||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 декабря 2002 г. N 4-кпО02-123

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Шурыгина А.П.

судей - Иванова Г.П. и Шишлянникова В.Ф.

рассмотрела в судебном заседании от 3 декабря 2002 года уголовное дело по кассационной жалобе осужденного С. на приговор Московского областного суда от 26 июля 2002 года, которым

С.,<...>, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "к", "н" УК РФ к 19 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Иванова Г.П., объяснения осужденного С., просившего об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение, и мнение прокурора Найденова Е.М. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда С. признан виновным в совершении 17 декабря 2001 года в г. Балашихе Московской области на почве личных неприязненных отношений умышленного убийства А.М., а также умышленного убийства А.М.Б. в связи с исполнением потерпевшей общественного долга по защите своего сына - А.М., и умышленного убийства Т. с целью сокрытия совершенных убийств А.М. и А.М.Б.

В судебном заседании С. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе он просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение.

При этом С. утверждает, что с 12 января по 6 февраля 2002 года (то есть, более 10 суток, предусмотренных ст. 90 УПК РСФСР) он содержался под стражей в ИВС без предъявления ему обвинения и в этот период с ним в отсутствие адвоката проводились следственные действия (изымалась его одежда, отбиралось "чистосердечное признание", проводилась очная ставка со свидетелем М., отбирались образцы крови и слюны на экспертизу), чем было нарушено его право на защиту, и к нему применялось физическое воздействие, следственный эксперимент был проведен с участием понятых, являющихся оперативными работниками и помощниками следователя, "чистосердечное признание" написано было самим следователем, он его только подписал, с постановлением о назначении судебно-медицинской экспертизы и с заключением эксперта он был ознакомлен одновременно, что делает заключение недопустимым доказательством, однако суд положил его в основу приговора, кроме того, выводы суда о его виновности не подтверждаются показаниями свидетеля В., а свидетель М. дал показания против него под физическим воздействием, о чем он пояснил в судебном заседании, судом установлена фальсификация доказательств - протокол осмотра места происшествия был исключен в связи с тем, что в нем следователем были сделаны дописки об обнаружении в квартире потерпевших на журнальном столе клочка туалетной бумаги со следами крови, которая по заключению эксперта принадлежала ему - С.

В приговоре суд не указал, по каким основаниям он принял одни доказательства и отверг другие. Он также просит о проведении генетической экспертизы его одежды, на которой были обнаружены следы крови, для решения вопроса о его непричастности к убийству потерпевших.

В возражениях потерпевшая Т.А. просит отменить приговор за мягкостью наказания.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит, что приговор подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно ст. 75 УПК РФ приговор не может быть постановлен на доказательствах, которые были получены с нарушением норм уголовно-процессуального закона, так как такие доказательства являются недопустимым, то есть они не имеют юридической силы.

Между тем, как следует из материалов дела, и на это обстоятельство обоснованно ссылается осужденный в своей кассационной жалобе, допустимость целого ряда доказательств, положенных в основу приговора, вызывает сомнения, которые суд должен был разрешить при рассмотрении дела, однако не сделал этого.

Так, в материалах дела имеются данные о том, что С. был задержан по подозрению в убийстве А.М. и А.М.Б. и Т. не 6 февраля 2002 года, как об этом указано в протоколе задержания (т. 2 л.д. 4), а в январе 2002 года.

Об этом, в частности, свидетельствует протокол получения образцов крови и слюны у С. в изоляторе временного содержания УВД г. Балашихи от 31 января 2002 года (т. 2 л.д. 48).

В резолютивной части приговора суд указал, что срок наказания С. исчислять с 12 января 2002 года - даты его фактического задержания, что полностью соответствует утверждениям С. в судебном заседании и в кассационной жалобе о том, когда он был взят под стражу по настоящему делу.

Вместе с тем, обвинение С. было предъявлено 15 февраля 2002 года (т. 2 л. д. 97 - 98).

То есть, если исходить из даты фактического задержания, установленной судом, обвинение С. было предъявлено только по истечении 24 дней со дня задержания.

Статься 90 УПК РСФСР допускает в исключительных случаях избрание меры пресечения в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, и до предъявления ему обвинения.

Однако, в этом случае обвинение должно быть предъявлено не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, мера пресечения отменяется.

Суд, соглашаясь с утверждением С. о том, что он фактически был задержан 12 января 2002 года, оставил без внимания, что в этом случае было допущено нарушение ст. 90 УПК РСФСР, не обсудил вопрос о допустимости доказательств, полученных в результате проведения следственных действий с участием С. в этот период, и в обоснование доказанности вины С. в убийстве А.М. и А.М.Б. и Т. сослался на показания осужденного, которые он давал на предварительном следствии -"чистосердечное признание" от 14 января 2002 года, протокол допроса в качестве подозреваемого от 6 февраля 2002 года, протокол проверки его показаний на месте совершения преступления от 6 февраля 2002 года, протокол очной ставки со свидетелем М. от 22 января 2002 года, а также на протокол выемки одежды, принадлежащей С. от 14 января 2002 года, на которой была обнаружена кровь, и заключение биологической экспертизы по этой одежде.

Таким образом, суд положил в основу приговора доказательства, допустимость которых вызывает обоснованные сомнения, на что указывается в кассационной жалобе осужденного.

Поэтому жалоба осужденного об отмене приговора подлежит удовлетворению. При новом рассмотрении дела необходимо более тщательно проверить соблюдение следственными органами требований ст. 90 УПК РФ и, в зависимости от установленных обстоятельств, обсудить вопрос о допустимости в качестве доказательств показаний С., данных им на предварительном следствии. Необходимо проверить, соответствует ли действительности подписка о невыезде от 14 января 2002 года в отношении С., который в этот день, как следует из материалов дела, написал чистосердечное признание в убийстве трех лиц.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского областного суда от 26 июля 2002 года в отношении С. отменить и дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей.

Меру пресечения С. оставить прежнюю - содержание под стражей.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"