||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 декабря 2002 года

 

Дело N 55-о02-15

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.

судей Саввича Ю.В., Коннова В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 4 декабря 2002 года кассационное представление государственного обвинителя Потаповой О.И. на приговор Верховного Суда Республики Хакасия от 22 января 2002 года, которым

Л., <...>, несудимый

оправдан по ст. ст. 229 ч. 3 п. "б", 285 ч. 1, 228 ч. 1, 303 ч. 3, 33 ч. 4, 307 ч. 1 за отсутствием состава преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Саввича Ю. В., выступление адвоката Филимонова А.А., полагавшего приговор оставить без изменения, мнение прокурора Смирновой Е.Е., полагавшей судебное решение отменить, Судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного следствия Л. обвиняется в хищении наркотических средств, в крупном размере, лицом с использованием своего служебного положения, в использовании должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы из личной заинтересованности, повлекшем существенное нарушение прав и законных интересов государства, в незаконном приобретении и хранении наркотических средств без цели сбыта, в фальсификации доказательств по уголовному делу об особо тяжком преступлении, в использовании должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы из личной заинтересованности, повлекшем существенное нарушение прав и законных интересов граждан, охраняемых законом интересов общества и государства с тяжкими последствиями, в подстрекательстве к даче заведомо ложных показаний свидетелем при производстве предварительного расследования.

Оправдывая Л. по предъявленному обвинению в хищении и незаконном приобретении и хранении наркотических средств без цели сбыта, суд привел анализ доказательств, свидетельствующий о том, что хищение могло быть совершено любым лицом, в ведение которых находились изъятые наркотические средства, об отсутствии прямых доказательств причастности Л. к хищению наркотических средств, а также их приобретению, невозможность доказать, что похищенное вещество было именно наркотическим, неуказание мотива совершенного преступления в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

Суд указал, что недоказанность вины в хищении наркотических средств и незаконном приобретении влечет последующую недоказанность в фальсификации доказательств по представлению иного наркотического средства и в использовании в связи с этим служебного положения вопреки интересам службы.

Обвинение в фальсификации доказательств - материалов оперативно-розыскного мероприятия по контрольной закупке наркотических средств несостоятельно, согласно приговору, по мотивам того, что оно действительно производилось, записывалось на видеокамеру, наркотические средства изъяты, а лица, их сбывшие, задержаны. Как установлено судом, документы по передаче видеокамеры и ее выдаче были документами оперативного прикрытия и не свидетельствуют о фальсификации, фактически установку видеокамеры производило иное подразделение. Несостоятельно в связи с этим и обвинение в использовании должностным лицом своих полномочий вопреки интересам службы, тем более, что существенного нарушения прав и законных интересов граждан не произошло, а выводы о том, что он проявил карьеризм и угодничество, не подтверждаются материалами дела.

Судом проанализированы показания в судебном заседании свидетелей М. и В. и сделан вывод об отсутствии в его действиях подстрекательства к даче заведомо ложных показаний.

В кассационных представлениях государственный обвинитель ставит вопрос об отмене приговора суда. Указывает, что

- признав показания свидетелей Т. и П. недостоверными, суд не выделил в отношении них материалы уголовного дела и не направил их для дачи правовой оценки в соответствии со ст. 109 УПК РСФСР, Л. имел возможность похитить наркотические средства способом, указанным в обвинении;

- суд не выделил материалы уголовного дела по хищению наркотических средств и передаче их для проведения расследования;

- суд не дал должной оценки фактам, что, забрав муляж наркотического средства, Л. обещал найти и вернуть тот наркотик, который был похищен, и просил провести экспертизу по справке их предварительного исследования, а положил в основу приговора только показания Л.;

- довод, что справка эксперта не может служить доказательством того, что похищены именно наркотические средства, необоснован;

- факт фальсификации документов оперативно-розыскного мероприятия имел место;

- изъятие гашиша, приобретенного Л. вместо похищенного, произведено с соблюдением процессуальных норм;

- суд не учел, что хищение наркотического средства предполагает корыстный мотив, материалами дела установлено, что они были необходимы Л. для расчетов с агентами, неуказание мотива не может влечь оправдания, а влечет направление дела для дополнительного расследования;

- суд необоснованно не признал документы оперативно-розыскного мероприятия доказательствами, не дал оценки, что действия проводились без понятых, акты полностью сфальсифицированы, показания В. на предварительном следствии о предложении ей со стороны Л. дать ложные показания, оставлены без внимания, поэтому оправдание по факту фальсификации доказательств необоснованно;

- суд не дал оценки тому, что муляж наркотического средства из пакета с наркотиком и затем переданный Л. были изготовлены из пластилина разного цвета, что подтверждает выводы о его виновности;

- материалами дела установлено, что хищение Л. наркотических средств, произведено в те два часа, которые пакеты после экспертных исследований находились у него, когда бирку-печать можно было снять без повреждения, поэтому расписка П. о получении наркотических средств не свидетельствует о его невиновности;

- суд не дал оценки факту, что оперативно-розыскные мероприятия проводились без понятых, М. фактически был водителем автомобиля, не дано оценки факту изменения показаний свидетелем В. в суде;

- суд в судебном заседании не выяснил у Т. и П., когда Л. им говорил, что наркотические средства чтобы расплатиться за оперативную информацию.

В возражениях на кассационное представление адвокаты Филимонов А.А., Ольховский И.А., оправданный Л. просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

По версии предварительного следствия, положенной в основу обвинения, Л. в период с 2 до 4 часов 31 августа 2000 года, имея в силу служебных полномочий в своем ведении пакет с наркотическим средством, отклеил свежую бирку эксперта, подменил 3093,7 грамма наркотического средства пластилиновым муляжом, заклеил пакет и передал следователю П. через своего работника Ж.

Между тем, какого-либо экспертного исследования состояния упаковки наркотического средства не проводилось. Объективных данных о том, что упаковка после исследования специалистом вскрывалась, а затем вновь приведена в нормальное состояние, нет. Отсутствуют также объективные доказательства о возможности такового в принципе.

Нет доказательств и того, что Л. заранее приготовил более трех килограмм пластилина для изготовления муляжа, или в течение двух часов, в ночное время подыскал требуемое количество пластилина и изготовил муляж.

Таким образом, версия предварительного следствия об обстоятельствах хищения наркотического средства оправданным, является предположением, не подтвержденным какими-либо объективными доказательствами.

Более того, согласно расписке в материалах дела, следователь П. от Ж. получила гашиш весом 3 кг 600 грамм 31 августа 2000 года.

Следователь Т.С., осматривая в присутствии понятых вещественные доказательства 2 сентября 2000 года, указала, что целостность упаковки наркотического средства, изъятого у С., не нарушена, содержимое пакета заполнено полностью, он перевязан нитками белого цвета, которые вклеены между листами бумаги серого цвета.

Материалами дела установлено, что к пакету с изъятым наркотическим средством, помимо Л., имел доступ широкий круг лиц. В помещении экспертного отделения он около двух недель вообще лежал на полу. При вскрытии пакет и бирка оказались в нормальном состоянии, повреждений не имели.

Однако доказательств, исключающих возможность хищения наркотического средства иными лицами, органами предварительного следствия не представлено.

Не указано в постановлении о привлечении Л. в качестве обвиняемого и о мотиве совершения им преступления, ходатайств о направлении уголовного дела в этой части для дополнительного расследования участниками процесса не заявлялось.

Поведение Л. после обнаружения факта хищения наркотических средств свидетельствует о желании самостоятельно найти похищенное и лицо, совершившее хищение, и не может служить доказательством безусловной причастности оправданного к хищению.

Учитывая изложенное, суд принял обоснованное решение об оправдании Л. по обвинению в хищении наркотических средств.

Выделение уголовного дела и осуществление уголовного преследования лиц, похитивших наркотические средства, или давших в суде ложные показания находится в компетенции органов предварительного следствия. Суд не вправе осуществлять эти действия в силу ст. 123 Конституции РФ.

Обвинение Л. в незаконном приобретении наркотических средств в крупном размере, в злоупотреблении должностными полномочиями, в фальсификации доказательств по уголовному делу об особо тяжком преступлении также основано на предположениях.

Доказательств незаконного приобретения Л. наркотических средств в материалах дела нет. Свидетель Б. не видел лицо, которое принесло пакет с наркотическим средством, и только предполагает, что это был Л.

Изъятие данного наркотического средства процессуальными методами не произведено, экспертное исследование его проведено без соответствующего постановления, в ходе другой экспертизы, поэтому обоснованно признано недопустимым доказательством.

Отсутствие доказательств незаконного приобретения и хранения Л. наркотических средств обоснованно признано судом как основание, исключающее обвинение оправданного в злоупотреблении должностными полномочиями и в фальсификации доказательств по уголовному делу путем представления иного наркотического средства.

Не может быть признано состоятельным и обвинение оправданного в фальсификации доказательств - документов оперативно-розыскного мероприятия.

Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных доказательств, имеющих значение для уголовного дела.

Как установлено материалами дела, проверочная закупка наркотического средства была произведена, снималась на видеокамеру, наркотические средства С. получил в обмен на автомобиль, затем наркотические средства передал работникам милиции, они исследовались экспертом Т.

Какие сведения, полученные при проведении оперативно-розыскного мероприятия, Л. фальсифицировал, органы предварительного следствия не указали. Между тем, содержание документов, названных следствием фальсифицированными, только подтверждает сведения, полученные иным процессуальным путем, в частности допросами участников оперативно-розыскного мероприятия, задержанных лиц.

Имеющиеся нарушения при составлении актов приема-передачи различных предметов и оборудования обоснованно судом первой инстанции не признаны основанием для квалификации действий Л., так как они не фальсифицируют никаких сведений об обстоятельствах проверочной закупки наркотических средств.

Обоснованно суд не усмотрел в действиях Л. по данному факту и служебного подлога, так как никаких заведомо ложных сведений данные документы не содержат.

Не усматривается в действиях Л. по данным фактам и злоупотребления должностными полномочиями.

Как установлено в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, целью действий оправданного было выявление и разоблачение лиц, сбывающих крупную партию наркотических средств, что по имеющимся в деле данным было исполнено. Дальнейшая оценка и проверка результатов оперативно-розыскного мероприятия осуществлялась органами предварительного следствия. Признание этими органами имеющихся доказательств недостаточными для направления дела в суд, не может служить основанием для обвинения Л. в злоупотреблении полномочиями. Не повлекли действия Л. и существенного нарушения прав и законных интересов К., Б. и Т., так как они были задержаны и арестованы за сбыт наркотических средств, и сами этот факт не оспаривали на предварительном следствии.

Суд первой инстанции правильно пришел к выводу о невозможности вынесения обвинительного приговора Л. по предъявленному обвинению в подстрекательстве свидетеля к даче заведомо ложных показаний.

Как следует из текста предъявленного обвинения, не указано время и место совершения преступления. Исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе и показаниями свидетелей М. и В., не установлено, что Л. уговаривал их дать ложные показания об участии в проведении оперативно-розыскного мероприятия. Не сообщали эти лица о каких-либо активных действиях оправданного, направленных на возбуждение у них желания дать заведомо ложные показания и на предварительном следствии.

Учитывая изложенное, Судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения кассационного представления.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Хакасия от 22 января 2002 года в отношении Л. оставить без изменения, а кассационный протест государственного обвинителя Потаповой О.И. оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"