||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 декабря 2002 г. N 51кпо02-77

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Шурыгина А.П.

судей Микрюкова В.В., Климова А.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 5 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденных С.О. и М.В., адвоката Петровой Г.И., на приговор Алтайского краевого суда от 22 мая 2002 года, которым:

С.О., <...>, гражданин РФ, имеющий средне-специальное образование, холостой, не работал, проживал в <...>, ранее судимый:

1) 27.03.2001 года по ст. 159 ч. 2 п. "а", "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы. Наказание фактически отбыто 15.01.2001 года, -

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "д", "ж", "з" УК РФ на 17 (семнадцать) лет; по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 (двенадцать) лет с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сужения наказаний, окончательно назначено наказание в виде 18 (восемнадцати) лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

М.В., <...>, гражданин РФ, имеющий образование 8 классов, женатый, инвалид 2 группы, проживал в <...>, ранее судимый:

1) 19.04.1999 года по ст. ст. 158 ч. 2 п. "а", "в", "г", 150 ч. 4, 64, 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы. Освобожденного 01.07.2000 года от наказания на основании п. 2 "д" Постановления Государственной Думы РФ "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26.05.2000 года,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "д", "ж", "з" УК РФ на 17 (семнадцать) лет; по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 (двенадцать) лет с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сужения наказаний, окончательно назначено наказание в виде 18 (восемнадцати) лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

В соответствии со ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ назначены С.О. принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от опийной наркомании.

По приговору суда С.О. и М.В. признаны виновными в умышленном причинении смерти М.О., с особой жестокостью, сопряженном с разбоем, группой лиц по предварительному сговору;

в совершении разбойного нападения по предварительному сговору группой лиц, неоднократно, с применением предметов используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., мнение прокурора Найденова Е.М., полагавшего необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

Осужденный С.О. просит приговор суда отменить и дело прекратить, в связи с тем, что он убийства не совершал, на предварительном следствии он дал показания под физическим воздействием работников милиции; полагает, что М.В. его оговорил; в судебном заседании его ходатайства о вызове для допроса адвоката Матвеевой, эксперта, фельдшера ИВС отклонялись; отмечает, что ему не разъяснялось право на рассмотрение дела судом присяжных, указывает на ненадлежащую защиту со стороны адвоката.

Адвокат Петрова Г.П. считает, что вина С.О. в совершении убийства и разбойного нападения не доказана, полагает, что выводы суда о виновности С.О. основаны в приговоре лишь на показаниях осужденных, данных ими в ходе предварительного следствия, которые, по мнению осужденных, были получены с нарушением закона и просит переквалифицировать его действия на ст. 175 УК РФ.

Осужденный МВ. просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, полагает, что признательные показания на предварительном следствии дал под воздействием работников милиции. Не согласен с квалификацией его действий по признаку совершения убийства с особой жестокостью.

В возражениях потерпевшие и государственный обвинитель просят жалобы оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

В возражениях адвокат Бутау Д.П. высказывает несогласие с доводами кассационной жалобы С.О. об оговоре С.О. со стороны М.В.

Проверив материалы дела, доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает приговор суда законным, а выводы суда о виновности осужденных основанными на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре, а именно: показаниях потерпевшего М.О., свидетелей Ш., К., Ш., С., Б., К., С., Ф., Л., В., осужденных С.О. и М.В., протоколе осмотра места происшествия, заключении судебно-медицинской экспертизы.

Не основаны на материалах дела доводы жалоб осужденных относительно нарушений уголовно-процессуального закона при собирании доказательств, на основании которых они были осуждены. Доводы об их оговоре друг друга и самооговоре под воздействием недозволенных методов следствия судом проверены и обоснованно опровергнуты в приговоре.

Из дела усматривается, в частности, что С.О., на показания которого суд сослался в обоснование его вины (т. 1 л. д. 77 - 81), допрошен с соблюдением уголовно-процессуального закона и с разъяснением ст. 51 Конституции РФ. С.О. было разъяснено право иметь защитника с момента его задержания. Осужденный отказался от защитника, заявив, что отказ не связан с материальным положением. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы в отношении С.О. у него обнаружено лишь 5 мелкоточечных ран в области левого предплечья, которые образовались, вероятнее всего, при проведении внутривенных инъекций. Каких-либо других телесных повреждений у С.О. обнаружено не было. Экспертиза в отношении него была проведена непосредственно сразу после окончания его допроса в качестве подозреваемого (т. 2 л.д. 130 - 131).

Осужденный М.В. был допрошен на предварительном следствии в качестве подозреваемого в присутствии защитника, и ни он, ни его защитник каких-либо замечаний по ведению допроса не имели. Эти же показания М.В. полностью подтвердил, при допросе его в качестве обвиняемого в присутствии защитника. Никаких замечаний также не поступило (т. 1 л.д. 49 - 52, 55 - 56).

М.В. и С.О. своими подписями удостоверили правильность изложенных ими показаний в вышеуказанных протоколах допросов.

Доводы осужденных о применении к ним физического насилия опровергаются справкой фельдшера ИВС г. Рубцовска, о том, что ни М.В., ни С.О. за медицинской помощью, в связи с их избиением, не обращались (т. 1 л.д. 107). В материалах дела имеется постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении оперуполномоченного ОСО УВД г. Рубцовска И. и оперуполномоченных ОСО при КМ ГУВД Алтайского края Ш. и К.

Допрошенные в суде свидетели Ш. и К. также подтвердили, что никакого насилия, либо угроз применения насилия, к осужденным не применяли (т. 4 л.д. 111 - 112).

Каких-либо данных, свидетельствующих о применении к С.О. и М.В. недозволенных методов следствия, не имеется.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб об одностороннем разбирательстве дела и оценке доказательств судом.

Как видно из материалов дела все доказательства по делу судом были исследованы и им дана надлежащая оценка.

На изъятой у М.В. куртке обнаружена кровь, которая могла принадлежать потерпевшей М.О. и не могла происходить от М.В. (т. 2 л.д. 23 - 24, 192 - 203, 213 - 215).

Проведенными по делу экспертизами волокнистых материалов установлено, что на одежде М.О. имелось 2 синих хлопковых волокна-наслоения (на халате - 1; на ночной сорочке - 1) общей родовой принадлежности с волокнами, входящими в состав куртки М.В. (т. 3 л.д. 4, 10 - 13).

Заключениями биологических экспертиз установлено, что на молотке с обломленной ручкой и на ручке молотка найден пот, который мог образоваться за счет смешения пота С.О. с потом М.В.

На веревке, снятой с шеи трупа М.О. обнаружены следы крови человека, смешанной с потом и пот без примеси крови, (т. 2 л.д. 165 - 173; т. 3 л.д. 76 - 78).

При осмотре шнура, изъятого с шеи потерпевшей во время осмотра места происшествия, на одном из его концов обнаружен узел (т. 3 л.д. 108 - 109), что полностью подтверждает показания М.В., данные при допросе подозреваемым о том, что перед удушением потерпевшей на одном из концов шнура он завязал узел.

Ходатайства С.О., указанные в жалобе, о вызове дополнительных свидетелей и о назначении экспертизы, в судебном заседании не заявлялись, что подтверждается протоколом судебного заседания.

Оценив всю совокупность доказательств, суд обоснованно опроверг доводы С.О. и М.В. о их непричастности к разбою и убийству потерпевшей. При этом суд привел в приговоре мотивы, по которым отверг указанные доводы С.О. и М.В.

Что касается доводов С.О. о рассмотрении его дела судом присяжных заседателей, то в соответствии с уголовно-процессуальным законом такое ходатайство он вправе был заявить только при объявлении ему об окончании предварительного следствия и предъявления ему для ознакомления всех материалов дела. Право на рассмотрение дела в составе суда присяжных С.О. разъяснено. От рассмотрения дела судом присяжных в указанной стадии предварительного следствия С.О. отказался (т. 4 л.д. 7).

Что касается доводов жалобы осужденного С.О. о ненадлежащей ему юридической помощи со стороны защитника, то данные доводы не согласуются с материалами дела. Как видно из материалов дела в ходе предварительного следствия и в ходе судебного разбирательства защитник заявлял ходатайства и принимал активное участие в исследовании доказательств. Кроме того, от С.О. не поступило ходатайств о замене адвоката.

Доказательства, изложенные в приговоре, собраны в соответствии с требованиями ст. 69 и ст. 70 УПК РСФСР.

Психическое состояние осужденного С.О. проверено. В соответствии с заключением судебно-психиатрической экспертизы он признан вменяемым. Суд обоснованно признал С.О. вменяемым в отношении инкриминируемых ему деяний. Данное заключение экспертизы, проведенной в соответствии с требованием ст. 191 УПК РСФСР сомнений у судебной коллегии не вызывает, как не вызывает сомнений и само психическое состояние С.О., который ориентировался в судебной ситуации и принимал активное участие в исследовании доказательств по делу.

Согласно заключению судебной психиатрической экспертизы С.О. в отношении инкриминируемых деяний признан вменяемым.

Применение принудительной меры медицинского характера в отношении С.О. основано на материалах дела и законе. Сам С.О., как следует из его показаний в судебном заседании, не отрицает факт употребления наркотических средств. По заключению судебно-наркологической экспертизы он страдает опийной наркоманией и нуждается в лечении, противопоказаний к такому лечению не имеется (т. 3 л.д. 151).

С.О. также разъяснялось право на ознакомление с протоколом судебного заседания, что отражено в самом протоколе (т. 4 л.д. 117). С.О. ознакомлен с протоколом судебного заседания, о чем имеется в деле соответствующая расписка (т. 4 л.д. 175). Суд не согласился с принесенными осужденными замечаниями на протокол судебного заседания и вынес соответствующие решения. Как указано в постановлениях протокол судебного заседания полностью отражает ход и действия всех участников судебного заседания.

Оснований для переквалификации действий С.О. на ст. 175 УК РФ, как об этом ставится вопрос в жалобе адвоката Петровой Г.Н., судебная коллегия не усматривает.

Действиям осужденных дана правильная юридическая оценка.

Совершения убийства с особой жестокость вменено в вину осужденным правильно, поскольку С.О. и М.В. избрали способ лишения жизни, заведомо связанный с причинением потерпевшей особых страданий, путем причинения большого количества телесных повреждений, осужденные при применении к потерпевшей насилия использовали нож, молоток и шнур.

Наказания осужденным назначены в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, являются справедливыми и смягчению по мотивам жалоб не подлежат.

При назначении С.О. и М.В. наказания, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности каждого виновного, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденных. Также учтены были судом и положительные характеристики С.О. по месту жительства и прежней работы, а М.В. - по месту жительства и учебы в школе. Суд принял во внимание, что по состоянию здоровья М.В. является инвалидом 2-й группы, а С.О. страдает заболеванием - туберкулез легких.

Обстоятельством, смягчающим наказание М.В. суд признал наличие у него малолетнего ребенка.

Обстоятельством, отягчающим наказание М.В. и С.О., суд признал наличие в их действиях особо опасного рецидива.

Оснований для смягчения наказания осужденным С.О. и М.В. судебная коллегия не усматривает.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора, органами следствия и судом не допущено.

Таким образом, доводы жалоб являются несостоятельными и не подлежат удовлетворению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Алтайского краевого суда от 22 мая 2002 года в отношении С.О. и М.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы С.О. и М.В., адвоката Петровой Г.И., - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"