||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 ноября 2002 г. N 46-о02-8

 

Председательствующий: Минин Г.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Червоткина А.С., Мезенцева А.К.

рассмотрела кассационные представление прокурора, жалобы осужденных В., К., С., А., А.С., С. и И., адвокатов Жоголевой Н.Н., Митенковой И.П., Бухваловой В.Н., Гетунова А.А. и Богословцевой Н.А. на приговор Самарского областного суда от 10 июля 2002 года, которым

В., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы по:

ст. ст. 33 ч. 4, 112 ч. 2 п. п. "б", "г", "ж" УК РФ на три года;

ст. ст. 33 ч. 5, 306 ч. 2 УК РФ на четыре года;

ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на шесть лет с конфискацией имущества;

33 ч. 4, 327 ч. 1 УК РФ на один год;

ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "д", "ж" УК РФ на пятнадцать лет;

по ст. 327 ч. 3 УК РФ назначен штраф в размере 15000 рублей.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений В. назначено девятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества и штраф в размере 15000 рублей.

К., <...>, судимый 19.05.1998 г. по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 06.12.2000 года, -

осужден к лишению свободы по:

ст. 112 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ на три года;

ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "д", "ж" УК РФ на пятнадцать лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений К. назначено семнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы по:

ст. ст. 33 ч. 5, 112 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ на два года;

ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "б", "ж" УК РФ на восемь лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений С. назначено восемь лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

А., <...>, несудимый, -

осужден по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "б", "ж" УК РФ на десять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с применением в соответствии со ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ принудительного лечения от наркомании.

А.С., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы по:

ст. ст. 33 ч. 3, 112 ч. 2 п. п. "б", "г", "ж" УК РФ на три года;

ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на шесть лет с конфискацией имущества;

222 ч. 1 УК РФ на два года;

ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "ж" УК РФ на четырнадцать лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений А.С. назначено восемнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

С.О., <...>, несудимый, -

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 п. "б" УК РФ на пять лет лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком три года.

И., <...>, несудимый, -

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 п. "б" УК РФ на пять лет лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком три года.

Этим же приговором осуждены А.Л., В.С., К.Ю., С.А., У., К.В., П. и Д., приговор в отношении которых не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С., выступление адвокатов Жоголевой Н.Н., Митенковой И.П. и Томилиной О.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Шиховой Н.В. об отмене приговора в отношении И. и С.О., а также С. в части его осуждения по ст. ст. 33 ч. 5, 112 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ за их непричастностью к совершению преступления, а В. в части его осуждения по ст. ст. 33 ч. 4, 327 ч. 1 УК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования и об оставлении приговора в остальной части без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

А.С. и В. в составе организованной группы, И. и С.О. с другими осужденными группой лиц по предварительному сговору осуждены за совершение покушения на кражу чужого имущества в крупном размере.

А.С. и В. в составе организованной группы, а К. группой лиц по предварительному сговору совершили убийство Я. А. и С. - пособничество этому убийству.

А.С. неоднократно организовал совершение умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью Н. и Р. В. склонил к избиению Н. П. и Д., их же и К. - к избиению Р. С. совершил пособнические действия Д. и К. в избиении ими Р. К. совместно с Д. умышленно причинил средней тяжести вред здоровью Р.

А.С. незаконно приобрел, хранил, перевозил огнестрельное оружие и боеприпасы.

В. совершил подстрекательство к подделке удостоверения работника милиции и использовал его, а также пособничество в заведомо ложном доносе с искусственным созданием доказательств.

Преступления совершены в период с октября 2000 года по январь 2001 года в г. Самаре и Самарской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные А.С. и С. виновными себя не признали, остальные осужденные - признали частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель Егорова Л.Г. просит приговор в отношении К. изменить, определить ему для отбывания наказания исправительную колонию особого режима вместо строгого, указывая на то, что в его действиях содержится особо опасный рецидив преступлений.

В кассационных жалобах:

осужденный В. выражает несогласие с приговором, просит пересмотреть дело и снизить назначенное ему наказание, указывая на то, что он виновен лишь в покушении на кражу и использовании поддельных документов. Других преступлений он не совершал, показания в ходе предварительного следствия от него были получены в результате угроз, насилия и других незаконных методов, на допросах, проводившихся без участия адвоката;

адвокат Жоголева Н.Н. просит приговор в отношении В. в части его осуждения по ст. ст. 112 ч. 2 п. п. "б", "г", "ж", 33 ч. 5 - 306 ч. 2, 33 ч. 4 - 327 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "б", "д", "ж" УК РФ отменить с прекращением производства по делу, указывая на то, что он постановлен на показаниях, данных в ходе предварительного следствия В. под давлением следователя, не подтвержденных другими доказательствами. Показания П. и Д. об обстоятельствах избиения Н. и Р. противоречивы, в суде они утверждали, что В. просил их поговорить с потерпевшими, не давал указаний их избивать. Удостоверение работника милиции В. не изготавливал, а лишь использовал его. Не доказана и его виновность в убийстве Я., причины смерти которого не установлены, орудие преступления не найдено. В. в судебном заседании отказался от показаний, данных им в ходе предварительного следствия, так же, как и свидетель В.Р., на которого было оказано давление со стороны работников милиции. При назначении В. наказания за покушение на кражу и использование удостоверения работника милиции суд не учел, что В. признал себя виновным в этом полностью, написал явку с повинной, активно способствовал раскрытию преступления;

осужденный К. и в его защиту адвокат Митенкова И.П. просят приговор в отношении К. отменить с прекращением дела, указывая на то, что участия в избиении Р. он не принимал, потерпевшего бил один Д. Показания потерпевшего Р. о количестве напавших на него противоречивы, орудия преступления не обнаружены. Я. никто не убивал, он умер сам, а он (К.) и В., испугавшись, сожгли труп. Показания в ходе предварительного следствия осужденные давали без участия адвокатов, под давлением работников милиции. Причина смерти Я., доказательства его убийства материалами дела не установлены;

осужденный С. выражает несогласие с приговором, указывая на то, что он осужден необоснованно, он работал в качестве водителя у А.С., выполнял свои служебные обязанности, подвозил его, его жену и знакомых в те места, куда они указывали. В сговоре на избиение Р. и убийство Я. он не участвовал, об обстоятельствах совершения этих преступлений не знал. Дело по его обвинению об участии в избиении Р. было прекращено в прокуратуре Ленинского района г. Самары, но потом незаконно возобновлено прокуратурой Кировского района. При нем насилия в отношении Я. не применялось, в подвале дачи он потерпевшего не видел. Первоначальные показания, данные следователю, он не читал, так как был очень расстроен фактом задержания. Никто из осужденных не давал показаний об его участии в преступлениях;

адвокат Бухвалова В.Н. просит приговор в отношении С. отменить с прекращением дела, указывая на те же обстоятельства, что и сам осужденный, а также на то, что никто из допрошенных по делу лиц ни в ходе предварительного следствия, ни в суде не давал показаний об осведомленности С. об избиении Р. и убийстве Я. и никаких доказательств виновности С. в материалах дела нет. В сговоре на похищение и убийство Я. он не участвовал, показания об этом В., А. и К. противоречивы;

осужденный А. просит отменить приговор и его уголовное преследование прекратить, указывая на то, что показания его и других осужденных в ходе предварительного следствия получены с нарушением закона, на допросах, проводившихся без участия адвокатов, путем применения недозволенных методов ведения следствия. Судебное разбирательство проводилось предвзято и необъективно, вина его в пособничестве убийству не доказана. Он прошел курс добровольного лечения от наркомании и в принудительном лечении по этому поводу не нуждается;

осужденный А.С. и адвокат Гетунов А.А. просят приговор в части осуждения А.С. по ст. ст. 33 ч. 3 - 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", 222 ч. 1, 33 ч. 3 - 112 ч. 2 п. п. "б", "г", "ж" УК РФ отменить с прекращением дела за отсутствием состава преступления, снизить назначенное по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ наказание. Утверждают, что он не организовывал избиения Н. и Р., непричастен к смерти Я., в ходе предварительного следствия В., А., К. и другие оговорили его под давлением работников милиции.

О хранящихся у него оружии и боеприпасах он заявил до начала обыска, выдал их добровольно, что подтвердили свидетели А.Е., С.В. и П.В., указано на это и в протоколе обыска. Участие его в краже выразилось лишь в том, что он по просьбе В. звонил по телефону Я., просил его отпустить задержанных людей и машины с грузом. Просят учесть, что ранее он не судим, имеет больную мать и несовершеннолетнего сына;

осужденный И. и адвокат Богословцева Н.А. просят приговор в отношении И. отменить с прекращением дела, указывая на то, что в суде он виновным себя не признал, участия в совершении кражи не принимал, в ходе предварительного следствия оговорил себя под давлением работников милиции. При определении меры наказания суд не учел наличие у него несовершеннолетнего ребенка;

осужденный С.О. просит приговор в отношении него отменить с прекращением дела за отсутствием состава преступления, указывая на то, что он постановлен на противоречивых показаниях С.О., данных им в ходе предварительного расследования, от которых он в суде отказался. Металл для хищения был приготовлен другими лицами в предыдущую смену, что подтвердили У., К.В., В.С. и А.Л. В ходе предварительного следствия он (С.) вынужденно оговорил себя. Просит обратить внимание на то, что он не приготавливал битый кирпич для маскировки похищенного, в чем он обвинялся органами следствия.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшая Н. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.

Виновность А.С. в организации, а В. - в подстрекательстве П. и Д. к причинению вреда здоровью средней тяжести Н. подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Факт избиения П. и Д. Н., в результате чего ей был причинен вред здоровью средней тяжести, в суде установлен и участниками процесса не оспаривается.

Из показаний П. и Д. в судебном заседании следует, что незнакомую им ранее Н. избили они по указанию В., который подвез и отвез их с места происшествия, простил за это им денежный долг.

Из явки с повинной В., протокола допроса его на очной ставке с А.С., следует, что в октябре 2000 года А.С. сказал ему, что одна женщина мешает вывозу металла с завода "Металлист", надо найти людей, избить ее, чтоб она на некоторое время попала в больницу, показал эту женщину. Он нашел для этой цели П. и Д., которые это поручение выполнили.

Доводы осужденного В. о том, что он поручал П. и Д. лишь поговорить с Н., опровергаются показаниями П. и Д. о том, что В. велел им побить потерпевшую, показаниями потерпевших Н. и Н.К. о том, что нападавшие избивали их молча, ни о чем не спрашивая.

Виновность В. - в подстрекательстве Д. и К. к причинению вреда здоровью средней тяжести Р., а К. - в непосредственном причинении этого вреда Р., также подтверждена материалами дела.

Факт избиения Д. Р., в результате чего ему был причинен вред здоровью средней тяжести, в суде установлен и участниками процесса не оспаривается.

Доводы осужденных В. и К. о непричастности к совершению данного преступления опровергаются показаниями потерпевшего Р. о том, что в его избиении участвовало два человека; показаниями, данными в ходе предварительного следствия осужденными Д. и В. о том, что по просьбе В. Д. и К., дождавшись на лестничной площадке Р., избили его с помощью кусков арматуры.

Из показаний, данных в ходе предварительного следствия осужденным П., также следует, что он по поручению В. ожидал вместе с Д. и К. потерпевшего Р. в подъезде его дома, вышел к сидящему в машине В. В это время Рассказов зашел в подъезд. Зайдя следом за потерпевшим, он услышал, что Р. бьют.

В то же время причастность А.С. и С. к совершению данного преступления нельзя считать доказанной.

А.С. и С. виновными себя по данному эпизоду ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не признали.

В подтверждение виновности А.С. в организации данного преступления суд в приговоре сослался лишь на показания, данные В. в ходе предварительного следствия.

В то же время содержание этих показаний в приговоре не приведено, надлежащей оценки им не дано и не указано, какими доказательствами они подтверждаются. В приговоре имеется ссылка на явку с повинной В. (т. 9, л.д. 139 - 141).

Однако в этой явке с повинной В. указал, что адрес диспетчера (Р.) узнали А.Ю. или А.С., показали его "Д.А. и П.С." (Д. и П.), взяли еще с собой К.А. (К.). Расплатился с ними за избиение потерпевшего А.Ю. (А.). В суде же В. отрицал причастность А.С. к данному преступлению.

При таких обстоятельствах виновность А.С. нельзя считать доказанной, приговор в отношении него подлежит изменению с исключением осуждения А.С. по данному эпизоду за непричастностью к совершению преступления. Из приговора подлежит исключению осуждение А.С. по п. "ж" ч. 2 ст. 112 УК РФ.

Признавая виновным С. по этому эпизоду, суд в приговоре сослался на показания, данные в ходе предварительного расследования В., П. и Д. о том, что в автомобиле под управлением С. они ожидали Р. у проходной завода, затем проехали к его дому, а после его избиения на том же автомобиле уехали с места происшествия.

В то же время никто из указанных или других лиц ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не давал показаний о том, что С. был осведомлен о целях ожидания Р., мотивах и факте его избиения. Других доказательств виновности С. по данному эпизоду не приведено.

Сам С. последовательно отрицал свою виновность. Его показания о том, что он по просьбе В. подвозил его и его знакомых в места, которые они указывали, не зная о том, что они намеревались избить потерпевшего, материалами дела не опровергнуты.

В соответствии с законом приговор не может быть постановлен на предположениях. Поэтому приговор в отношении С. в части его осуждения по ст. ст. 33 ч. 5, 112 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ подлежит отмене с прекращением уголовного преследования на основании ст. 27 ч. 1 п. 1 УПК РФ в связи с непричастностью его к совершению преступления.

Виновность А.С. в организации кражи чужого имущества - заготовок алюминия и магния с Самарского металлургического завода - подтверждена показаниями в суде осужденного С.А., а также показаниями, данными в ходе предварительного следствия им же, а также В., В.С., У., другими доказательствами, исследованными в судебном заседании. Выводы суда о совершении данного преступления А.С. в составе организованной группы с В. и другим лицом подробно мотивированы в приговоре.

Действия А.С. по данному эпизоду судом квалифицированы правильно.

Вместе с тем, виновность И. и С.О. в совершении действий, за которые они осуждены, нельзя считать доказанной.

Сами осужденные И. и С.О. в судебном заседании заявили, о том, что в подготовке кражи они участия не принимали, и им о ней не было ничего известно.

Как видно из материалов дела постановлений о привлечении их в качестве обвиняемых и обвинительного заключения (т. 4, л.д. 158 - 161, 165 - 168; т. 15, л.д. 100 - 101, 106 - 108) И. и С.О. было предъявлено обвинение в том, что они заранее вместе с К.Ю., С.А. и неустановленными лицами приготовили отходы производства в виде битого кирпича, которым В., С.О., К.Ю. и У. засыпали погруженные в автомобили слитки алюминия и магния, подготовленные к хищению.

В этом же они признаны виновными по приговору суда.

Однако, как видно из показаний всех перечисленных лиц, И. и С.О. указанных действий не совершали. Из показаний осужденных К.Ю., У. и С.А. следует, что мульды с битым кирпичом привез К.Ю., этим кирпичом они втроем с помощью В. засыпали находившиеся в машинах слитки металла.

Каких-либо доказательств участия И. и С.О. в совершении указанных действий в материалах дела нет.

В подтверждение виновности И. и С.О. суд в приговоре сослался на их показания в ходе предварительного следствия о том, что по просьбе С.А. они загрузили на межпролетную тележку слитки алюминия. Однако совершение этих действий, направленных на хищение цветных металлов в обвинение И. и С.А. не вменялось.

Таким образом, материалами дела бесспорно установлено, что подготовки битого кирпича для маскировки похищаемого металла, за что они осуждены, И. и С. не совершали.

Поэтому приговор в отношении И. и С.О. подлежит отмене с прекращением уголовного преследования на основании ст. 27 ч. 1 п. 1 УПК РФ в связи с их непричастностью к совершению преступления.

Виновность А.С., В. и К. в убийстве Я. в связи с осуществлением им служебной деятельности, а А. и С. - в пособничестве этому убийству подтверждена исследованными судом доказательствами, а доводы А.С., А. и С. о непричастности к убийству и доводы В. и К. о том, что Я. умер естественной смертью, опровергаются материалами дела.

Из показаний, данных в ходе предварительного следствия А., В. и К. следует, что они по предложению А.С. и другого лица решили похитить и убить Я. за то, что тот как работник службы безопасности Самарского металлургического завода мешал хищению металла с завода.

Предварительная договоренность об этом состоялась 22 февраля 2001 года. На следующее утро А.С., В., А., К. и С. на автомобиле "Газель", на котором предварительно были заменены номера, подъехали к дому Я., дождались его и усадили в автомобиль. На Я. надели наручники и повезли его на дачу к А.С., где планировали путем передозировки наркотиков лишить его жизни.

На даче поместили Я. в подвал, пристегнув наручниками к батарее отопления, А. и К. с целью лишения потерпевшего жизни в течение нескольких дней периодически вводили Я. инъекции наркотиков. Так как у Я. на руке появились следы от ожога о батарею и от наручников, решили увезти его в деревню к В. и там убить.

А.С., В., А. и К. повезли Я. в сторону деревни, затем В., К. и Я. пересели на гужевую повозку и доехали до деревни. Там В. и К. сделали Я. инъекцию героина и с целью убийства положили потерпевшего на улицу в снег, полагая, что тот умрет от переохлаждения. Обнаружив через некоторое время, что Я. еще жив, К. и В. задушили его.

К. снял с потерпевшего золотые зубные коронки, труп расчленили и сожгли. В условленное время они вышли на дорогу, где их встретили С. и А.С., которым они рассказали о подробностях случившегося.

Эти показания В. подтвердил с выходом на место происшествия, указал место преступления и уничтожения трупа.

С места происшествия были изъяты фрагменты костей (т. 8, л.д. 118 - 153), которые согласно заключению судебно-медицинской экспертизы принадлежат человеку, подвергались термическому воздействию, а также воздействию рубящего предмета (т. 11, л.д. 39 - 47).

Приведенные показания осужденных подтверждены также: показаниями свидетеля В. о том, что он видел Я. на даче А.С. прикованным наручниками к батарее, А. и К. делали ему уколы наркотиками, видел ожог на его руке, слышал разговор о том, что его хотят убить путем передозировки наркотика, а затем решили увезти в деревню и убить там; показаниями свидетеля М., которая слышала разговор А.С. и В.Р. о содержании Я. на даче, где его кололи наркотиками, и что его нет в живых; протоколами выемки у К. зубных протезов потерпевшего, а у А. - автомобильных номеров, которые С. помещал на автомобиль перед похищением Я., а потом снял, другими изложенными в приговоре доказательствами.

Доводы осужденных В. и К. о том, что Я. умер естественной смертью, опровергаются наряду с приведенными доказательствами показаниями потерпевшей Я.Н., свидетелей Я.Л., З. и других о том, что потерпевший Я. был здоров, перед уходом из дома на здоровье не жаловался, признаков каких-либо заболеваний не обнаруживал.

Судом дана надлежащая оценка совокупности имеющихся по данному эпизоду доказательств, сделан обоснованный вывод о виновности В., К., А.С., А. и С., действия которых квалифицированы правильно.

Доводы осужденных А. и С. о непричастности к преступлению опровергаются материалами дела, из которых видна их осведомленность о том, что Я. был похищен с целью его убийства, и содействовали совершению преступления. Они принимали непосредственное участие в насильственном перемещении потерпевшего на дачу А.С., содействовали его удержанию там, А. делал потерпевшему инъекции наркотических средств. С. с целью обеспечения тайности похищения потерпевшего менял на автомобиле, которым управлял, регистрационные номера, переданные ему А., в условленное время вывез непосредственных исполнителей убийства В. и К. с места преступления.

А.С. явился инициатором и организатором убийства, подобрал соучастников, обеспечил их транспортом, помещением для содержания потерпевшего, непосредственно руководил совершением преступления.

Виновность В. в пособничестве заведомо ложному доносу о совершении Я. преступления подтверждена явкой с повинной В. о том, что до похищения и убийства Я. он совместно с другим лицом (А.Ю.) подложили в автомобиль Я. наркотические средства и фальшивые доллары США для того, чтобы его привлекли к уголовной ответственности и уволили с завода, так как он мешал хищениям металла.

Из материалов дела следует, что сведения о наличии в автомобиле Я. наркотических средств были сообщены в органы внутренних дел. Из автомобиля были изъяты наркотические средства опий и героин и поддельные 100-долларовые купюры. В отношении Я. в связи с этим было возбуждено уголовное дело, которое впоследствии было прекращено за отсутствием состава преступления.

Виновность В. в подстрекательстве к изготовлению документа (удостоверения сотрудника милиции) в ноябре - декабре 2000 года и его использовании до момента изъятия в апреле 2001 года подтверждена показаниями самого осужденного В. о том, что он попросил К.В. подделать ему удостоверение работника милиции, оно было изготовлено, и он им пользовался, предъявляя на постах ГИБДД.

Эти обстоятельства подтверждены показаниями осужденного К.В., свидетелей Т., Т.Л., М., другими изложенными в приговоре доказательствами.

Вместе с тем приговор в этой части подлежит изменению, от назначенного по ст. ст. 33 ч. 4, 327 ч. 1 УК РФ наказания В. подлежит освобождению в соответствии со ст. ст. 302, 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ, поскольку к настоящему времени истек предусмотренный ст. 78 УК РФ двухлетний срок давности привлечения его к уголовной ответственности за данное преступление.

Доводы осужденного А.С. о том, что хранившийся у него пистолет "Вальтер", а также боеприпасы он выдал добровольно, опровергаются материалами дела.

Из протокола обыска (т. 2, л.д. 200 - 202) видно, что перед его началом А.С. было предложено добровольно выдать оружие, боеприпасы и наркотические средства. А.С. выдал добровольно два охотничьих ружья и 6 патронов.

В ходе обыска в пакете около входной двери был обнаружен пакет с коробками, предметом, завернутым в другой пакет и похожим на пистолет, другими вещами. А.С. заявил, что в пакете находится пистолет, а в коробках - патроны. Далее в ходе обыска в коридоре квартиры в антресоли были обнаружены патроны к различным видам оружия в количестве 155.

Данные обстоятельства подтвердили в ходе предварительного следствия свидетели А.Е., Г. и Б.

По смыслу закона (Примечание к ст. 222 УК РФ) под добровольной сдачей оружия и боеприпасов следует понимать выдачу их лицом по своей воле при реальной возможности дальнейшего хранения указанных предметов.

Как видно из материалов дела, добровольно, перед началом обыска, А.С. выдал только охотничье оружие и 6 патронов к нему. Остальные предметы, в том числе и пистолет, в соответствующих упаковках были обнаружены уже в ходе обыска. А.С. лишь объяснил, что именно находится в упаковках, не имея реальной возможности далее хранить оружие и боеприпасы.

Показаниям, данным в судебном заседании С. и П.В., а также изменением показаний свидетелем А.Е. суд дал надлежащую оценку.

При таких обстоятельствах А.С. обоснованно осужден по ст. 222 ч. 1 УК РФ.

Изложенные в кассационных жалобах осужденных и их защитников доводы о том, что показания в ходе предварительного следствия от осужденных и ряда свидетелей получены путем применения угроз, насилия и других незаконных методов, с нарушением права обвиняемых на защиту, проверялись в судебном заседании и были обоснованно признаны несостоятельными.

Как видно из материалов дела, в ходе предварительного следствия всем осужденным их права как подозреваемых и обвиняемых разъяснялись в полном объеме, в том числе право пользоваться услугами защитников, права, предусмотренные ст. 51 Конституции РФ. Показания ими давались на допросах, проводившихся с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, по их желанию - с участием защитников либо без их участия. Они обоснованно признаны судом в качестве допустимых доказательств и получили надлежащую оценку в совокупности с другими доказательствами.

Наказание осужденным В., К., А. и А.С. назначено в соответствии с законом, соразмерное содеянному, с учетом данных, характеризующих личность каждого из них, всех обстоятельств дела. Поэтому оснований для снижения назначенного им наказания, в том числе В. и А.С., несмотря на вносимые в приговор изменения, не имеется.

Вместе с тем в связи с частичной отменой приговора в отношении С., из него подлежит исключению о назначении ему наказания по совокупности преступлений.

Представление прокурора в отношении К. подлежит удовлетворению.

К. при наличии у него судимости за тяжкое преступление осужден за совершение особо тяжкого преступления. В его действиях имеется согласно ст. 18 ч. 3 п. "в" УК РФ имеется особо опасный рецидив, поэтому на основании ст. 58 ч. 1 п. "г" УК РФ отбывание лишения свободы ему должно быть назначено в исправительной колонии особого режима.

В связи с изложенным, приговор в отношении К. в силу ст. 387 ч. 3 УПК РФ подлежит изменению, назначенный ему к отбыванию режим исправительной колонии должен быть заменен со строгого на особый.

Согласно заключению наркологической экспертизы от 01.06.2001 года (т. 11, л.д. 27) А. страдает опийной наркоманией, нуждается в принудительном лечении, противопоказаний к которому не имеет. Каких-либо оснований не доверять выводам экспертов не имеется, поэтому применение к нему соответствующих принудительных мер медицинского характера является обоснованным.

Руководствуясь ст., ст. 377, 378, 387, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Самарского областного суда от 10 июля 2002 г. в отношении И. и С.О., а также в отношении С. в части его осуждения по ст. ст. 33 ч. 5, 112 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ отменить, их уголовное преследование прекратить в связи с непричастностью к совершению преступления.

Исключить из приговора указание о назначении С. наказания с применением правил, предусмотренных ст. 69 ч. 3 УК РФ.

Этот же приговор в отношении В. в части его осуждения по ст. ст. 33 ч. 4, 327 ч. 1 УК РФ изменить, от назначенного по этим статьям наказания его освободить за истечением сроков давности уголовного преследования.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 33 ч. 4 - 112 ч. 2 п. п. "б", "г", "ж", 33 ч. 5 - 306 ч. 2, 30 ч. 3 - 158 ч. 3 п. п. "а", "б", 105 ч. 2 п. п. "б", "д", "ж", 327 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить В. восемнадцать лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества и штраф в размере 15000 рублей.

Этот же приговор в отношении А.С. и К. изменить:

Исключить из осуждения А.С. п. "ж" ч. 2 ст. 112 УК РФ. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 33 ч. 3 - 112 ч. 2 п. п. "б", "г", 30 ч. 3 - 158 ч. 3 п. п. "а", "б", 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", 222 ч. 1 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить А.С. восемнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Отменить назначение К. строгого вида исправительной колонии и назначить ему для отбывания лишения свободы исправительную колонию особого режима.

В остальном приговор в отношении В., К., С. и А.С., а также в целом приговор в отношении А. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"