||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 декабря 2002 года

 

Дело N 56-о02-31

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.,

судей: Хлебникова Н.Л. и Линской Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 5 декабря 2002 г. кассационные жалобы адвокатов Левченко В.Е. и Морозовой С.С., осужденных С., Х., Н., Н.В. представление государственного обвинителя Пропастиной Н.Д. на приговор Приморского краевого суда от 14 декабря 2001 г., которым

С., <...>, русский, не женат, не работал, проживал в пос. Новый Надеждинского района Приморского края, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 18 лет лишения свободы; по ст. 33 ч. 5 и ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з" УК РФ на 16 лет лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима;

Х., <...>, кореец, не женат, не работал, проживал в г. Артеме Приморского края, судим:

1) 21.01.95 по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР на 3 года лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года;

2) 27.02.98 по ст. 222 ч. 4 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ на 3 года 1 месяц лишения свободы, освобожден 14.10.99 условно-досрочно на 10 месяцев 2 дня, -

осужден: по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з" УК РФ на 19 лет лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 22 года лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима;

Н., <...>, кореец, не женат, не работал, проживал в Приморском крае без регистрации, -

осужден: по ст. 33 ч. 5 и ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на 16 лет лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима;

Н.В., <...>, кореец, не работал, проживал в Приморском крае без регистрации, -

осужден: по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з" УК РФ на 19 лет лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 22 года лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с С., Х., Н. и Н.В. солидарно в пользу В. 179276 рублей в возмещение материального ущерба и 400 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Хлебникова Н.Л. по обстоятельствам дела и доводам кассационных жалоб и представления, мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей оставить приговор суда без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

С., Х., Н. и Н.В. осуждены за разбойное нападение на Ф. и Ф.С. с целью завладения имуществом в крупном размере, в группе лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, совершенное Х. неоднократно.

Кроме того, осуждены: С. - за умышленное убийство Ф., совершенное в группе лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем, и за пособничество в совершении умышленного убийства второго лица, сопряженного с разбоем, в группе лиц по предварительному сговору, с особой жестокостью;

Х. и Н.В. - за умышленное убийство двух лиц - Ф. и Ф.С., сопряженное с разбоем в группе лиц по предварительному сговору, с особой жестокостью;

Н. - за пособничество в совершении умышленного убийства двух лиц - Ф. и Ф.С., сопряженного с разбоем, в группе лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены в ночь на 28 марта 2001 года в г. Уссурийске Приморского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании С. не признал себя виновным, а Х., Н. и Н.В. признали себя виновными частично.

В кассационных жалобах:

осужденный С. утверждает о своей непричастности к преступлениям, за которые осужден.

В обоснование ссылается на неполноту и необъективность предварительного и судебного следствия, на применение к нему после задержания методов физического воздействия с целью понуждения "подписать задним числом" предъявленное обвинение; на оговор его со стороны осужденных по делу Х., Н.В. и Н.

Изложенные в приговоре выводы, по его мнению, не соответствуют материалам дела, а сам приговор основан на противоречивых показаниях заинтересованных лиц.

Он также не согласен с квалификацией содеянного и с назначенным ему наказанием, которое считает излишне суровым.

Просит разобраться и "восстановить справедливость".

Адвокат Морозова С.С. в защиту С. ставит вопрос об отмене приговора в связи с неполным исследованием обстоятельств по делу и отсутствием бесспорных доказательств его виновности.

Осужденный Н.В. оспаривает обоснованность осуждения его за умышленное убийство двух лиц, указывая, что при нападении он действовал без умысла на причинение смерти, должен был лишь связать потерпевших, но когда Ф. стал подниматься, то испугался и, схватив биту, ударил по одному разу его и Ф.С., чтобы на время лишить их сознания.

О смерти Ф. он узнал со слов Х., а Ф.С. душил "неумышленно".

О содеянном сожалеет, однако полагает, что судом неправильно применен уголовный закон, а наказание назначено суровое, без учета данных о его личности.

Изменение своих показаний на предварительном следствии объясняет тем, что "поддался на уговоры" со стороны соучастников.

Кроме того, ссылается на неполное ознакомление в порядке ст. 201 УПК РСФСР со всеми материалами дела.

Просит внести изменения в приговор, переквалифицировав его действия на ст. ст. 107 ч. 1 и 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ, либо отменить его.

Осужденный Х., соглашаясь с осуждением его за разбой, отрицает свою причастность к убийству потерпевших. При этом указывает, что о смерти Ф. и Ф.С. он узнал после его задержания.

Не согласен с решением суда, которым отклонено его ходатайство о приведении стационарной судебно-психиатрической экспертизы. В связи с этим высказывает мнение о неполноте судебного разбирательства.

Вынесенный приговор считает необоснованным как в части квалификации содеянного, так и в части назначенного ему наказания.

Просит отменить его и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Н. тоже не оспаривает обоснованность осуждения его за разбой. Он отрицает предварительный сговор на убийство, указывая, что участвовал только в нападении, причем после связывания потерпевших находился на улице, поэтому не знал о принятом соучастниками решении и их действиях.

Приговор суда, как незаконный, просит отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Левченко В.Е. выражает мнение потерпевшей стороны о мягкости назначенного осужденным наказания и по этим мотивам просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

В представлении государственного обвинителя поставлен вопрос об исключении из осуждения С., как излишне вмененного ему квалифицирующего признака, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ - "убийство двух и более лиц".

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах и в кассационном представлении доводы, а также возражения на них со стороны прокурора, Судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Все обстоятельства, при которых осужденные С., Х., Н.В. и Н. совершили указанные преступления исследованы судом первой инстанции всесторонне, полно и в приговоре изложены правильно.

Вина каждого материалами дела доказана и свое участие в разбойном нападении на потерпевших, как видно из содержания кассационных жалоб, осужденные Х., Н. и Н.В. по существу не оспаривают.

Доводы в жалобах в обоснование непричастности С. к преступлениям, за которые он осужден, а также ссылка осужденных Х., Н. и Н.В. на их непричастность к убийству являются несостоятельными, так как опровергаются рассмотренными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами, в том числе показаниями самих осужденных на предварительном следствии.

Судом достоверно установлено, что С., Х., Н., Н.В. заранее договорились завладеть в крупном размере имуществом супругов Ф., Ф.С. путем разбойного нападения на них и совершения убийства. С этой целью они вооружились и, распределив между собой роли, устроили засаду в подъезде дома по месту жительства потерпевших: <...>.

Как сообщил по этому поводу Н.В., в частности на допросе в качестве подозреваемого и в заявлении, именуемом "явкой с повинной", в ночь на 28 марта 2001 г. они во исполнение задуманного напали на Ф. и Ф.С. в подъезде их дома. При этом С. первым нанес Ф. удар бейсбольной битой по голове, а Н. одновременно с ним ударил кастетом в голову Ф.С., от чего потерпевшие оба упали на пол.

В это время он и Х. выскочили из колясочной, последний с С. стали удерживать Ф.С., которая продолжала кричать, а он (Н.В.), подхватив бейсбольную биту, нанес ею поочередно удары в голову Ф. и Ф.С.

Затем Ф. поместили в колясочную, а его жену, предварительно связав, притащили в квартиру, после чего Н. ушел на улицу, чтобы наблюдать за обстановкой и в случае опасности предупредить их. С. же на своем автомобиле поехал по месту жительства знакомых потерпевших, где перерезал телефонные провода, лишив их возможности позвонить Ф-нам.

Тем временем он (Н.В.) и Х. занимались поисками ценностей в квартире, однако Х. отлучался в колясочную, где находился потерпевший Ф., а потом ему сказал, что последнему нанес битой еще несколько ударов по голове и тот уже "готов".

По возвращении С., который отсутствовал около 40 минут, они продолжили поиски денег. Добиваясь от Ф.С. сведений о месте их хранения, пытали потерпевшую, прижигая утюгом, а в завершение вдвоем с Х. сдавили ей шею петлей из веревки и таким образом добили.

Труп Ф.С. накрыли одеялом и, сложив похищенное в пакеты, около 5 час. утра покинули квартиру.

Н. ожидал их около автомобиля (л.д. 40, 44 - 61 т. 1).

Осужденный Х. на допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого, при производстве следственного эксперимента дал показания, по существу аналогичные показаниям Н.В., в которых не только изобличал в преступлениях его соучастников, но и признал совершение действий, направленных на причинение смерти потерпевшим и выразившихся, в том числе, в нанесении бейсбольной битой ударов по голове Ф. и в удушении потерпевшей Ф.С. (л. 103 - 121, 123 - 130, 136 - 144 т. 1).

Из показаний Н., данных им в качестве подозреваемого и обвиняемого, следует, что он, будучи вооруженным металлическим кастетом, первым напал на Ф.С., а затем, как и было обусловлено предварительным сговором, ушел на улицу, чтобы следить за обстановкой и там дождался соучастников с похищенным.

В пути следования к месту укрытия со слов Н.В. узнал, что Ф.С., прежде чем добить, пытали горячим утюгом (л.д. 164 - 167, 169 - 173, 179 - 187 т. 1).

Все эти и последующие показания осужденных Х., Н.В., Н., как согласующиеся с ними, так и противоречащие в части в связи с намерением каждого умалить свои роль и степень участия в преступлениях, суд первой инстанции тщательно проверил путем их сопоставления между собой и с другими доказательствами по делу и, с учетом этого, надлежаще оценил в приговоре с точки зрения их допустимости в качестве доказательств и достоверности.

Утверждение С. относительно того, что осужденные Х., Н.В., Н. в приведенных выше показаниях якобы оговорили его в преступлениях являются голословным и противоречит материалам дела, в том числе его же заявлению в день задержания (л.д. 206 - 207 т. 1), в котором он, хотя и отрицал умысел на убийство, однако подтвердил свое непосредственное участие в разбойном нападении с применением бейсбольной биты.

Определяя содержание умысла С., Х., Н., Н.В. суд исходил из совокупности всех обстоятельств содеянного ими, способа совершения преступления, выразившегося, в частности, в неоднократном целенаправленном нанесении потерпевшим в головы большой силы ударов бейсбольной битой и металлическим кастетом, данных о тяжести телесных повреждений у Ф. и Ф.С., о причинах их смерти.

При обосновании направленности умысла виновных на убийство при разбойном нападении суд, наряду с указанными обстоятельствами, оценил конкретные действия каждого, отметив, что они (действия) при этом были последовательными целенаправленными и согласованными, взаимно дополняли друг друга.

В приговоре суд отразил, что С., Н.В. и Х. наносили Ф. удары бейсбольной битой в жизненно важную часть - в голову, причинив этими действиями смерть потерпевшему.

Н., действуя согласно отведенной ему роли, первым ударил Ф.С., после чего столкнул ее с лестницы, помогал перетаскивать потерпевшую в квартиру, а затем наблюдал на улице за обстановкой, обеспечивая охрану соучастников преступления. Тем самым он выполнил роль соисполнителя разбоя и пособника в осуществлении заранее спланированного убийства двух лиц.

Н.В. наносил бейсбольной битой удары в голову Ф.С. Он же и Х. при пособничестве С. душили потерпевшую петлей, завершив этим реализацию единого умысла на убийство.

При таком положении квалификация действий каждого виновного, как в части разбоя, так и в части сопряженного с разбоем убийства двух лиц является правильной. Выводы суда по этому поводу в приговоре мотивированы.

Доводы в кассационном представлении государственного обвинителя об исключении из осуждения С. квалифицирующего признака убийства, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ, противоречат смыслу закона и фактическим обстоятельствам содеянного, установленным в судебном заседании, в связи с чем не могут быть удовлетворены.

По этим же основаниям нельзя согласиться с просьбой осужденного Н.В. о переквалификации его действий на п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 162, ч. 1 ст. 107 УК РФ.

Что же касается ссылки последнего на неполное ознакомление с материалами оконченного расследования по делу в порядке ст. 201 УПК РСФСР, то она не соответствует имеющимся данным, его собственноручной записи в протоколе (л.д. 112 т. 3), согласно которой он "... с материалами уголовного дела ознакомлен в полном объеме".

По вопросу, связанному с определением психического состояния С., Х., Н., Н.В., были получены заключения экспертов-психиатров (л.д. 37 - 40, 42 - 44, 48 - 50, 53 - 55 т. 3), свидетельствующие о вменяемости каждого в отношении инкриминируемых деяний.

Сомневаться в их правильности у суда оснований не было.

Назначенное С., Х., Н.В., Н. наказание является справедливым, соответствует характеру и степени общественной опасности преступлений, обстоятельствам их совершения и личности виновных.

Поэтому доводы о несоразмерности наказания, в том числе по мотивам его мягкости нельзя признать обоснованными.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Приморского краевого суда от 14 декабря 2001 года в отношении С., Х., Н. и Н.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы и представление - без изменения.

 

Председательствующий

Е.П.КУДРЯВЦЕВА

 

Судьи

Н.Л.ХЛЕБНИКОВ

Т.Г.ЛИНСКАЯ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"