||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 ноября 2002 г. N 48-о02-195

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Свиридова Ю.А.

судей - Червоткина А.С., Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании от 29 ноября 2002 года кассационные жалобы осужденных С., Ш., адвокатов Аксенова А.М., Кузьмина В.Г. на приговор Челябинского областного суда от 30 мая 2002 года, которым

С., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 222 ч. 4 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы; по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности путем частичного сложения наказаний С. назначено 5 лет 10 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Ш., <...>, судимый: 1) 4 февраля 2000 года по ст. 222 ч. 4 УК РФ к 2 годам исправительных работ с удержанием 20% из заработной платы. Освобожден от наказания 31 июля 2000 года на основании п. 6 Постановления Государственной Думы от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии..."; 2) 15 ноября 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года на основании ст. 73 УК РФ,

осужден по ст. 213 ч. 3 УК РФ к 4 годам 8 месяцам лишения свободы, по ст. 111 ч. 2 п. "д" УК РФ к 6 годам 8 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности путем частичного сложения назначено 7 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 15 ноября 2000 года.

На основании ст. 70 УК РФ присоединено неотбытое наказание по указанному приговору полностью и окончательно к отбытию Ш. назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

У., <...>, несудимый,

осужден по ст. 213 ч. 3 п. "а" УК РФ к 4 годам лишения свободы условно в соответствии со ст. 73 УК РФ, с испытательным сроком в 4 года. Возложена обязанность не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа.

С.С., <...>, несудимый,

осужден по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с соответствии со ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 3 года.

Возложена обязанность не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа.

Постановлено взыскать с С. в пользу Д. 15000 руб. в счет компенсации морального вреда;

С У. и Г. по 3000 руб. в пользу Д. в счет компенсации морального вреда;

С Ш. в пользу Д.Д. возмещение ущерба 6950 руб. и в счет компенсации морального вреда 15000 рублей.

С У. и З. в пользу Д.Д. по 3000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Этим же приговором осуждены Г. и З., в отношении которых приговор не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Мезенцева А.К., выступление прокурора Глумовой Л.А., полагавшей исключить из приговора указание о наличии в содеянном Ш. опасного рецидива преступлений, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

С. осужден за незаконное ношение газового оружия; умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

Ш. осужден за хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам, совершенное группой лиц, с применением предметов, используемых в качестве оружия; умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, из хулиганских побуждений.

У. и С.С. осуждены за хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам, совершенное группой лиц.

Преступления совершены 23 декабря 2000 года и 7 января 2001 года в г. Южноуральске Челябинской области при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании Ш., У., Г. и С.С. свою вину не признали.

С. и З. виновными себя признали частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный С., утверждая о своей невиновности, с приговором не согласен и просит приговор отменить.

- адвокат Кузьмин В.Г. в кассационной жалобе и в дополнениях к ней просит приговор в части осуждения С. по ст. 111 ч. 1 УК РФ отменить и дело производством прекратить; по мнению адвоката, выводы, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; вывод о виновности С. в причинении ранений потерпевшему Д. основан только на показаниях последнего, на показаниях потерпевшего Д.Д. и свидетеля П. которые являются противоречивыми, надлежащей оценки эти противоречия не получили; ссылаясь на то, что по словам самого Д., его "били многие", адвокат полагает, что нельзя утверждать, что именно С. виновен в причинении Д. телесных повреждений.

- осужденный Ш. в кассационной жалобе и в дополнениях к ней с приговором не согласен, ставится вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение; Ш. утверждает, что ударов ножом и бутылкой он потерпевшему не наносил, осколки бутылки на месте драки отсутствовали, не установлено отпечатков пальцев осужденного, каких-либо вещественных доказательств вины Ш. не представлено; осужденный полагает, что приговор постановлен на противоречивых показаниях потерпевших Д. и Д.Д., показаниях свидетелей Ч. и К. на следствии, полученных с нарушением процессуальных положений, процессуальные нарушения допущены и при опознании Ш.; в жалобах приводится анализ доказательств, показаний свидетелей К. и Ч., ставится вопрос об исключении этих показаний из общего объема доказательств; осужденный утверждает, о применении в ходе расследования недозволенных методов; как следует из жалоб, Ш. не отрицает, что он видел, как З. принимал участие в драке, видел у кого-то из потерпевших кровь на спине, однако сам в драке участия не принимал, вместе с С.М. уехал в город; как утверждает Ш., У., Г., С.С. и С.В. он в этот момент не видел и они отношения к конфликту в баре не имели;

- адвокат Аксенов А.М. в кассационной жалобе и в дополнениях к ней ставит вопрос об отмене приговора в отношении У. и С.С. и прекращении производства по делу;

по мнению адвоката, выводы, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и приведенным в приговоре доказательствам; в жалобах приводятся доводы о том, что в момент избиения потерпевших У. и С.С. отсутствовали в баре "Викинг", эти доводы осужденных в приговоре не были опровергнуты; адвокат считает, что показания потерпевших Д. и Д.Д. об участии в их избиении У. являются противоречивыми и не могут быть положены в основу приговора, необоснованной адвокат считает ссылку на свидетеля А.Д., который умер, не может свидетельствовать о виновности, как полагает адвокат, наличие на куртке С.С. следов крови.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобах, судебная коллегия находит приговор в отношении Ш. подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности С., Ш., У. и С.С. в содеянном являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденных на следствии и в суде, показаниями потерпевших и свидетелей, протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских, судебно-криминалистической, биологической, баллистической, психиатрических экспертиз и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы в жалобах о невиновности осужденных судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы проверены в судебном заседании и опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

Свое присутствие ночью 23 декабря 2000 года в баре "Викинг" осужденные не отрицали.

Из показаний С. следует, что у стойки бара у него возник конфликт с потерпевшими по поводу очередности обслуживания. Кто-то хлопнул его по плечу, как оказалось, Д.Д., после чего последовал толчок или удар, дальнейших событий осужденный "не помнит", очнулся осужденный на полу, кто-то выбегал из бара, кричал, "расходимся". С. взял свою дубленку, вышел на улицу, видел отъезжавший от бара автомобиль, домой ушел пешком.

Ш. в суде, отрицая свою вину, показал, что видел, как З. обменивается ударами с незнакомым мужчиной. Кому-то из потерпевших был нанесен удар в область поясницы, появилась кровь. Он разбудил спящего С.М., вышли на улицу, осужденный еще несколько человек сели в стоявший у бара автомобиль и уехали в город.

У. в суде показал, что в связи с тем, что у них не хватило денег для оплаты заказа, они поехали к С.С. за деньгами, заходили в универсам "Любимый". В бар "Викинг" вернулись, когда драка уже закончилась, потерпевший Д.Д. лежал на полу, У. крикнул, чтобы вызвали "скорую помощь".

Из показаний С.С. в суде следует, что с У., Г., С.В. они поехали за деньгами, заходили в магазин "Любимый", вернулись в бар, когда конфликт был окончен. Видел на полу кровь, лежащего Д.Д. В этот момент подъехала "скорая", У. помогал укладывать Д.Д. на носилки.

Г. в судебном заседании также утверждал, что когда они приехали, драка закончилась. Д.Д. сидел на стуле, а затем скатился вниз, из их компании уже никого не было. Когда подъехала "скорая помощь", они помогали уложить Д.Д. на носилки.

Из показаний З. следует, что из их компании У., С.С. и Г. с девушкой-барменом уезжали в город. Во время драки З. обменялся ударами с Д.Д., видел, что кто-то в форме работника милиции, поэтому, опасаясь неприятностей, из бара вышел, вернулся, когда все уже закончилось. Возвращения Г., У. и С.С. не видел.

Вместе с тем, вина осужденных в полном объеме подтверждена совокупностью следующих доказательств.

В частности, потерпевшие Д.Д., Д. и К.А. как в ходе расследования, так и в судебном заседании давали последовательные, уличающие осужденных показания.

Так, в суде Д. показал, что при разговоре с барменом С. вел себя грубо, выражался нецензурной бранью, в ответ на замечания ударил его кулаком в грудь.

Из показаний Д. следует, что в последующем его стали избивать 2 - 3 человека, наносили удары по голове, различным частям тела.

Почувствовал, что его кто-то держит за правую руку, ощутил резкую боль в спине, куда было нанесено два - три удара, развернувшись, увидел сзади одного С.

В это же время У. нанес ему удары ногой и рукой в лицо, наносили Д. удары в лицо и в различные части тела Г. и З., последние наносили удары и еще кому-то из потерпевших. Д. видел, что Ш. нанес удар бутылкой по голове Д.Д., а затем осколком бутылки - ударил последнему в шею.

Допрошенный 24 декабря 2000 года Д. показывал, что парень с рыжими волосами (У.) нанес ему удар ногой в лицо.

Неоднократно допрошенный в последующем Д. давал аналогичные показания, подтверждая, что в избиении потерпевших принимал участие У., Ш. наносил удар бутылкой по голове Д.Д. В момент нанесения ударов Д. в спину сзади потерпевшего находился только С.

У., С. и Ш. потерпевший Д. опознал.

Потерпевший Д.Д. в суде подтвердил, что он видел, как С. нанес удар в грудь Д. Д.Д. вмешался в конфликт и оттолкнул осужденного. В это время на потерпевших бросилась группа парней с криками "бей ментов", наносили удары. Д.Д. видел, что У. наносил удары Д., С., удерживая последнего наносил ему в спину удары ножом, не менее двух.

В это же время Ш. нанес Д.Д. удар бутылкой по голове, а затем осколком бутылки нанес удар в ключицу, хлынула кровь. Затем ему были нанесены удары в спину - сзади находился Ш. З. также наносил ему удары. Несколько человек, среди которых был и С.С., избивали К.А. У. наносил Д.Д. удар ногой в лицо, после удара бутылкой по голове потерпевший терял сознание, кто-то кричал: "Хохол, хватит, уходим!" С., Ш. и У. - самого высокого и с рыжими волосами Д.Д. запомнил.

Допрошенный неоднократно в ходе расследования Д.Д. последовательно давал показания, из которых следует, что удары ножом Д. наносил С., Д.Д. нанес удар бутылкой по голове, а затем осколком в ключицу - Ш., в избиении потерпевших принимал участие и У.

Осужденных У., С., Ш. Д.Д. опознал, подтвердил свои показания во время очных ставок с осужденными. Д. в ходе очных ставок с осужденными также дал показания, уличающие последних.

В соответствии со ст. 314 УПК РСФСР суд правильно положил показания потерпевших Д.Д. и Д. в основу приговора, поскольку они последовательны, согласуются между собой, с фактическими обстоятельствами по делу, подтверждаются всей совокупностью доказательств.

Оснований полагать, что потерпевшие осужденных оговорили, у суда не имелось.

Из показаний потерпевшего К.А. следует, что конфликт начался с того, что Д. сделал замечание молодым людям. Д. внезапно навалился на него, Д.Д. встал между Д. и парнем, который толкнул последнего. После этого на потерпевших набросились парни, сидевшие в баре, ему наносили удары со всех сторон. К.А. стало плохо, ему помогли дойти до "скорой".

В ходе расследования К.А. также показывал, что конфликт возник после замечания Д., парни стали их избивать, видел, что кто-то через головы передает нож.

Вина осужденных подтверждена свидетелем Ч., которая была очевидцем избиения потерпевших, пыталась прекратить драку. Ч. видела, что Д.Д. нанесли удары ножом, бутылкой по голове. Ножом удары наносил Ш., полагает, что последний наносил удары и осколком бутылки, порезал шею Д.Д. У. наносил потерпевшему удары по голове, у К.А. было порезано лицо. Когда выходила на улицу, видела, что парни, избивавшие ее знакомых, садились в машину, Ш. заявлял, что порезал трех человек. К моменту приезда "скорой" из компании осужденных никого в баре не было.

Допрошенная в ходе расследования непосредственно после указанных событий, 23 и 25 декабря 2000 года, Ч. также давала уличающие осужденных показания.

В частности, Ч. показывала, что парень в сером джемпере с короткими волосами нападал на Д.Д. Д. отбивался от двоих парней, один из парней избивал К.А.

Ч. видела, что человек пять парней садились в автомашину, один из них крикнул: "Сматываемся, я троих порезал".

В последующих показаниях Ч. сообщила, что К.А. избивали Щ. и С.С.

В ходе расследования Ч. опознала Г., С.С., З. и Щ., как лиц, избивавших потерпевших.

Кроме того, в первом судебном заседании Ч. показывала, что она видела, как У. наносил удары ногами Д.Д. в голову и спину, Ш. нанес Д.Д. удар бутылкой по голове, а затем осколком - в область ключицы, наносил удары ножом. Д. избивали Г. и С.С.

Изложенные показания Ч., данные в ходе расследования и в суде, получили надлежащую оценку в приговоре.

Вина осужденных подтверждена свидетелями К. и К.Ю. - барменами кафе "Викинг", допрошенными непосредственно после указанных событий.

В частности, К. подтвердила что в компании осужденных "боксеров" были У., С.М., Г., Ш., С.В. Конфликт между осужденными и потерпевшими возник в связи с заказом, началась драка. Во время драки появилась К.Ю., приехавшие с ней "боксеры" также ввязались в драку. Из показаний К. следует, что после того, как потерпевший сделал замечание одному из парней последний полез драться.

На потерпевших налетело несколько "боксеров", стали их избивать.

Ш. нанес бутылкой удар по голове Д.Д., наносил удары осколком, пошла кровь. В избиении потерпевших принимали участие Ш. С., З. Ш. кричал, чтобы ему передали нож.

Когда в зал вошли ранее уехавшие осужденные, они также подключились к избиению, удары потерпевшим наносили У., Г., С.В. После того, как потерпевшие прекратили сопротивление, толпа осужденных выбежала на улицу. В подтверждение своих показаний, расположение участвующих в указанные событиях лиц К. изобразила на схеме.

К.Ю. подтвердила, что в указанное время она действительно из бара "Викинг" ездила со С.С., У., Г. и С.В. в город. Из показаний К.Ю. следует, что когда они вернулись, в баре была драка, одного из потерпевших, который лежал на полу, пинали двое парней (одним из которых, как пришел к выводу суд, был С.), к ним присоединился У., С.С., Г. и С.В. избивали другого потерпевшего.

В последующих показаниях К.Ю. также подтверждала, что С., У., Г. и С.С. принимали участие в избиении потерпевших.

Ни К., ни К.Ю. не показывали, что С.С., У. и Г. оказывали какую-либо "помощь" потерпевшим поскольку все осужденные до прибытия "скорой помощи" с места происшествия скрылись.

Суд правильно положил данные показания К. и К.Ю. наряду с иными доказательствами, в основу приговора, поскольку они последовательны, согласуются между собой, с показаниями потерпевших, с фактическими обстоятельствами по делу, подтверждаются всей совокупностью доказательств.

Последующим утверждениям К. и К.Ю. в той части, что У., Г. и С.С. якобы не принимали участия в избиении потерпевших дана надлежащая оценка и эти показания обоснованно признаны несостоятельными.

Убедительных аргументов в связи с последующим изменением показаний К.Ю. и К. не дано.

Вместе с тем, показания, уличающие осужденных, они давали в ходе допросов, проведенных с соблюдением процессуальных положений после разъяснения ст. 51 Конституции РФ.

Из показаний свидетеля П.А. следует, что он был очевидцем конфликта сотрудников милиции с "боксерами", последующей драки, в ходе которой появился нож.

В ходе расследования П.А. также показывал, что "боксеры" одновременно дрались с тремя потерпевшими.

Из компании "боксеров" к одному из потерпевших подбежал молодой человек нанес несколько ударов ножом в спину. После окончания драки "боксеры" с места происшествия быстро ушли.

Свидетель П. показала, что после того, как сотрудник милиции нанес одному из парней удар и тот упал, из-за столика поднялось четверо или пятеро "боксеров", началась драка.

Парень, который упал также поднялся. Свидетель видела, что осужденные ушли из бара, а потерпевшие остались.

Из показаний свидетеля С.М. следует, что во время выпивки он уснул за столиком. Разбудили его З. и еще кто-то. В автомашине с ним от бара уехали З., Ш., В., С. в салоне не было.

Вместе с тем, в ходе расследования С.М. показывал, что вместе с ними в автомобиле ехал и Г.

Данные показания суд признал достоверными, о чем в приговоре изложены соответствующие мотивы.

Свидетель Я. подтвердил, что в указанное время в баре находились братья С. и С.М., У., парень по кличке "Хохол" и другие боксеры - всего около 10 человек.

Из показаний свидетеля А.Д. следует, что он знаком с У. и С., остальных "боксеров" знал визуально. А.Д. подтвердил, что он находился в баре уже после драки, на полу была кровь, один из потерпевших лежал возле стойки бара, два других мужчины были также в крови. В момент приезда "скорой помощи" никто из "боксеров" в баре не оставался, никто из осужденных какой-либо помощи потерпевшим не оказывал.

Свидетели В. и Б.С. дали показания, из которых следует, что в указанное время они отвозили из бара З., С.М. и Ш. Из показаний В. следует, что парни ругались между собой, было ясно, что они подрались с работниками милиции, "порезали" их.

Б.С. подтвердил, что боксеры в салоне сидели "друг на друге", были не довольны, поскольку он отказался посадить еще одного из них, как пришел к выводу суд - С. Доводы последнего о том, что он не мог принимать участия в драке ввиду "бессознательного" состояния судом обоснованно признаны надуманными.

Вина осужденных подтверждена членами линейной бригады "скорой помощи" - водителем Г.А., санитаркой Х.А., фельдшером Т.В., которые выезжали в указанное время по вызову в бар "Викинг", где были обнаружены потерпевшие с ножевыми ранениями.

В приговоре приведен детальный и подробный анализ показаний осужденных У., С.С. и Г., свидетелей Х.А., Т.В., Г.А., С.В., работников магазина "Любимый" С.О., К.Я., П.О., водителя С.Я., подвозившего осужденных в указанное время в магазин "Любимый", диспетчера С.Т. в связи с поездкой осужденных в магазин "Любимый".

Суд пришел к обоснованному выводу о несостоятельности ссылок У., Г. и С.С. на данную поездку, как на подтверждение своей невиновности, поскольку это обстоятельство не исключало участия указанных осужденных в избиении потерпевших и совершении хулиганских действий.

Получили оценку показания работников бригады "скорой помощи" и осужденных У., Г. и С.С. о том, что последние якобы "помогали" медикам выносить носилки с потерпевшим.

Суд обоснованно указал на безусловные противоречия в данных утверждениях, правильно признал их несостоятельными, поскольку они, кроме того опровергаются показаниями самих потерпевших, показаниями свидетелей А.Д., Ч., К., К.Ю.

Вина осужденных подтверждена протоколом осмотра места происшествия, заключениями экспертиз.

В частности, в помещении бара установлены множественные следы крови, нарушена обстановка, обнаружено горлышко разбитой бутылки.

Установлено, что потерпевшему Д. причинены проникающее ранение грудной клетки сзади, шесть непроникающих ранений задней поверхности грудной клетки - тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Указанные ранения могли быть причинены колюще-режущим предметом типа ножа.

Д.Д. причинены множественные слепые непроникающие ранения мягких тканей задней и правой боковой поверхности грудной клетки, лица, справа, проникающее ранение грудной клетки - тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Данные повреждения причинены острым колюще-режущим предметом.

Из разъяснений эксперта Г.Г. следует, что два веретенообразных рубца у потерпевшего расположены в области ключицы.

К.А. причинены два непроникающих ранения мягких тканей груди, рана в области угла нижней челюсти слева, сквозная рана левой щеки, осложнившаяся нагноением с образованием свища слюнной железы - вред здоровью средней тяжести. Повреждения на лице являются неизгладимыми.

На одежде Д., Д.Д., К.А. установлены сквозные повреждения, которые могли быть причинены орудием типа ножа, либо другими предметом с аналогичными параметрами, например, горлышком бутылки.

На куртках З. и С.С. обнаружена кровь, которая могла произойти от Д.

С. в суде признал, что 5 января 2001 года к нему приезжал знакомый И., одевал его куртку. После отъезда его осужденный обнаружил в кармане куртки газовый пистолет, не выложил его, а 7 января 2001 года с указанным пистолетом был задержан работниками милиции. Права на ношение газового оружия не имел.

Из показаний свидетеля И. следует, что указанный пистолет принадлежит ему. Действительно, находясь в гостях у С., одевал куртку осужденного и брал с собой пистолет. Вернувшись домой, обнаружил отсутствие пистолета, позвонил брату осужденного, просил вернуть пистолет, но С. так и не приехал.

Как следует из лицензии, И. имеет право на хранение и ношение указанного газового оружия пистолета ИЖ-78-8 ЛИС 2052.

Свидетели М.М., Ф.О. - инспектора дорожно-патрульной службы дали показания об обстоятельствах задержания С., который к этому времени находился в неофициальном розыске.

Из показаний Ф.О. следует, что осужденный попытался бежать, скинуть куртку. В ходе досмотра у С. был изъят пистолет.

Изъятие указанного пистолета подтверждено соответствующим протоколом.

Согласно заключению судебно-баллистической экспертизы, пистолет признан газовым оружием, исправен, шесть патронов пригодны к стрельбе.

Психическое состояние осужденных сомнений не вызывает. В отношении С., Ш., У. проведены судебно-психиатрические экспертизы, осужденные признаны вменяемыми.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора (за исключением Ш.), не имеется. Адвокатами осужденные были обеспечены, положения ст. 51 Конституции РФ им разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается.

Действия С. - по ст. ст. 222 ч. 4, 111 ч. 1 УК РФ; Ш. - по ст. ст. 213 ч. 3, 111 ч. 2 п. "д" УК РФ; У. и С.С. - по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

Наказание осужденным С., Ш., У., С.С. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о личности осужденных, оснований для смягчения наказания не имеется.

В связи с изменением редакции ст. 158 УК РФ, деяние, за которое Ш. осужден по приговору от 15.11.2000 г. отнесено к преступлениям средней тяжести. Таким образом, в действиях Ш. имеет место рецидив, а не опасный рецидив преступлений.

Указанные изменения не влияют на обоснованность и справедливость назначенного Ш. наказания.

Гражданский иск разрешен в соответствии с законом. Размер компенсации морального вреда определен в реальных пределах, с учетом физических и нравственных страданий потерпевших.

На основании изложенного руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 30 мая 2002 года в отношении Ш. изменить, исключить указание о наличии в его действиях опасного рецидива преступлений.

В остальном приговор в отношении Ш., а также в отношении У., С. и С.С. оставить без изменения, кассационные жалобы С., Ш., адвокатов Аксенова А.М. и Кузьмина В.Г. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Ю.А.СВИРИДОВ

 

Судьи

А.С.ЧЕРВОТКИН

А.К.МЕЗЕНЦЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"