||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 декабря 2002 г. N 5-О02-229

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.

судей Бурова А.А. и Родионовой М.А.

рассмотрела в судебном заседании от 4 декабря 2002 года кассационную жалобу адвоката Черноусова Е.А. на приговор Московского городского суда от 16 августа 2002 года, которым

М. <...>, судимый 9 февраля 1979 года по ст. ст. 102 п. п. "а", "г", 146 ч. 2 п. п. "а", "б", 15 и 90 ч. 3, 218 ч. 1, 144 ч. 2, 17 и 144 ч. 2, 149 ч. 2, 194, 98 ч. 2, 195 ч. 3, 17 и 195 ч. 3 УК РСФСР, ст. ст. 16-1 и 121, 117 ч. 3, 222 ч. 1, 194 ч. 1 и 197 УК УССР к 15 годам лишения свободы со ссылкой на 5 лет; 25 сентября 1998 года по ст. ст. 33 ч. 5 и 327 ч. 1 и ст. 322 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы,

- осужден по ст. 205 ч. 1 УК РФ на 6 (шесть) лет 8 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. ст. 30 ч. 3 и 150 ч. 4 УК РФ М. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Бурова А.А., объяснения адвоката Черноусова Е.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, и мнение прокурора Хорлиной И.О., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

М. осужден за терроризм в форме угрозы совершения взрывов, создающих опасность гибели людей и причинения значительного имущественного ущерба, в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения и оказания воздействия на принятие решений органами власти.

Преступление совершено при указанных в приговоре обстоятельствах.

Осужденный М. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе (основной и дополнительной) адвокат Черноусов в защиту М. утверждает, что приговор в отношении него является необоснованным, так как выводы суда основаны на недостоверных и не всесторонне исследованных в судебном заседании доказательствах. Дело рассмотрено необъективно, с существенными нарушениями принципов отправления правосудия, с позиции обвинительного уклона. Указывает на то, что рукописный текст обращения от имени общественной организации "Добровольцы России" и объяснения Т. не могут быть признаны допустимыми доказательствами, поскольку получены с нарушением норм уголовно-процессуального закона. Ссылается на то, что в приговоре не приведено доказательств того, что М. реально угрожал взорвать в гор. Москве коммуникации и дома. Не соглашаясь с квалификацией действий осужденного по ст. 205 УК РФ, указывает на то, что они должны быть переквалифицированы на ст. 207 УК РФ. Ссылаясь на неисследованность материалов дела, утверждает, что суд безосновательно не удовлетворил ходатайство о допросе К., показания которого имеют важное значение для принятия правильного судебного решения. Ставит вопрос об отмене приговора в части осуждения М. по ст. 205 ч. 1 УК РФ и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Государственный обвинитель Зараев в возражениях на кассационную жалобу адвоката Черноусова просит оставить ее без удовлетворения, а приговор в отношении М. - без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационной жалобе доводы, Судебная коллегия находит вывод суда о виновности М. обоснованным, подтвержденным исследованными судом доказательствами, анализ которых дан в приговоре, а доводы жалобы - неосновательными.

Как видно из материалов дела, 21 августа и 7 сентября 1999 года соответственно в Генеральную прокуратуру Российской Федерации и в редакцию "Новой газеты" поступили печатные тексты "Обращения" от имени вымышленной организации "Добровольцев России", в котором содержались требования к органам власти освободить из-под стражи арестованную З., а также высказана угроза, что в случае неисполнения этих требований до 1 сентября 1999 года через каждые 7 дней будут взлетать на воздух коммуникации, здания и т.д.

Свидетель Т. подробно рассказала об обстоятельствах, при которых она с подготовленного осужденным М. рукописного текста вышеуказанного "Обращения" по предложению последнего изготовила несколько печатных копий и передала ему подписанные посторонними лицами почтовые конверты с вложенными в них копиями "Обращения".

Из показаний Т. также видно, что рукописный текст "Обращения" она не уничтожила, как ее инструктировал М., оставила у себя, а затем выдала сотрудникам ФСБ в ходе следствия.

У суда не было оснований не доверять ее показаниям, поскольку они подтверждены показаниями свидетеля З., которая от Т. узнала, что в период нахождения ее, З., под стражей М. развернул активную деятельность по ее освобождению, собственноручно выполнил текст "Обращения" с требованиями к органам власти от имени "Добровольцев России" и что Т. знакомила ее с рукописным текстом указанного "Обращения", при этом у нее не оставалось сомнений о том, что текст подготовлен М., поскольку ей был известен его почерк и манера письма, показаниями свидетеля Г. на предварительном следствии, из которых видно, что Т. был выдан оригинал рукописного текста вышеназванного "Обращения", показаниями свидетеля Н., предоставившей Т. персональный компьютер и принтер для написания и распечатки текста, содержание которого ей неизвестно.

Помимо этого показания свидетеля Т. объективно подтверждены приобщенными к делу рукописным текстом "Обращения" и почтовым конвертом, адресованным в редакцию "Новой газеты", заключением почерковедческой экспертизы о том, что рукописный текст "Обращения" выполнен осужденным М., заключением автороведческой экспертизы, не исключившей последнего из круга лиц возможных авторов текста названного "Обращения", а также другими доказательствами, полно и правильно приведенными в приговоре.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, при проверке материалов дела не установлено.

Помимо этого, как видно из приговора, доказательства, на которые ссылается суд в подтверждение вины осужденного М., получены с соблюдением требований закона.

Показания свидетеля Т. не свидетельствуют, что на предварительном следствии она их дала в результате недозволенных методов ведения следствия.

Суд обсудил вопрос относительно заявленного в судебном заседании ходатайства о допросе в качестве свидетеля К. и, исходя из того, что допрос последнего выходит за рамки рассматриваемого дела, пришел к правильному выводу об оставлении данного ходатайства без удовлетворения.

Помимо этого нарушений требований ст. 271 ч. 4 УПК РФ судом допущено не было, поскольку суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля, явившегося в суд по инициативе сторон, а К. же, как видно из протокола судебного заседания, по инициативе осужденного М., заявившего ходатайство о его допросе, поддержанного адвокатом Черноусовым, в суд не явился.

Таким образом, вывод суда о виновности М. в том, что он совершил терроризм в форме угрозы совершения взрывов, создающих опасность гибели людей и причинения значительного имущественного ущерба, в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения и оказания воздействия на принятие решений органами власти, основан на добытых по делу доказательствах, достоверность которых не вызывает сомнений у кассационной инстанции.

Юридическая квалификация содеянного осужденным М. по ст. 205 ч. 1 УК РФ является правильной.

Наказание М. назначено в соответствии с требованиями закона.

Поэтому кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 16 августа 2002 года в отношении М. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"