||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 ноября 2002 г. N 48-о02-166

 

Председ. Семак А.Д.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Яковлева В.К. и Кузьмина Б.С.

рассмотрела в судебном заседании от 29 ноября 2002 года кассационные жалобы осужденных Н., О., Г., Ш., Г.Т., К., К.Н., М., П. и адвокатов Альбранта В.В., Большакова А.Н., Безгодовой В.А., Осипова А.В., Татарченко Н.В., Лаврентьева С.Н. на приговор Челябинского областного суда от 20 февраля 2002 года, которым

Н., <...>, не судимый,

осужден по ст. 159 ч. 3 п. "а", "б" УК РФ на 8 (восемь) лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

По ст. 210 ч. ч. 1, 2 УК РФ Н. оправдан.

О. <...>, не судимая, -

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 7 (семь) лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

По ст. 210 ч. ч. 1, 2 УК РФ О. оправдана.

К., <...>, не судимый, -

осужден по ст. 159 ч. 3 п. "а", "б" УК РФ на 6 (шесть) лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

По ст. 210 ч. ч. 1, 2 УК РФ К. оправдан.

К.Н.Н., <...>, не судимая, -

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. "а", "б" УК РФ на 6 (шесть) лет лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 4 года.

По ст. 210 ч. 2 УК РФ К.Н.Н. оправдана.

Г.Т., <...>, не судимая, -

осуждена по ст. 159 ч. 2 п. "а", "б", "г" УК РФ на 4 (четыре) года лишения свободы; по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 5 (пять) лет лишения свободы с конфискацией имущества;

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 6 (шесть) лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

По ст. 210 ч. ч. 1, 2 УК РФ Г.Т. оправдана.

М., <...>, не судимая, -

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 7 (семь) лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

По ст. 210 ч. ч. 1, 2 УК РФ М. оправдана.

П., <...>, не судимая, -

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 6 (шесть) лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

П. по ст. 210 ч. ч. 1, 2 УК РФ оправдана.

К.Н., <...>, не судимая,

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 5 (пять) лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

К.Н. по ст. 210 ч. 2 УК РФ оправдана.

Г., <...>, русской, судимая 15 марта 2001 года по ст. 228 ч. 4 УК РФ к 5 годам лишения свободы, с исчислением срока наказания с 30 июня 2000 года,

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 5 (пять) лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3, 5 УК РФ к назначенному по настоящему приговору наказанию частично в виде 2 (двух) лет лишения свободы присоединена не отбытая часть наказания по приговору от 15 марта 2001 года и назначено 7 (семь) лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

По ст. 210 ч. 2 УК РФ Г. оправдана.

Ш., <...>, судимый 9 января 2001 года по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год,

осужден по ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ на 3 (три) года лишения свободы.

На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ условное осуждение в отношении Ш. отменено и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к наказанию назначенному по данному приговору частично в виде 6 месяцев лишения свободы присоединена не отбытая часть наказания по приговору от 9 января 2001 года и назначено 3 (три) года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Б., <...>, не судимая, -

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 5 (пять) лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии общего режима.

Б. по ст. 210 ч. 2 УК РФ оправдана.

Т., <...>, не судимый, -

осужден по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 6 (шесть) лет лишения свободы условно, на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 5 лет.

Т. по ст. 210 ч. ч. 1, 2 УК РФ оправдан.

С., <...>, не судимая, -

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 5 (пять) лет лишения свободы условно, на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 3 года.

С. по ст. 210 ч. ч. 1, 2 УК РФ оправдана.

Г.И., <...>, не судимая,

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 5 (пять) лет лишения свободы условно, на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 5 лет.

Г.И. по ст. 210 ч. 2 УК РФ оправдана.

А., <...>, не судимая, -

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 5 (пять) лет лишения свободы условно, на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 4 года.

А. по ст. 210 ч. 2 УК РФ оправдана.

К.С., <...>, не судимая,

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 5 (пять) лет лишения свободы условно, на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 4 года.

К.С. по ст. 210 ч. 2 УК РФ оправдана.

П.В., <...>, не судимый, -

осужден по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 5 (пять) лет лишения свободы условно, на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 3 года.

П.В. по ст. 210 ч. 2 УК РФ оправдан.

С.И., <...>, мордовка, не судимая, -

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 5 (пять) лет лишения свободы условно, на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 3 года.

С.И. по ст. 210 ч. 2 УК РФ оправдана.

Ч., <...>, не судимая, -

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 5 (пять) лет лишения свободы условно, на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 5 лет.

Ч. по ст. 210 ч. 2 УК РФ оправдана.

С.А., <...>, не судимая, -

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 5 (пять) лет лишения свободы условно, на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 4 года.

С.А. по ст. 210 ч. 2 УК РФ оправдана.

Г.Д., <...>, не судимая, -

осуждена по ст. 159 ч. 2 п. "а", "г" УК РФ на 3 (три) года 6 месяцев лишения свободы; по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 5 (пять) лет лишения свободы;

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 6 (шесть) лет лишения свободы условно, на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 4 года.

Г.Д. по ст. 210 ч. 2 УК РФ оправдана.

М.С., <...>, не судимая, -

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 5 (пять) лет лишения свободы условно, на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 5 лет.

М.С. по ст. 210 ч. 2 УК РФ оправдана.

Д., <...>, не судимая, -

осуждена по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 5 (пять) лет лишения свободы условно, на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 5 лет.

Д. по ст. 210 ч. 2 УК РФ оправдана.

Ф., <...>, не судимый, -

осужден по ст. 159 ч. 2 п. "а", "б", "г" УК РФ на 3 (три) года 6 месяцев лишения свободы; по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 5 (пять) лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 6 (шесть) лет лишения свободы условно, на основании ст. 73 УК РФ с испытательным срокам 4 года.

Ф. по ст. 210 ч. 2 УК РФ оправдан.

П.Е., <...>, не судимая, -

осуждена по ст. 159 ч. 2 п. "а", "г" УК РФ на 3 (три) года лишения свободы условно, на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 1 год.

На основании п. 2 Постановления Государственной Думы "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин" от 1 декабря 2001 года П.Е. от наказания освобождена.

Б.М., <...>, русская, не судимая, -

осуждена по ст. 159 ч. 2 п. "а", "г" УК РФ на 3 (три) года лишения свободы условно, на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком один год.

На основании п. 2 Постановления Государственной Думы "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин" от 1 декабря 2001 года Б.М. от наказания освобождена.

Постановлено взыскать в возмещение материального ущерба солидарно:

- с Н., М., Л., И. в пользу потерпевшей П.В.М. - 12 000 рублей.

- с Н., О., Ф.О., Т., П.О. в пользу потерпевшей К.Л. - 570 рублей.

- с Н., М., Т., А., Г.И. в пользу потерпевшей А.З. - 950 рублей.

- с Н., М., Т., Ш.Л., Г.И. в пользу потерпевшей К.Н. - 1 400 рублей.

- с Н., М., К., Х., К.Н.Н. в пользу потерпевшей П.В.С. - 53 900 рублей.

- с Н., М., К., Х., Г., в пользу потерпевшей Ш.Т. - 8 780 рублей.

- с Н., О., Ч.Т., В., в пользу потерпевшей О.Э. - 24 675 рублей.

- с Г.Т., К.Н., Б., Х.С. в пользу потерпевшей Н.Н. - 220 рублей.

- с Т. в пользу потерпевшего М.В. - 3 500 рублей.

- с Н., П., Ч., С.А., С.И. в пользу потерпевшей Е. - 100 рублей.

- с Н., П. в пользу потерпевшего Г.П. - 1 450 рублей.

- с Н., П., С.А. в пользу потерпевшей Ч.Т. - 210 рублей.

- с Н., П., Д. в пользу потерпевшей С.П. - 2 150 рублей.

- с Н., П., М.С., Ч., С.А. в пользу потерпевшего Н.А.А. - 100 рублей.

- с Н., П., Д., П.В. в пользу потерпевшей С.Н. - 100 рублей.

- с Н., М., Г.Т., К.Н. в пользу потерпевшего О.Г. - 120 рублей.

- с Н., М., Г.Т., К.Н. в пользу потерпевшей Г.Н. - 6 000 рублей.

- с Н., М., Г.Т., Б., Л.Л., Б.И. в пользу потерпевшей М.Л. - 800 рублей.

- с Н., М., Г.Т., Г.С., К.Н., Б., Х.С. в пользу потерпевшей М.Н. - 39.500 рублей 76 копеек.

Взыскать с М.С., С.А., Ч. судебные издержки в федеральный бюджет в долевом размере по 20 рублей с каждой.

По этому делу также осуждены Ч.Т., Х., В., Л., С.С., Г.С., К.М., Б.И., Л.Л., Ш.Л., В.С., Х.С., Б.Е., М.В.В., И., П.О., М.И., Т.А., В.Ю., А.М., П.А., К.Н.А. Ф.О., Т.Л., которыми приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., объяснения осужденных Н., О., Г., К.Н., Ш., Г.Т., К., П. и адвоката Н.Е. в защиту Носковой Е.М., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Филимоновой С.Р., полагавшей приговор в части осуждения Г.Т., Ш. Ф., Б.М., Г.Д. и П.Е. по ст. 159 ч. 2 УК РФ отменить и дело прекратить, Ш. из под стражи освободить, в остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобу - без удовлетворения.

судебная коллегия

 

установила:

 

согласно приговору признаны виновными:

Н., М. и О. в создании организованной преступной группы с целью совершения неоднократных хищений чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием;

Б., Г., Ш., Г.Т., К. и К.Н.Н., К.Н., П., Т., С., Г.И., А., К.С., П.В., С.И., Ч., С.А., Г.Д., М.С., Д., Ф., П.Е., Б.М. - в мошенничестве, то есть, в неоднократном похищении чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием в составе организованной группы.

Преступления совершены ими в период 1994 - 2001 годы на территории вещевого рынка "Заречный" в Калининском районе города Челябинска при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Всего осужденные осуждены по 29 эпизодам преступной деятельности.

В суде Н., вину не признал, остальные осужденные вину признали частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный Н. в основной и дополнительной жалобах просит приговор отменить, дело прекратить, при этом ссылается на то, что преступления он не совершал и осужден необоснованно. Вывод суда о доказанности его вины не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и материалами дела его вина не доказана. Указывает, что он организатором преступной группы не был и не руководил этой преступной группой, осужденные О. и М. оговорили его в результате применения к ним недозволенных методов ведения следствия, при этом О. была допрошена без адвоката. В судебном заседании просмотрены показания свидетеля В.Л. без учета мнения сторон, сам свидетель В.Л. в суд не явился, что лишило возможности устранить имеющиеся в видеозаписи противоречия. Утверждает, что судом не выявлялись имеющиеся в показаниях осужденных, потерпевших и свидетелей противоречия и оценка им судом не дана. Дело рассмотрено судом неполно, так как не все свидетели допрошены в судебном заседании, а имеющиеся в деле аудиокассеты не прослушаны с целью проверки соответствия их содержания изложенным в протоколах записям, а выводы экспертов о принадлежности записанных в кассетах голосов осужденным носят предположительный характер. Указывает, что ни по одному эпизоду предъявленного обвинения не подтверждена его роль как руководителя преступной группой.

Адвокат Татарченко Н.В. просит приговор в отношении осужденного Н. отменить, дело прекратить, при этом ссылается на то, что приговор основан на доказательствах, добытых с нарушением процессуальных норм. Указывает, что осужденные О. и М. оговорили его в результате применения недозволенных методов ведения следствия. В судебном заседании имеющиеся по делу видеозаписи просмотрены без учета мнения сторон, но письменные записи этих действий не оглашены. Утверждает, что имеющиеся в деле записи телефонных разговоров не подтверждают вину осужденного.

Осужденная О. просит переквалифицировать действия ее на ч. 2 ст. 159 УК РФ и с учетом того, что ранее не судима и на ее иждивении находятся 3 малолетние дети, в том числе третий ребенок 2 мая 2002 года рождения, смягчить наказание с применением ст. 73 или ст. 82 УК РФ до не связанного с лишением свободы, при этом ссылается на то, что участвовала только в одном эпизоде преступления, когда похитили у О.Э. 2400 рублей и 1400 долларов, по всем другим эпизодам вина ее не доказана и квалифицирующие признаки: неоднократность и причинение крупного ущерба, отсутствуют. Указывает, что она не была организатором преступной группы и не руководила другими осужденными и материалами дела не доказана организованная преступная группа и никто не сознавал, что вступает в организованную группу для совершения тяжкого преступления. Считает, что преступления совершали только по предварительному сговору группой лиц, а она только способствовала совершению преступления, выдавала осужденным свои деньги, чтобы увеличить их. Просит исключить из приговора эпизоды от 1 марта, 23 марта и 26 сентября 2000 года, ссылаясь на то, что после ареста на рынке не появлялась и к этим эпизодам не причастна. Считает, что к эпизоду от 6 октября 1997 года она также не причастна. Утверждает, что суд не учел то, что она вернула деньги потерпевшей О.Э.

Осужденная Г. указывает, что не согласна с приговором, просит отменить его и дело направить на новое рассмотрение в суд, при этом ссылается на то, что вина ее в совершении преступления не доказана. Указывает, что она участвовала в игре с потерпевшей Ш.Т., но бригадира и других лиц не знала.

Осужденный Ш. указывает, что не согласен с приговором и просит его изменить, ссылаясь, что приговор является несправедливым. Утверждает, что не сознавал, что содеянное им является преступлением. Указывает, что в судебном заседании нарушено его право, так как его ходатайство об оглашении показаний других осужденных не удовлетворили. Считает, что дело рассмотрено неполно, так как в судебном заседании не все потерпевшие допрошены. Наказание назначено ему без учета семейного положения, также данных о его личности, без соблюдения требований ст. 61 УК РФ.

Адвокат Безгодова В.А. просит приговор в отношении осужденного Ш. отменить и дело прекратить за отсутствием состава преступления, при этом ссылается на то, что он похитил всего 250 рублей, что не является уголовно наказуемым деянием.

Осужденная Г.Т. в своих жалобах указывает, что из 7 эпизодов, предъявленных ей в обвинение, по 5 эпизодам вина ее не доказана и просит исключить их. Признает вину в совершении преступлений только по 2 эпизодам, но утверждает, что совершила эти преступления в связи с материальными затруднениями, о совершении преступлений ни с кем не договаривалась, все происходило стихийно, а потерпевшая М.Н., у которой похитили около 40 тысяч рублей, сама согласилась играть в эту игру. М.Н. деньги вернули, но не знает, почему эти деньги не дошли до нее. Судом назначено ей слишком суровое наказание, просит учесть то, что она одна воспитывает малолетнего ребенка и смягчить наказание с применением ст. 82 УК РФ.

- осужденный К. указывает, что судом назначено ему слишком суровое наказание. Просит учесть, что на его иждивении находятся двое несовершеннолетних детей и смягчить наказание с применением ст. 73 УК РФ. Он не отрицает, что играл в игру "лохотрон", но ни один из 3 эпизодов, за совершение которых осужден, он не помнит. Утверждает, что не знал о том, что за эту игру предусмотрена уголовная ответственность.

- осужденная К.Н.Н. не оспаривая вину и назначенное в отношении себя наказание, ставит вопрос о смягчении наказания в отношении своего мужа, осужденного К.

- осужденная К.Н. признает вину в похищении 500 рублей у Ф.Л. и Б.Л., также в похищении у М.Н. 39.349 рублей, но утверждает, что не знала о том, что за это предусмотрена уголовная ответственность. Указывает, что преступления совершила не в составе организованной группы, а только по предварительному сговору группой лиц и просит переквалифицировать действия ее на ч. 2 ст. 159 УК РФ и смягчить наказания с применением ст. 73 УК РФ, ссылаясь на то, что на ее иждивении находится малолетний ребенок. Утверждает, что в период с января по декабрь 1999 года работала она у частного предпринимателя и никаких преступлений не совершала и вина ее в совершении преступлений в отношении О.Г. и Г.Н. материалами дела не доказана и считает, что эти потерпевшие оговорили ее.

Адвокат Лаврентьев С.Н. просит приговор в отношении осужденной К.Н. изменить, переквалифицировать действия ее на ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ, исключить осуждение ее по эпизодам от 11 марта 1999 года хищение у О.Г. 120 рублей от 27 декабря 1999 года хищение у Ф.Л. 200 рублей и у Б.Л. - 300 рублей и смягчить наказание до не связанного с лишением свободы. При этом в жалобе указано, что вывод суда о совершении К.Н. преступлений в составе организованной группы не подтвержден материалами дела и судом не мотивирован, не приведены доказательства того, что она знала об участии в организованной преступной группе. К.Н. участвовала в игре "лохотрон" не регулярно и вывод суда о том, что она являлась "бригадиром", не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Считает, что суд оправдал К.Н. по ст. 210 ч. 2 УК РФ и указав об участии ее в организованной группе в рамках ст. 159 УК РФ, вышел за рамки обвинительного заключения. Размер похищенного у О.Г., Ф.Л. и Б.Л. денег не превышает пяти минимальных размеров оплаты труда и считается мелким, поэтому по этим эпизодам в действиях К.Н. отсутствует состав преступления.

- осужденная М. не оспаривая вину и квалификацию, просит о смягчении наказания с применением ст. 73 УК РФ или ст. 82 УК РФ, при этом ссылается на то, наказание назначено ей без учета явки с повинной, активного способствования раскрытию преступления и наличия на иждивении несовершеннолетних детей. Указывает, что она никакого авторитета не имела и не руководила преступной группой, всеми вопросами занимались бригадиры, которые сами принимали и увольняли людей, раздавали им заработную плату. Кроме того, утверждает, что она участвовала в преступлениях только до января 2000 года и не участвовала в похищении денег у потерпевшей М.Н., поэтому просит исключить этот эпизод из ее осуждения, также исключить взыскание с нее в возмещение материального ущерба в пользу М.Н.

Адвокат Большаков А.Н. просит приговор в отношении М. изменить и смягчить ей наказание с применением ст. 73 УК РФ, ссылаясь при этом на то, что наказание назначено ей без учета наличия на иждивении двоих малолетних детей и других смягчающих наказание обстоятельств. Также просит исключить из приговора указание о взыскании с нее материального ущерба, ссылаясь на то, что суд необоснованно возложил на нее солидарную материальную ответственность по эпизодам преступлений, в которых она не участвовала.

- осужденная П. просит приговор отменить, а дело направить на дополнительное расследование, при этом ссылается на то, что предварительное расследование проведено неполно, потерпевшие не опознали ее, очные ставки с ними не проводили. Указывает, что она принимала участие в игре "лохотрон" из-за тяжелого материального положения, но недолго, а в октябре 1999 года ездила на похороны и не могла быть участницей этого преступления. Бригадиром она не была, так как имела постоянную основную работу на заводе. Указывает, что в каждой бригаде было по 8 - 10 человек и всего в этой игре участвовали около 150 человек, но привлекли к уголовной ответственности всего 50 человек, а остальные оклеветали их, поэтому проходят по делу как свидетели. Просит учесть, что она имеет несовершеннолетнюю дочь, которая осталась одна.

Адвокат Осипов А.В. в защиту интересов осужденной П. просит приговор изменить, переквалифицировать действия ее на ч. 2 ст. 159 УК РФ и смягчить наказание до не связанного с лишением свободы, при этом ссылается на то, что она не была членом организованной группы, а принимала участие лишь при наличии возможности. Она из семи эпизодов обвинения ничего не помнит, никто не опознал ее. Указывает, что наказание назначено ей без учета смягчающих наказание обстоятельств.

Адвокат Альбрант В.В. в защиту осужденной Б. просит о смягчении ей наказания, ссылаясь на то, что ей назначено чрезмерно суровое наказание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что приговор в отношении Н., О., Г.Т., К.Н., М., П., М.С., С.А., Ч., Д., Т., К.С., А., Г.И., Ф., Г.Д. подлежит изменению, в отношении Ш., С.И., П.В., С., Б.М. и П.Е. подлежит отмене с прекращением дела, в остальном приговор является законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности осужденных Н., М. и О. в создании организованной преступной группы с целью совершения неоднократных хищений чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, Б., Г., Ш., Г.Т., К. и К.Н.Н., К.Н., П., Т., С., Г.И., А., К.С., П.В., С.И., Ч., С.А., Г.Д., М.С., Д., Ф., П.Е., Б.М. - в мошенничестве, подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденных на следствии и в суде, показаниями многочисленных потерпевших и свидетелей, протоколами осмотров приобщенных к делу вещественных доказательств, заключениями проведенных по делу экспертиз, в том числе фоноскопических, криминалистических, судебно-психиатрических экспертиз и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы, изложенные в жалобах осужденных и их защитников о невиновности осужденных судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы проверены и в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

При этом, бесспорно установлено судом и из материалов дела следует, что в 1994 году Н. предложил М. и О. создать "Лохотрон" и они совместно создавали на территории вещевого рынка "Заречный" в Калининском районе города Челябинска организованную группу для совершения организованными группами тяжких преступлений - хищений чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием. При этом О., М. и Н. сплотили вокруг себя осужденных из числа своих знакомых, и других граждан.

М., О. и Н. разделили осужденных на бригады, при этом М. и О. приняли на себя руководство бригадами. Первоначально бригадиров назначали О. и М., впоследствии они передали эти функции на усмотрение каждой бригады, а Н. осуществлял общее руководство деятельностью "Лохотрона", решал вопросы распределения обязанностей среди "смотрящих", как себя называли О. и М. и определил твердые пропорции вознаграждения за выполняемую деятельность.

О. и М. как "смотрящие", осуществляли контроль за работой бригад, комплектацию кадров, раздачу по утрам бригадирам "рабочих" денег - 700 рублей, сбор вечером этих же денег и 50 процентов полученных путем обмана денежных средств за день, улаживали конфликты между бригадами, потерпевшими и сотрудниками милиции, решали вопросы возврата гражданам проигранных ими денежных средств, сдавали деньги и отчеты Н.

Непосредственное управление бригадами осуществляли бригадиры: С., Г.Т., Б.М., К., П., Т., К.Н., и другие.

При этом они, как бригадиры, были уполномочены: решать вопросы подбора и расстановки кадров с учетом внешности и умения вовлекать граждан в игру, организовывать обучение вновь принятых членов бригады, контролировать дисциплину, снабжать бригаду лотерейными билетами и таблицами выигрышей, определять размеры вознаграждения, улаживать конфликты с гражданами, сдавать денежные средства.

Между членами, входящими в указанную организованную группу были распределены роли и имелись: "дарщики" - это 2 - 3 молодых человека, которые на Заречном рынке высматривали так называемых "лохов" - потерпевших, предлагали им лотерейные билеты, если потерпевший принимал билет, предлагали ему стереть имеющееся на лотерейном билете защитное поле с надписью "не вскрывать", под которым находится комбинация из нескольких цифр, обозначающих на самом деле серию лотерейного билета.

Данную комбинацию цифр "дарщик" предлагал потерпевшему сложить и с полученным результатом передавал потерпевшего следующему участнику бригады, так называемому "низовая".

"Низовая" представлялась торговым агентом какой-либо несуществующей фирмы с несуществующим адресом по продаже бытовой техники или видеоаппаратуры и она, путем обмана вовлекала потерпевшего в игру, обещая выплатить деньги, карточки, "якобы" на скидку при покупке товаров в их магазинах. При этом, обещая, что все деньги, вложенные потерпевшим, не пропадут. Она же вела игру, собирала деньги и передавала их впоследствии следующему члену организованной группы, так называемому "стрелку", который играл роль соперника потерпевшего. У "стрелка" заранее имелся лотерейный билет с уже стертым защитным покрытием и у него также обязательно выпадает приз.

Деньги "стрелку" передавал бригадир из "рабочих" денег, которые по утрам получал у "смотрящей". Кроме того, деньги имелись также у каждого члена бригады, это так называемые "домашние" деньги, которые они носили с собой. "Стрелок" в ходе игры, обманывая потерпевшего, старался показать, что он боится проиграть, что денег у него мало.

Если у потерпевшего оказывалось много денег, "стрелку" дополнительные деньги передавали самыми разными способами. Как только у потерпевшего заканчивались деньги, "низовая" поздравляла "стрелка" с выигрышем, передавала ему деньги, и тот сразу скрывался в толпе. Остальные участники бригады самыми разными способами пытались задержать потерпевшего, чтобы тот не смог догнать "стрелка".

В преступной организованной группе был также так называемый, "провожающий" - это член бригады, который после игры провожает потерпевшего с целью выяснить, каковы его цели, куда он направляется, чтобы в случае опасности предупредить бригаду.

Для создания условий, облегчающих совершение мошенничества, в деятельность "лохотрона" были внедрены и использовались лотерейные билеты самых обычных государственных и иных лотерей, не имеющих никакого отношения к "лохотрону"; ложные таблицы выигрышей и ложная призовая атрибутика.

В "Лохотроне" способ (механизм) обмана граждан учитывал психологические особенности личности, был детально отработан каждодневной практикой и складывался по типовому сценарию.

В утреннее время, около 8 - 9 часов, бригады собирались в заранее определенных местах вещевого рынка "Заречный" г. Челябинска.

Члены бригады занимали свои места на игровых точках, расположенных на аллеях вещевого рынка, предварительно сдав имеющиеся у них денежные средства "низовым" для материального обеспечения предстоящих розыгрышей.

Кроме того, денежная масса бригад формировалась и из средств "смотрящих", которые выдавали каждое утро бригадирам "рабочие" деньги по 700 рублей.

В течение рабочего времени - примерно с 8 часов до 16 часов - "дарщики" предлагали проходившим мимо гражданам принять участие в беспроигрышной лотерее путем бесплатного приобретения лотерейных билетов. Для вовлечения граждан в игру "низовые" сознательно дезинформировали их, представляя розыгрыш как благотворительную беспроигрышную игру с денежными или ценными призами, а введенные в заблуждение граждане, доверившись "ведущим", принимали лотерейные билеты для участия в игре.

Имитируя случайность своего нахождения на игровых точках, лотерейные билеты приобретали также "стрелки", заведомо знающие всех членов бригады и заранее снабженные денежными средствами для ведения игры. При этом они своим поведением и внешностью, наличием при них больших сумок изображали посторонних прохожих и создавали психологическую атмосферу заинтересованности в игре, побуждая потерпевших к денежным ставкам советами, репликами, возгласами и иными формами психологического воздействия.

"Низовые" представлялись торговыми агентами несуществующих торговых фирм, предлагали потерпевшему стереть защитное покрытие на билете и сумма цифр на билете обязательно соответствовала одному из номеров выигрышей в таблице. Тем самым они заведомо создавали ситуацию, в которой выигрышные номера билетов выпадали "стрелку" и случайному гражданину.

Затем "низовые" предлагали гражданину и "стрелку" делать денежные ставки, при этом потерпевшему внушали, что он может делать ставки первым, что у него выше процент выигрыша, чем вовлекали его в дальнейшую игру.

Вовлеченные в игру граждане под психологическим влиянием, вносили денежные ставки, которые перекрывались "стрелками". При этом "стрелки" вносили залоговые ставки, как правило, после граждан в двойном размере.

Создавая атмосферу ажиотажа "стрелки" ссылались на ограниченность в деньгах, создавая тем самым у граждан уверенность в выигрыше и стимулируя их материальную заинтересованность удвоенными суммами ставок.

В процессе проведения розыгрышей, когда материальные возможности случайного гражданина оказывались исчерпанными, "низовые", заинтересованные в увеличении размеров доходности, могли предоставить гражданину отсрочку для пополнения денежных средств за счет сбережений, хранящихся в банках, и других источников, а "стрелку" незаметно передавались деньги из коллективной кассы бригады, или из средств знакомых лиц, торгующих на вещевом рынке.

При отказе граждан от дальнейшего продолжения игры "низовые" победителем розыгрыша объявляли подставного игрока, которому вручался денежный выигрыш и последний скрывался с деньгами. А "охранники" осуществляли функции прикрытия подставного игрока и ведущих, создавали препятствия в преследовании "стрелка", умышленно дезинформировали потерпевшего о направлении его движения.

Кроме того, были еще и "сопровождающие", которые своевременно оповещали членов бригады об обращении проигравшего в органы внутренних дел.

Затем похищенные у граждан денежные средства передавались подставными игроками бригадиру в заранее определенном месте и впоследствии распределялись.

К такому выводу суд пришел на основании тщательно исследованных материалах дела, оценив все собранные по делу доказательства в их совокупности.

Доводы жалоб о том, что Н., М. и О. не были организаторами организованной группы, также доводы осужденных Г., Ш., Г.Т., К., К.Н., П. о том, что они не состояли членами этой организованной преступной группы, как видно из материалов дела, выдвигались в ходе судебного разбирательства дела, они проверены судом в совокупности со всеми материалами дела и обоснованно признаны несостоятельными.

Вина их в содеянном подтверждена тщательно исследованными материалами дела, в том числе показаниями самих осужденных в процессе предварительного расследования и судебного заседания, также показаниями многочисленных потерпевших, свидетелей и другими исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе кассетами с видеозаписью, проводившихся сотрудниками УБОП по Челябинской области в рамках оперативно-розыскной деятельности для фиксации деятельности организованной группы "лохотрон" на Заречном рынке г. Челябинска.

Из указанных видеозаписей усматривается, как М. и О. распоряжаются денежными средствами, как раздают они "рабочие" деньги бригадирам инструктируют их. Эти видеозаписи в судебном заседании осмотрены и исследованы.

Из протоколов опознания видно, что Л.Л., Г., Ш.С. и К.О.Н. опознали О. и М. как руководителей "лохотроном".

Вина М. и О. как руководителей и организаторов организованной группы подтверждается также изъятыми у них в ходе обыска по месту жительства записными книжками, в которых зафиксированы деятельность каждой бригады "лохотрона", включая состав, прибыль и расходы. Данные записные книги исследованы и оценены судом в совокупности с другими доказательствами.

Судом бесспорно установлено, что в "Лохотрон" К. был принят Н. и конкретно "смотрящей" М. в начале 1998 года на должность бригадира, П. была принята ими же в начале 1998 года на должность бригадира.

Т. был принят в "Лохотрон" Н. и "смотрящей" М. в марте 1999 года на должность бригадира и в этой должности он продолжал работать до марта 2000 года, а Г.Т. была принята Н. и конкретно "смотрящей" М. в декабре 1998 года на должность бригадира, где проработала до января 2000 года.

Из дела видно, что осужденная О. - "смотрящая" перевела С. в конце 1998 года на должность бригадира и в этой должности последняя проработала до 11 января 2000 года.

В состав бригад были подобраны и прошли обучение в "Лохотроне" соучастники: Ч., М.С., Д., С.И., С.А., П.В., К.С., Г.И., А., Г.Д., Б.И., К.Н., Б., Ф. и другие.

Утверждения о том, что Г.Т. не была бригадиром и не во всех предъявленных ей в обвинение эпизодах принимала участие, опровергаются показаниями Б.И., К.Н., Х.С., Ф., Б.

Вина П., К.М., Т., как "бригадиров" в организованной группе подтверждена показаниями рядовыми членами преступной группы П.А., К.Н.Н., Ч., М.С., Д., М.В.В., С.И., С.А., П.В., К.С., Г.И., А., Ш.Л. и других, которым судом дана надлежащая оценка.

С утверждениями жалоб о том, что имеющиеся в показаниях как осужденных, так и потерпевших и свидетелей противоречия не выявлены судом, нельзя согласиться, поскольку всем показаниям, как самих осужденных, так и потерпевших и свидетелей дана всесторонняя, полная и объективная оценка в совокупности со всеми материалами дела и в приговоре приведены надлежащие доводы и мотивы, почему суд одни доказательства признал правдивыми и положил в основу приговора, а другие отверг как недостоверные и обоснованно признал несостоятельными утверждения осужденных и их защитников о невиновности осужденных.

Несостоятельными являются доводы жалоб также о том, что Н. не был организатором преступной группы, поскольку эти утверждения опровергаются показаниями М. и О. о том, что именно Н. предложил им работать у него на Заречном рынке в качестве "смотрящих" и осуществлял общее руководство "лохотроном", к нему они обращались за помощью, когда возникали проблемы, которые они сами не могли решить, за все это они регулярно передавали Н. денежные суммы в кафе "Натали".

Из показаний осужденных Т. и К., являвшихся бригадирами в этой организованной группе, усматривается, что Н. непосредственно сам участвовал в обсуждении проблем "лохотрона" между О. и М. в кафе "Натали".

Кроме того, из показаний свидетеля В. видно, что именно Н. передавались большие денежные суммы всеми "смотрящими" "лохотрона" на Заречном рынке г. Челябинска.

С доводами жалоб о том, что свидетель В.Л. оговорил Н. и что его показания оглашены в судебном заседании необоснованно, согласиться нельзя, поскольку судом выяснялись причины его неявки в суд и с соблюдением процессуальных норм, с учетом мнений участников процесса, обоснованно были оглашены в судебном заседании показания свидетеля В.Л.

Ссылки осужденного Н. и его защитника в жалобах о том, что содержание телефонных разговоров в аудиокассетах не свидетельствует о виновности осужденных, являются несостоятельными, поскольку опровергаются анализом распечатки указанных разговоров.

Из протокола осмотра и прослушивания аудиокассет, полученных в результате оперативно-розыскных мероприятий следует, что осужденные Н., О. и М. вели разговоры о деятельности "лохотрона" и о их участии в совершении преступлений. Кроме того, из этих разговоров видна руководящая роль Н.

Заключением фоноскопической экспертизы подтверждена принадлежность устной речи в телефонных переговорах именно Н.

Сам факт указанного разговора осужденные не отрицали.

При таких обстоятельствах, анализ приведенных выше и других имеющихся в материалах дела доказательств свидетельствует о том, что суд обоснованно пришел к выводу о том, что осужденные совершили мошенничество организованной группой, неоднократно и дал действиям осужденных правильную юридическую оценку.

Что касается содержащихся в жалобах осужденных и их защитников доводов о том, что похищение осужденными денег у потерпевших в составе организованной группы материалами дела не доказано и приговор необходимо отменить, то они также являются необоснованными, поскольку опровергаются показаниями самих же осужденных О., М. и других осужденных, также многочисленных потерпевших и свидетелей.

Оснований не доверять этим показаниям не имеется, поскольку они соответствуют установленным по делу обстоятельствам и подтверждены материалами дела.

Таким образом все доводы в защиту осужденных, в том числе и изложенные в кассационных жалобах, опровергнуты судом в приговоре с указанием мотивов, почему они признаны недостоверными.

Оценка доказательствам по делу дана судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, поэтому ставить под сомнение ее правильность, нет оснований.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационных жалоб о том, что по делу не добыто доказательств, подтверждающих вину осужденных и о недоказанности их вины в вмененных им преступлениях.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений УПК РФ, влекущих отмену приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Исходя из изложенного, судебная коллегия считает, что доводы кассационных жалоб, о якобы допущенных нарушениях уголовно-процессуального закона органами следствия и судом, являются необоснованными.

Психическое состояние осужденных исследовалось надлежащим образом и они признаны вменяемыми.

Процессуальные права, положения ст. 51 Конституции РФ всем осужденным были разъяснены и защитниками они обеспечены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона своевременно, применение недозволенных методов ведения следствия не установлено, что опровергает доводы жалоб о нарушении права на защиту О. и других осужденных на предварительном следствии.

Таким образом нарушений процессуальных норм, влекущих отмену или изменение приговора, следственными органами и судом не допущено.

Из показаний допрошенных в качестве свидетелей сотрудников милиции следует, что после задержания осужденные дали подробные показания о совершенных ими преступлениях, никто к осужденным насилия не применял.

Суд правильно указал, что свою вину осужденные в ходе расследования неоднократно признавали в присутствии адвокатов и понятых, что исключает оказание какого-либо давления.

Кроме того, вина осужденных подтверждена не только их признательными показаниями, но и всей совокупностью доказательств по делу.

Утверждения осужденной М. о том, что она участвовала в преступлениях только до января 2000 года, а в похищении денег у потерпевшей М.Н. не участвовала, проверялись и признаны надуманными.

Опровергнуты и доводы осужденной П. о том, что она в октябре 1999 года не могла быть участницей организованной группы, также о том, что в связи с тем, что имела постоянное место работы, не могла быть "бригадиром". Эти доводы тщательно проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергаются собранными по делу и исследованными доказательствами.

Нельзя согласиться с доводами жалоб о том, что К.Н. участвовала лишь в одном эпизоде похищения денег, а в других не принимала участия, также с доводами жалоб о том, что Г.Д. не участвовала ни в одном эпизоде похищения денег у потерпевших, поскольку они опровергаются не вызывающими сомнения доказательствами, которым судом дана надлежащая оценка.

Несостоятельны также доводы о том, что выводы проведенных по делу экспертиз являются сомнительными. Все выводы проведенных по делу экспертиз получили оценку в совокупности с иными доказательствами и сомнений у суда не вызывали.

В ходе расследования проверялась причастность к преступлению также иных лиц и следственными органами, эти вопросы разрешены надлежащим образом, в отношении некоторых свидетелей уголовное преследование прекращено по предусмотренным законом обстоятельствам, судом они проверены и нарушений, влекущих отмену этих процессуальных документов, не установлено.

Мотивы преступления установлены, выводы об этом в приговоре надлежащим образом мотивированы, согласуются с фактическими обстоятельствами по делу, подтверждаются всей совокупностью доказательств, в том числе и показаниями осужденных.

Гражданские иски по делу разрешены судом в соответствии с требованиями закона. Не доверять показаниям потерпевших о суммах похищенных денег оснований не имеется. После содеянного осужденные задержаны были не сразу, а спустя определенное время, они имели реальную возможность похищенным распорядиться по своему усмотрению.

Вместе с тем, судебная коллегия находит, что приговор суда в части осуждения Н., О., М., П., М.С., С.А., Ч., Д., Т., К.С., А., Г.И. по эпизодам N 1, 3, 5, 6, 9, 10, 16, 21, 28, 31 хищения денег у П.Г.Д., Ч.Г.Д., Н.А.А., Е., С.Н., О.Г., Б.О.В., В.Е.Д., Г.Р. и Г.О., К.Е.Н. подлежит отмене с прекращением дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, поскольку к ним необходимо применить положения ст. 10 УК РФ об обратной силе уголовного закона. При этом, руководствуясь предусмотренной ст. 6 УПК РФ принципом справедливости, приговор подлежит изменению и в отношении осужденных, которыми приговор не был обжалован.

Согласно ст. 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вступившего в силу с 1 июля 2002 года, устанавливающей ответственность за мелкое хищение чужого имущества путем кражи, мошенничества, и примечанию к ней, хищение признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает пять минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством Российской Федерации.

Судом признано и указано в приговоре, что размер похищенного осужденными по эпизодам хищения денег у П.Г.Д., Ч.Г.Д., Н.А.А., Е., С.Н., О.Г., Б.О.В., В.Е.Д., Г.Р. и Г.О., К.Е.Н. не превышает пять минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством Российской Федерации, поскольку на период до 1 июля 2000 года минимальный размер оплаты труда был установлен в размере 83.049 рублей, до 1 января 2001 года - 132 рубля.

По этим же основаниям подлежит отмене приговор в части осуждения Ш., Ф. и Б.М. по хищению 13 мая 2001 года денег у Г.Р. и Г.О. на 250 рублей, Г.Д. и П.Е. по хищению 7 мая 2001 года денег у К.Е.Н. на 360 рублей, также в части осуждения С.И. по хищению 15 февраля 2000 года денег у Е. на сумму 150 рублей.

Однако несмотря на исключение из приговора в отношении этих осужденных нескольких эпизодов совершенных ими преступлений, с учетом их роли и данных о личности, судебная коллегия не находит оснований для смягчения им наказания, поскольку назначенное осужденным наказание в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, личности виновных и обстоятельствам дела, в том числе и тем, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах.

Вместе с тем, с учетом роли в содеянном, данных о личности, раскаяния в содеянном и семейного положения О., наличия на ее иждивении 3 малолетних детей, в том числе ребенка 2 мая 2002 года рождения, судебная коллегия находит возможным смягчить ей наказание с применением ст. 73 УК РФ, предоставив испытательный срок.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 20 февраля 2002 года в отношении Ш., Б.М. в части осуждения по ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ,

в отношении Г.Т. и Ф. в части осуждения по ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ, также в отношении Г.Д. и П.Е. в части осуждения по ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ;

в отношении С.И., С. и П.В. в части осуждения по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ отменить, дело прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в их действиях состава преступления.

Этот же приговор в части осуждения Ф. и Г.Д. по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ к лишению свободы каждого на пять лет условно, на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком четыре года, и в части осуждения Г.Т. по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ к лишению свободы на пять лет с конфискацией имущества, оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Этот же приговор в отношении О. изменить, в соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное ей наказание в виде лишения свободы сроком 7 лет с конфискацией имущества считать условным с испытательным сроком пять лет и из-под стражи ее освободить.

- Ш. из-под стражи освободить, в отношении С.И., П. и С. меру пресечения - подписку о невыезде, отменить.

Этот же приговор в части осуждения в отношении:

- Н. по эпизодам N 1, 3, 5, 6, 9, 10, 16, 21, 28, 31 хищения денег у П.Г.Д., Ч.Г.Д., Н.А.А., Е., С.Н., О.Г., Б.О.В., В.Е.Д., Г.Р. и Г.О., К.Е.Н.;

- О. по эпизоду N 16 хищения денег у Б.О.В.;

- М. по эпизодам N 1, 3, 5, 6, 9 хищение денег у П.Г.Д., Ч.Г.Д., Н.А.А., Е., С.Н., О.Г.;

- П. по эпизодам N 1, 3, 5, 6, 9 хищения денег у П.Г.Д., Ч.Г.Д., Н.А.А., Е., С.Н.;

- М.С. по эпизодам N 1, 5, 6 хищения денег у П.Г.Д., Н.А.А., Е.;

- С.А. по эпизодам N 3, 5, 6 хищения денег Ч.Г.Д., Н.А.А., Е.;

- Ч. по эпизодам N 5, 6 хищения у Н.А.А., Е.;

- Д. по эпизоду N 9 хищения денег у С.Н., а также в части осуждения Т., К.С., А., Г.И. по эпизоду N 21 хищения у денег у В.Е.Д. отменить, дело прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в их действиях состава преступления.

В остальной части приговор о них и этот же приговор в отношении Г., К.Н.Н., К., Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Н., Г., Г.Т., К., К.Н.Н., К.Н., М., П., Ш. и адвокатов Альбранта В.В., Большакова А.Н., Безгодовой В.А., Осипова А.В., Татарченко Н.В., Лаврентьева С.Н., Носковой Е.М. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"