||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 ноября 2002 г. N 64-О02-3

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего С.А. Разумова

судей Верховного Суда Глазуновой Л.И. и Фроловой Л.Г.

рассмотрела в судебном заседании 29 ноября 2002 года

кассационные жалобы осужденных О.Е., Н.Р., М., К.А., защитников О.И., Жигалова В.М. и Чернявского А.А.

на приговор Сахалинского областного суда от 4 сентября 2001 года, которым

Н.Р., <...>, армянин, образование среднее, ранее не судимый, -

осужден:

по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы;

по п. "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ к пяти годам лишения свободы с конфискацией имущества;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено путем частичного сложения наказания семнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

К.А., <...>, русский, образование среднее, ранее судимый:

25 июня 2001 года Холмским городским судом Сахалинской области по п. "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ к пяти годам лишения свободы;

на основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание К.А. судом постановлено считать условным с испытательным сроком в три года, -

осужден:

по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к четырнадцати годам шести месяцам лишения свободы;

по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к пяти годам шести месяцам лишения свободы с конфискацией имущества;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено семнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Наказание по приговору от 25 июня 2001 года постановлено исполнять самостоятельно.

М., <...>, русский, образование среднее, ранее судимый:

24 июля 2001 года Холмским городским судом Сахалинской области по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к пяти годам лишения свободы с конфискацией имущества, -

осужден:

по ч. 5 ст. 33 и п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к восьми годам шести месяцам лишения свободы;

по п. "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ к пяти годам лишения свободы с конфискацией имущества;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено девять лет лишения свободы с конфискацией имущества;

на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ частично присоединено наказание назначенное по приговору от 24 июля 2001 года и окончательно назначено десять лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

О.Е., <...>, русский, образование среднее, ранее судимый:

24 июля 2001 года по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к четырем годам шести месяцам лишения свободы, -

осужден:

по ч. 5 ст. 33 и п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ст. 62 УК РФ к семи годам лишения свободы;

по п. "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ к пяти годам лишения свободы без конфискации имущества;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказания назначено восемь лет лишения свободы;

на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ частично присоединено назначенное наказание по приговору от 24 июля 2001 года и окончательно назначено восемь лет шесть месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации С.А. Разумова, объяснения осужденного О.Е., поддерживающего свои кассационные жалобы, защитника Жигалова В.М., поддерживающего свои жалобы и жалобы осужденного Н.Р. и защитника Г., просившего о переквалификации действий Н.Р. на ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 105 УК РФ, а также смягчить назначенное ему наказание, возражения прокурора Козусевой Н.А., считавшей приговор законным и обоснованным, судебная коллегия

 

установила:

 

приговором Сахалинского областного суда Н.Р. и К.А. признаны виновными и осуждены за убийство потерпевшего Н. группой лиц по предварительному сговору и из корыстных побуждений; М. и О.Е. - за пособничество в совершении убийства Н., заранее обещав скрыть следы преступления, совершенного Н.Р. и К.А.

После совершенного убийства и сокрытия следов преступления, все четверо осужденных совершили кражу автомобиля Н. марки "Тойота-Мастер-Сурф" стоимостью 3500 долларов США, что было эквивалентно на день совершения преступления 99 925 рублям, причинив потерпевшему ущерб в крупном размере. Кроме того, К.А., М. и О.Е. совершили кражу по признаку неоднократности, поскольку ранее были судимы за аналогичные преступления.

Преступления осужденными были совершены 28 января 2000 года на окраине пос. Яблочное Холмского района Сахалинской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В кассационных жалобах основных и дополнительных

осужденный Н.Р. утверждает, что убийство Н. совершил один К.А., который поссорился с потерпевшим. Каких-либо корыстных побуждений при совершении убийства Н. не преследовалось. Считает, что он вместе с другими осужденными, кроме К.А., виновен только в сокрытии следов преступления, совершенного К.А. Дубленку и другие вещи Н. были уничтожены также для того, чтобы скрыть само преступление. Что касается микроавтобуса, принадлежащего Н., то его они с места преступления перевезли в гараж с целью сокрытия преступления, а разукомплектовали микроавтобус гаражные воры. Утверждает, что умысла на кражу микроавтобуса у него не было.

Н.Р. также утверждает, что нарушено его право на защиту, он плохо владеет русским языком, а переводчик ему не был предоставлен.

Считает, что поскольку новый УПК РФ не предусматривает возможности направить дело для производства дополнительного расследования, в отношении него должен быть вынесен оправдательный приговор.

В дополнительной жалобе Н.Р., повторяя все свои доводы, указывает на то, что при назначении ему наказания суд не учел смягчающих обстоятельств и назначил ему чрезмерно суровое наказание.

Адвокат Жигалов В.М. в защиту Н.Р. указывает, что в деле и приговоре суда нет достаточных данных, подтверждающих виновность Н.Р. Приговор постановлен на противоречивых показаниях осужденных и свидетелей. Поскольку Н.Р. не отрицает того, что он был на месте совершения преступления и помогал скрывать следы совершенного К.А., по его мнению, в действиях Н.Р. может быть только состав преступления, предусмотренный ст. 316 УК РФ.

Как и его подзащитный, адвокат обращает внимание на то, что Н.Р. не был предоставлен переводчик, несмотря на то, что он плохо владеет русским языком, и просил о предоставлении ему переводчика.

Осужденный К.А. в жалобах утверждает, что он один совершил убийство Н. и утверждает, что все произошло спонтанно.

Отрицая предварительный сговор на убийство Н., К.А. указывает на то, что между Н. и Н.Р. в машине произошла ссора и Н. ударил Н.Р. по лицу, отчего у Н.Р. из носа пошла кровь. Н.Р. и М. вышли из машины, чтобы остановить кровь, Н. в это время оскорбил его отборной нецензурной бранью, что его сильно возмутило. Он набросил на шею Н. металлический тросик, оказавшийся в машине и задушил его. Вернувшихся Н.Р. и М. он попросил помочь спрятать труп Н., на что они согласились. Считает, что он был сильно взволнован оскорблением Н. и совершил его убийство даже неожиданно для самого себя. В силу этого считает, что его личность изучена органами следствия и судом недостаточно полно, полагает, что ему должна была быть проведена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза.

В то же время К.А. просит его действия переквалифицировать на ч. 1 ст. 105 УК РФ и назначить наказание в соответствии с указанной нормой.

Осужденный О.Е. утверждает, что приговор относительно убийства Н. постановлен на домыслах, а не на достоверных данных. Отрицает предварительный сговор на убийство и сокрытие следов преступления. Считает, что его действия должны быть квалифицированы ст. 316 УК РФ.

Также О.Е. отрицает кражу микроавтобуса и продажу его запчастей.

Просит отменить приговор и дело направить на новое расследование.

Адвокат Чернявский А.А. в защиту О.Е. утверждает, что его подзащитный не может быть признан пособником в совершении убийства Н., т.к. в судебном заседании с достоверностью было установлено, что машина Н.Р. сломалась, когда они находились в г. Холмске и О.Е. стал ее ремонтировать. Другие осужденные вместе с Н. уехали на машине Н. раньше, чем он отремонтировал машину. Об убийстве Н. О.Е. узнал, когда приехал на отремонтированной машине в пос. Яблочное.

Микроавтобус был взят с места преступления для того, чтобы скрыть следы преступления, а не с целью его кражи. В гараже микроавтобус был разворован неизвестными лицами. Когда О.Е. и другие осужденные обнаружили это, то О.Е. из оставшихся деталей взял турбину, однако для него она не представляла интереса и он выбросил ее во дворе дома.

С учетом доводов своих жалоб адвокат Чернявский просит изменить приговор суда в отношении О.Е. и переквалифицировать его действия на ст. ст. 316 и 167 УК РФ.

Защитник О.И. считает приговор суда в отношении ее сына О.Е. незаконным и поддерживает доводы жалоб адвоката Чернявского.

Осужденный М. в своих жалобах утверждает, что убийство Н. и кражи его машины он не совершал и никакой договоренности с другими осужденными об этом у него не было. Не отрицает, что ему было предложено поехать в пос. Яблочное со всеми вместе, но он отказался и остался в Холмске ремонтировать машину, принадлежащую Н.Р.

Указывает на то, что показания, где он признавал свою вину были получены в результате применения к нему недозволенных методов следствия. Также указывает на то, что убийство Н. совершил один К.А.

В дополнительных жалобах М. не отрицал того, что помогал скрывать следы преступления и просит его действия квалифицировать ст. ст. 316 и 167 УК РФ.

Изучив материалы дела, и, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вина осужденных в совершенных ими преступлениях нашла свое полное подтверждение собранными и исследованными в судебном заседании доказательствами.

В судебном заседании были тщательно проанализированы показания всех осужденных, как данных им в ходе предварительного расследования, так и в судебных заседаниях, проведенных по настоящему делу. С учетом того, что показания осужденные давали не последовательные, они были сопоставлены с совокупностью других доказательств.

Так, К.А. показывал, что он задушил Н. металлическим тросиком после того, как Н.Р. и М. вышли из машины. Показания, в которых он указывал на причастность к убийству Н.Р., К.А. в последнем судебном заседании стал отрицать, утверждая, что они были записаны неправильно следователем. Также утверждает, что микроавтобус Н. он и другие осужденные не крали, а отогнали его в гараж, чтобы скрыть следы преступления. Не отрицает того, что остальные осужденные помогали ему прятать труп Н. в погреб.

В последнем судебном заседании показания О.Е., Н.Р. и М. были аналогичными показаниям К.А. Все они стали говорить о том, что К.А. один совершил убийство Н., однако никто из них не мог объяснить мотивы совершенного преступления К.А. В то же время М. и Н.Р. показывали, что у Н. с Н.Р. в машине произошла ссора, во время которой Н. ударил Н.Р. по лицу и у последнего пошла из носа кровь.

В ходе предварительного расследования К.А. подробно рассказывал об обстоятельствах совершенного убийства Н., которое предложил совершить Н.Р., поскольку ему не хотелось отдавать Н. долг в 3 000 долларов США. К.А. показывал, что после предложения убить Н., последовавшего от Н.Р. он, М. и О.Е. согласились с этим предложением, он пообещал задушить Н. и показал остальным осужденным металлический тросик, приготовленный для этих целей. В г. Холмске они встретили Н., инсценировали поломку автомашины О.Е. и попросили Н. отвезти их в пос. Яблочное. Когда они подъехали к поселку, он накинул на шею Н. металлический тросик, а Н.Р. ударил Н. по лицу, с целью не дать ему оказать должного сопротивления. После убийства Н., он вместе с Н.Р., М. и подъехавшим к ним О.Е. закопали труп Н. в погребе, а машину по предложению Н.Р. загнали в гараж, договорились разукомплектовать ее и детали продать. Лично себе он забрал лобовое стекло и оптику.

Эти показания К.А. в ходе расследования на очных ставках с Н.Р. и О.Е. подтвердил. Это же самое он сделал и при проведении следственного эксперимента, где показал, как и при каких обстоятельствах было совершено убийство Н., указав роль каждого из осужденных в этом.

Осужденный О.Е. в ходе предварительного расследования также подтверждал, что Н.Р. предложил убить Н., а К.А. дал согласие задушить его. При этом была достигнута договоренность заманить Н. в пос. Яблочное.

Из приведенных данных видно, что показания К.А. и О.Е. в ходе предварительного расследования в части совершенного убийства потерпевшего носили последовательный характер. Из протоколов их допросов и других процессуальных документов видно, что нарушений норм УПК и положений ст. 51 Конституции РФ не было.

Доводы К.А. и О.Е. о том, что они не читали протоколов, подписав их, не могут быть признаны убедительными, т.к. кроме их подписей на указанных процессуальных документах, имеются данные о том, что им разъяснены их права, указанные в ст. 51 Конституции РФ, под этими разъяснениями также стоят подписи осужденных. Кроме того, О.Е. и К.А. знакомились с материалами уголовного дела после завершения предварительного расследования (ст. 201 УПК РСФСР), при этом каких-либо ходатайств о том, что их показания в протоколах допросов изложены неверно, от них не поступало.

Н.Р. в ходе предварительного расследования также не отрицал того, что он должен был крупную сумму Н. за реализацию сигарет, однако денег у него не было и он, накануне убийства, предложил заманить Н. в пос. Яблочное, на что О.Е., М. и К.А. согласились и сделали это.

Доводы Н.Р. и его защитника Жигалова о нарушении органами следствия и судом права на защиту Н.Р. вследствие непредоставления ему переводчика, не могут быть признаны состоятельными.

Суд первой инстанции в приговоре опроверг эти доводы с достаточной полнотой и кассационная инстанция находит их обоснованными.

Труп Н. с признаками насильственной смерти был обнаружен в месте, указанном К.А., это место также показали, при проверке их показаний на месте, М. и О.Е.

Согласно судебно-медицинской экспертизе смерть Н. наступила от механической асфиксии в результате удавления петлей. Ножевые ранения на теле потерпевшего носят посмертный характер, что подтверждает показания К.А. о нанесении им Н. ударов ножом для того, чтобы убедиться в смерти потерпевшего.

Потерпевшая Н. подтвердила, что Н.Р. был должен ее мужу за реализацию сигарет 65 000 рублей и должен был получить деньги от Н.Р. в конце января в г. Холмске, куда и уехал 28 января 2000 года и домой больше не возвращался. При нем было 300 долларов США и 4 500 рублей. Именно об этих деньгах в своих показаниях говорил К.А.

Свидетель Е. подтвердила, что ее фактический муж Н.Р. был должен большую сумму денег Н. за реализацию сигарет.

Свидетель К. показал, что К.А. в феврале 2000 года предлагал у него купить лобовое стекло и колеса от автомобиля "Тойота-Мастер-Сурф" и рассказывал ему, что вместе с Н.Р., который был должен около 3 000 долларов США Н., убили последнего и что вместе с ними были еще двое знакомых ребят.

Исследовав представленные доказательства относительно убийства Н., суд первой инстанции обоснованно признал факт совершения убийства потерпевшего К.А. и Н.Р., поскольку во время удушения К.А. Н. Н.Р. ударял Н. по лицу кулаком, не давая возможности ему сопротивляться, т.е. Н.Р. и К.А. оба выполняли объективную сторону преступления. Суд правильно расценил их действия как соисполнительство и квалифицировал их действия п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Действия М. и О.Е. обоснованно квалифицированы ч. 5 ст. 33 и п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку договоренность на совершение убийства у осужденных имела место заранее, при этом М. и О.Е. были согласны помочь скрыть следы преступления, что и предприняли после совершенного убийства Н.

С доводами О.Е., его защитников и М., а также Н.Р. и защитника Жигалова о квалификации действий Н.Р., О.Е. и М. по ст. 316 УК РФ судебная коллегия не может согласиться по вышеизложенным обстоятельствам, а также по обстоятельствам, которые полно и объективно изложены в приговоре.

Вина осужденных в совершении кражи микроавтобуса, принадлежащего Н. также доказана собранными по делу доказательствами.

В деле имеется протокол осмотра гаража в пос. Правда, где обнаружен микроавтобус "Тойота-Мастер-Сурф" в разобранном виде. Сами осужденные не отрицали, что именно в этот гараж ими был перегнан микроавтобус.

Из акта технического освидетельствования автомобиля видно, что он разукомплектован и восстановлению не подлежит.

Осужденный К.А. не отрицал того, что он от автобуса забрал себе лобовое стекло и оптику.

Свидетель Н. показал, что по просьбе Н.Р. в конце января 2000 года дал ключи от своего гаража, но какой автомобиль туда ставил Н.Р., он не видел. Когда по просьбе работников милиции открыл свой гараж, то увидел там микроавтобус "Тойота-Мастер-Сурф" в разобранном виде.

Свидетель П. показал, что в конце февраля 2000 года он купил лобовое стекло от микроавтобуса у К. и К.А. за 2 400 рублей.

Свидетель О.О. подтвердил, что его сын зимой 2000 года приносил домой турбину от автомобиля, которую позже изъяли работники милиции.

Из протокола изъятия видно, что у О.Е. было изъято устройство турбонаддува воздуха для дизельного двигателя.

В материалах дела имеются доказательства того, что М. и О.Е. также продавали детали с похищенного и разукомплектованного микроавтобуса.

С учетом изложенных доказательств суд обоснованно признал всех осужденных в совершении кражи микроавтобуса, принадлежащего Н., и правильно их действия квалифицировал п. "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ.

При решении вопроса о назначении наказания осужденных суд тщательно исследовал все обстоятельства, смягчающие и отягчающие их ответственность, судом были учтены данные о личности каждого из осужденных, учтены все обстоятельства, на которые ссылаются в жалобах осужденные и их защитники, учтены также данные судебно-психиатрических экспертиз, подтверждающих вменяемость каждого из осужденных. Суд указал в приговоре основания, которые не позволили ему применить к осужденным правила, предусмотренные в статьях 64 и 73 УК РФ.

Правильно судом разрешен и гражданский иск.

На основании изложенного, и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Сахалинского областного суда от 4 сентября 2001 года в отношении Н.Р., К.А., М. и О.Е. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и защитников - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"