал машину к дому, поставив задом к воротам.

Ш. открыл багажник автомашины, положил в него фуфайку. Затем он (Ш.С.) и Ш. положили парня в багажник. Руки у парня были связаны веревкой белого цвета, которую он (Ш.С.) видел в доме Ш. в коробке у печки.

Он (Ш.С.) и Ш. сели в машину, он (Ш.С.) - на место водителя за руль. Ш. сказал, что надо ехать на озеро Турино, чтобы там утопить парня.

Ш. объяснял ему, что убил парня для того, чтобы продать его машину.

По дороге на озеро Ш. сказал, что нужно найти что-нибудь тяжелое, чтобы привязать к телу Т. Он (Ш.С.) предложил заехать к своему отцу, что они и сделали, у которого просили колосники от печки, но тот сказал, что их у него нет. Отец спрашивал, на чьей машине они приехали, на что Ш. ему ответил, что машина принадлежит ему (Ш.).

После этого они от отца уехали. Ш. сказал, что парня придется сбросить в реку, чтобы тело унесло течением. В пути они останавливались, Ш. ходил в магазин за сигаретами.

Затем они приехали на мост через реку Пышма. Вытащили парня из багажника машины. Тот не шевелился, как ему (Ш.С.) показалось, не дышал.

Он (Ш.С.) взял парня за ноги, Ш. - за плечи и, перекинув его через перила моста, сбросили в воду реки. Туда же Ш. выбросил и куртку потерпевшего.

После этого на автомашине погибшего они поехали к Ш. домой. Ш. взял борсетку парня. Достал из нее паспорт Т., технический талон на автомашину. Потом эту борсетку с находившимися в ней бумагами Ш. сжег в печке. Разбудил свою жену - Г. попросил ее написать доверенность на управление автомашиной на его (Ш.С.) имя, поскольку у него имелись права на управление автомашиной.

Затем они (осужденные) выехали в город Екатеринбург. Поехали туда по предложению Ш., который хотел там машину Т. продать. Управлял автомашиной он (Ш.С.). В Екатеринбурге они находились у сестры Ш. 19 августа 2000 года поехал "таксовать", чтобы заработать денег; около 3 часов ночи на 20 августа в районе автовокзала г. Екатеринбурга совершил автоаварию и с места происшествия убежал, чтобы его не задержали работники милиции, которые бы стали разбираться о принадлежности управляемой им машины.

Указывал, что в той ситуации, при изложенных выше обстоятельствах Ш. давления на него не оказывал, угроз в его (Ш.С.) адрес не высказывал.

Потерпевшая Т.В. показала в судебном заседании, что ее сын - Т. в апреле 2000 года приобрел автомобиль ВАЗ-21083" за 70 тысяч рублей, после чего купил для нее автомагнитолу и колонки, колеса, поддон. Госномер у машины сына был <...>. 18 августа 2000 года ее сын собирался ехать в Тюмень.

Вечером 17 августа он на своей машине поехал к девушкам, был одет в трико "Адидас", футболку, кожаную куртку. На ногах у него были "шлепки Найк". С собой он взял борсетку с документами, деньги в пределах 100 рублей. После этого живым сына она больше не видела. Домой он не вернулся. Они приняли меры к его розыску, но не нашли. Обратились с заявлением в милицию. 25 августа 2000 года от работников милиции ей стало известно, что в реке Пышма обнаружен труп мужчины. В нем она опознала тело своего сына.

В ходе следствия они получили машину сына в разбитом виде. Узнала, что ее нашли в г. Екатеринбурге после совершенной парнем аварии, который после нее с места происшествия сбежал. Магнитолы в машине, ключей от машины не было.

Утверждала, что спиртные напитки сын употреблял редко. Наркотические средства он не употреблял. Сын ходил с отцом в баню, она видела его в плавках, часто с голым торсом. На руках и других частях тела следов инъекций у него не было. Состояние сына, его поведение были нормальными. Указала, что, уезжая из дома, у сына в машине веревок, буксирного троса не было.

Свидетель Г. на предварительном следствии поясняла, что она сожительствовала с Ш. Знала, что он "кололся", употреблял наркотики. Ш. был знаком с Ш.С. Т. она знала по имени, как жителя Тугулыма, знакомого Андрея - брата ее сожителя Ш.

Вечером 17 августа 2000 года Т. на своей автомашине "восьмерке" зеленого цвета подвозил ее до дома на улицу Бердинских, после чего уехал. Около 22 часов 30 минут, Ш., Ш.С. и Т., прошли на кухню. О чем-то там говорили. Минут через 10 хлопнула входная дверь дома. Она выглянула из комнаты. Мужчин в доме не было. Криков, шума с улицы она не слышала. Через несколько минут в дом вернулись Ш. и Ш.С. Последний сказал ей: "Ты нас не видела", - после чего оба они ушли.

Около 2 часов ночи Ш. и Ш.С. вернулись. В руках Ш.С. находилась пачка каких-то бумаг, документов, которые он бросил в печку. Затем он попросил ее написать доверенность на управление автомашиной на его имя от имени владельца "восьмерки". Дал ей лист бумаги, ручку и она под его диктовку написала доверенность. Составляя этот документ, узнала фамилию владельца автомашины, им был Т. Она поняла, что Ш. и Ш.С. с Т. что-то сделали, возможно убили. Она очень испугалась. Забрав доверенность, написанную ею, осужденные ушли, предупредив ее, что она их не видела, их у нее не было.

Домой Ш. приехал 25 августа 2000 года.

Указала, что Ш. просил ее говорить о том, что последний раз она его видела 16 августа 2000 года, о чем она и сказала в ходе первого допроса на следствии, хотя это не соответствовало действительности. В доме у печки у нее находилась белая капроновая веревка (л.д. 111 - 114, 117 - 118 т. 1).

Из показаний свидетеля Ш.А. видно, что в ночь на 18 августа 2000 года, около часа ночи к нему на легковой автомашине приезжал его сын с мужчиной. Его сын - Ш.С. спросил у него, есть ли колосники, чугунные пластины, используемые в котельных. Он ответил, что колосников у него нет. Сам спросил у них, чья у них машина, на которой они приехали. Мужчина, приехавший с сыном, сказал, что это его машина. Потом сын и мужчина сели в ту машину и уехали.

Из протокола осмотра места происшествия от 24 августа 2000 года следует, что на поверхности воды в реке Пышма на расстоянии около 1500 м на восток от моста через эту реку на автодороге между пос. Тугулым и пос. Заводоуспенское в районе пос. Луговской Тугулымского района Свердловской области был обнаружен труп мужчины. Руки мужчины были сведены за спину и связаны капроновой веревкой белого цвета. На трупе имелись футболка синего цвета, спортивные брюки синего цвета с лампасами с надписью в районе левого бедра: "Адидас", носки, плавки.

По заключению судебно-медицинского эксперта у Т. 1980 года рождения были обнаружены: ушибленная рана на волосистой части головы правого теменного бугра, две ушибленные раны на волосистой части головы в области левого теменного бугра, ушибленная рана в области лица по наружному краю верхнего века, две ушибленные раны правой брови, одна из которых переходит на переносицу, ушибленная рана в области левой скуловой дуги, два кровоподтека на областях левой и правой орбит левого и правого глаз, две странгуляционные борозды на передненаружной поверхности левого лучезапястного сустава и внутренне-задней поверхностности правого лучезапястного сустава.

Все эти повреждения являлись прижизненными, могли образоваться, за исключением странгуляционных борозд на суставах, в результате ударного воздействия одного тупого твердого предмета, имеющего удлиненную форму, могли быть причинены в короткий промежуток времени, одно за другим, незадолго до наступления смерти в промежуток, исчисляемый от нескольких минут до нескольких часов.

Указанные выше повреждения, как в отдельности, так и в совокупности, за исключением странгуляционных борозд на лучезапястных суставах, относились к причинившим легкий вред здоровью у живых лиц, повлекшим расстройство здоровья на срок не более 3-х недель, в совокупности они могли привести к потере сознания.

Две странгуляционные борозды на суставах у потерпевшего могли образоваться от сдавления тканей лучезапястных суставов гибким предметом, например веревкой, капроновым шнуром.

Смерть Т. наступила в результате механической асфиксии вследствие закрытия дыхательных путей водой (утопления).

На трупе повреждений, свидетельствующих о введении внутривенных инъекций, не обнаружено.

Как видно из заключения дополнительной судебно-медицинской экспертизы, причинение повреждений головы в виде нескольких ушибленных ран волосистой части головы, кровоподтеков нельзя связывать с тем, что в случае нанесения подобных повреждений должно обязательно возникнуть сотрясение головного мозга. При таких повреждениях сотрясение головного мозга может и не возникать. При сотрясении головного мозга может отмечаться и кратковременная потеря сознания от нескольких секунд или минут. Потеря сознания в данном случае длительностью около часа и более не характерна.

По заключению судебно-медицинского эксперта между обнаруженными на трупе повреждениями, перечисленными выше, и смертью потерпевшего Т. причинной связи не имеется.

Из протокола обыска от 25 августа 2000 года видно, что во дворе дома <...>, в самом доме были обнаружены и изъяты 4 метра и три клубка бельевой капроновой веревки.

Заключением эксперта установлено, что веревка, изъятая с рук трупа Т., имела общую родовую принадлежность с веревками, изъятыми в доме Ш.

Из протокола осмотра автомашины "ВАЗ-21083" госномер <...> следует, что на коврике переднего пассажирского сиденья салона и на коврике перед задним правым сиденьем были найдены одноразовые шприцы.

Как установлено заключением судебно-биологической экспертизы, на внутренней поверхности одного из этих шприцов была обнаружена кровь человека, которая могла произойти как от Ш.С., так и от Ш., ее происхождение от Т. исключается.

Материалами дела установлено, что работники ДПС ГИБДД ОВД г. Камышлова опознали Ш.С., как водителя, который двигался, управляя автомашиной "ВАЗ-21083" с регистрационным номером <...>, около 5 часов утра 18 августа 2000 года в сторону г. Екатеринбурга с превышением скорости. Эта автомашина была остановлена. Водитель предъявлял права и доверенность на право управления автомашиной на имя Ш.С.

Из рапорта сотрудника милиции от 20 августа 2000 года видно, что в 3 часа 20 августа 2000 года на перекрестке улиц Белинского и Щорса г. Екатеринбурга произошло столкновение автомашин, в том числе "ВАЗ-2108", водитель которой с места дорожно-транспортного происшествия скрылся.

По делу установлено, что владельцем автомашины "ВАЗ-21083" регистрационный знак <...> по учетным данным является Т.

Оценив доказательства по делу с точки зрения относимости допустимости, достоверности, а все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Ш.С. и Ш. в совершении ими установленных приговором суда преступлений.

По указанным в приговоре основаниям действия Ш.С. по ст. ст. 105 ч. 2 п. "ж", 166 ч. 1 УК РФ, Ш. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Положенные в основу обвинения осужденных доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Показания осужденных, свидетеля Г., которые они давали на предварительном следствии и в судебном заседании, проверялись, всем им, а также другим доказательствам в их совокупности при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

В ходе предварительного следствия предусмотренные законом права подозреваемого, обвиняемого, право на защиту, положения ст. 51 Конституции Российской Федерации осужденным, в том числе Ш.С., неоднократно, перед проведением следственных действий с их участием разъяснялись, они их знали, им они были понятны, что каждый удостоверял своею подписью. Изложенные выше показания в качестве обвиняемого Ш.С. давал при допросе с участием его защитника. Допрос проводился следователем прокуратуры. После допроса Ш.С. указал, что с его слов сведения в протоколе записаны верно, им прочитано. По поводу ведения допросов, их объективности осужденные и их защитники каких-либо замечаний, заявлений, ходатайств не приносили.

Свидетелю Г. также разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ. Она заявляла, что показания давать желала. Отмечала после допросов, что в протоколах с ее слов все записано верно.

Причины изменений осужденными, названным свидетелем показаний выяснялись, им судом дана надлежащая оценка.

Утверждения Ш.С., Г. о том, что на следствии они давали показания в результате оказанного на них давления со стороны работников милиции, суд обоснованно признал несостоятельными, при этом привел основанные на материалах дела мотивы.

Данных, свидетельствующих о применении в ходе предварительного расследования незаконных методов следствия, по делу не установлено.

Положенные в основу обвинения осужденных доказательства согласуются между собой, каждое из таких доказательств подтверждается другими фактическими данными по делу. Самооговора осужденных, оговора их друг друга, оговора Ш. со стороны Ш.С., свидетелей судебная коллегия не усматривает.

Объективность заключений проведенных по делу судебно-медицинских экспертиз сомнений не вызывает. Проведены эти экспертизы в установленном законом порядке, компетентными на то лицами. Заключение N 89 от 26 августа 2000 года дано на основе непосредственного исследования трупа Т. (л.д. 28 - 30 т. 1), полученных в результате данных. Дополнительная судебно-медицинская экспертиза (л.д. 137 - 138 т. 2) проведена тем же экспертом.

Противоречий в заключениях проведенных экспертиз не имеется. Обстоятельств, исключающих участие этих экспертов в производстве по настоящему делу, нет.

Не доверять заключениям экспертиз, выводам экспертов у суда оснований не было. Для проведения повторной судебно-медицинской экспертизы по трупу Т., его эксгумации, о чем указывает осужденный Ш.С. в своей жалобе, оснований по делу не установлено.

П. и А. очевидцами установленных по делу обстоятельств, действий осужденных в отношении потерпевшего не были.

Рассмотрение дела без допроса этих лиц в судебном заседании не помешало и не могло помешать суду всесторонне разобрать дело, не повлияло и не могло повлиять при наличии указанных в приговоре доказательств на выводы суда о виновности Ш.С. и Ш. в содеянном.

Доводы в жалобе осужденного Ш.С. о том, что, сбрасывая Т. в воду, он полагал, что последний мертв, делал это под давлением Ш., не соответствуют действительности, на материалах дела не основаны, противоречат им. Эти версии тщательно исследованы, как опровергнутые приведенными в приговоре доказательствами, они судом обоснованно отвергнуты.

Не соглашаться с выводами суда оснований не имеется.

Доказательства, установленные по делу обстоятельства происшедших событий позволили суду сделать правильный вывод о том, что Ш. с целью хищения имущества Т. в крупном размере применил в отношении последнего насилие, опасное для его жизни и здоровья, действовал с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, его смерти.

Ш. нанес Т. несколько ударов поленом в жизненно важный орган - голову, причинил потерпевшему легкий вред здоровью. Подавив сопротивление потерпевшего, связал ему руки. Затем, находясь на мосту через реку Пышма, Ш.С. и Ш., действуя умышленно, согласованно, сбросили Т. в воду со связанными руками. В результате совместных действий осужденных потерпевший утонул, смерть его наступила от механической асфиксии вследствие закрытия дыхательных путей водой.

Суд обоснованно признал наличие как у Ш.С., так и у Ш. умысла на лишение жизни Т. Между действиями осужденных и наступившими последствиями - смертью потерпевшего имеется прямая причинная связь. Каждый из них, сбрасывая потерпевшего с моста в воду со связанными руками, характер своих действий и действий другого сознавал, действуя с умыслом, направленным на убийство Т., применяя указанное к нему насилие, они непосредственно участвовали в лишении жизни погибшего потерпевшего.

Суд обоснованно признал, что убийство Т. осужденные совершили группой лиц.

Мотив посягательства Ш.С. и Ш. в отношении Т. выяснялся, он установлен и указан в приговоре.

Как пояснял Ш.С. на следствии, Ш. действовал с целью завладения автомашиной потерпевшего, о чем тот ему говорил сам, намерен был продать ее.

Дав анализ доказательствам по делу, приведя мотивы, суд сделал правильный вывод о том, что при сбрасывании Ш.С. и Ш. Т. с моста в реку последний был жив, что осужденные сознавали.

Для переквалификации действий Ш.С. с п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 109 УК РФ, как о том он ставит вопрос в своей жалобе, судебная коллегия оснований не находит.

Законность и обоснованность осуждения по ч. 1 ст. 166 УК РФ Ш.С. в жалобе не оспаривает.

Психическое состояние осужденных исследовано.

С учетом заключений проведенных в отношении них комплексных судебных нарколого-психиатрических экспертиз, данных о личностях, всех обстоятельств по делу в отношении инкриминируемых им деяний Ш.С. и Ш. обоснованно признаны вменяемыми.

Наказание Ш.С. и Ш. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ. Назначенное им наказание чрезмерно суровым, несправедливым не является. При назначении наказания требования закона судом не нарушены.

Для смягчения осужденным наказания оснований не имеется.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, в том числе права осужденных на защиту, влекущих отмену или изменение приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Кассационные жалобы осужденных удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Свердловского областного суда от 7 августа 2002 года в отношении Ш.С. и Ш. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Ш.С. и Ш. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ПЕЛЕВИН Н.П.

 

Судьи

РУДАКОВ С.В.

ГРИЦКИХ И.И.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"