||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 ноября 2002 года

 

Дело N 5-Г02-158

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                            Нечаева В.И.,

                                                   Харланова А.В.,

    с участием прокурора                            Федотовой А.В.

 

рассмотрела в судебном заседании 29 ноября 2002 г. кассационную жалобу Г. на решение Московского городского суда от 20 сентября 2002 г., которым отказано ему в иске к Управлению Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по г. Москве и Федеральной службе налоговой полиции Российской Федерации о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и денежной компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И., объяснение Г., объяснения представителей Управления Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по г. Москве О., С. и Ч., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Федотовой А.В., полагавшей оставить решение суда без изменения, исследовав материалы дела, коллегия

 

установила:

 

Г. работал в Управлении Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по г. Москве специалистом 1 отдела 4 службы оперативного управления со специальным званием майор.

Приказом начальника этого управления от 27 февраля 2001 г. Г. был предупрежден о неполном служебном соответствии (л.д. 260, 261 том 1). 28 марта 2001 г. предупреждение о неполном служебном соответствии было заменено на строгий выговор (л.д. 262 том 1).

Приказом по Федеральной службе налоговой полиции Российской Федерации от 22 июня 2001 г. Г. был уволен со службы по пункту "к" ст. 45 Положения о прохождении службы в органах налоговой полиции Российской Федерации (л.д. 264 том 1). На основании этого приказа Г. был исключен из списков сотрудников управления (приказ начальника управления от 25 июня 2001 г., л.д. 263 том 1).

Не согласившись с увольнением со службы, Г. обратился в суд с иском к Управлению Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по г. Москве, Федеральной службе налоговой полиции Российской Федерации о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда. В обоснование своих требований истец утверждает о том, что его увольнение со службы произведено при отсутствии законных оснований, так как нарушений дисциплины он не допускал.

Рассмотрев дело, суд вынес приведенное выше решение. В кассационной жалобе Г. просит отменить решение суда. Жалоба обоснована тем, что нарушений служебной дисциплины он не совершал. Г. считает, что увольнение истца - "это прежде всего пресечение его деятельности по выявлению налоговых и иных преступлений, пресечения ведения и разработки материалов, которые еще тогда (до 27 июня 2001 года) были выявлены, но до настоящего момента не пресечены руководством Управления ФСНП РФ по г. Москве". Обсудив доводы кассационной жалобы, коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

В соответствии с п. "к" статьи 45 Положения о прохождении службы в органах налоговой полиции Российской Федерации сотрудники налоговой полиции могут быть уволены со службы в органах налоговой полиции за грубое нарушение или систематические нарушения служебной дисциплины.

Как видно из материалов дела, в судебном заседании были исследованы обстоятельства, связанные с отсутствием Г. на рабочем месте 13 октября 2000 г. На основании показаний свидетелей Л., А.А., рапорта заместителя начальника 1 отдела 4 службы оперативного управления (л.д. 288 том 1), заключения по результатам служебной проверки (л.д. 56 - 59 том 1) суд сделал обоснованный вывод об отсутствии Г. на рабочем месте 13 октября 2000 г. без уважительных причин и о праве руководителя управления в связи с этим подвергнуть Г. дисциплинарному взысканию.

Имеющейся в журнале регистрации выхода сотрудников УФСНП по г. Москве записи о выезде Г. 13 октября 2000 г. в ПБОЮЛ "Миронов" суд дал оценку. Свидетель Л. показал о том, что он смотрел журнал, этой записи 13 октября 2000 г. не было, она появилась в журнале позднее. Довод Г. о том, что 13 октября 2000 г. он находился в ПБОЮЛ "Миронов", где отбирал объяснения у работников, судом отвергнут. Свидетели Р., А.Н., Ш. и Г.И. показали, что 13 октября 2000 г. Г. их не опрашивал, опрос проводился в воскресенье, протокол не содержал записи о дате его составления.

Дана оценка судом и объяснению Г. о нахождении его 13 октября 2000 г. в ИМНС N 36 г. Москвы. Из его объяснения усматривается, что в эту инспекцию он приехал после 14-ти часов и находился в ней 30 - 40 минут.

Срок наложения взыскания за отсутствие на рабочем месте 13 октября 2000 г. администрацией соблюден. По пункту 28 Положения о прохождении службы в органах налоговой полиции дисциплинарное взыскание в случае проведения служебной проверки должно быть наложено не позднее одного месяца со дня окончания проверки, не считая времени болезни сотрудника или нахождения его в отпуске.

Взыскание на Г. было наложено в течение 20 дней, не считая дней болезни и нахождения в отпусках. Г. с 31 октября 2000 г. по 15 ноября 2000 г. имел листок нетрудоспособности (л.д. 274 том 1), с 17 ноября 2000 г. по 30 декабря 2000 г. находился в учебном отпуске (л.д. 273 том 1), с 31 декабря 2000 г. по 15 февраля 2001 г. находился в очередном отпуске (л.д. 20 том 2), с 31 декабря 2000 г. по 3 января 2001 г. и с 6 февраля 2001 г. по 9 февраля 2001 г. был болен (л.д. 275 том 1, л.д. 21 том 2), в связи с чем отпуск был продлен на 8 дней, до 25 февраля 2001 г. После выхода Г. на работу приказом от 27 февраля 2001 г. он был предупрежден о неполном служебном соответствии (л.д. 260, 261 том 1). 28 марта 2001 г. приказ был изменен и предупреждение о неполном служебном соответствии было заменено на более мягкое взыскание - строгий выговор (л.д. 262 том 1).

Что касается записи в приказе о невыполнении Г. указаний руководства отдела и неподчинение приказам или распоряжениям прямых начальников, то суд пришел к обоснованному выводу, что она не может учитываться в настоящем случае как основание для привлечения истца к дисциплинарной ответственности.

Проверена в судебном заседании и правильность приказа по Федеральной службе налоговой полиции Российской Федерации от 22 июня 2001 г. об увольнении Г. со службы по пункту "к" ст. 45 Положения о прохождении службы в органах налоговой полиции Российской Федерации.

Судом обоснованно признано, что основания для издания этого приказа имелись. Так, 27 и 28 марта 2001 г. комиссией с согласия и в присутствии Г. было произведено вскрытие его служебного сейфа, (л.д. 139 - 142, 143 - 147 том 1). В ходе проверки содержимого сейфа были установлены нарушения истцом требований Инструкции по организации и ведению делопроизводства в федеральных органах налоговой полиции Российской Федерации, утвержденной приказом ФСНП РФ от 24 сентября 1996 г. N 0300.

При осмотре документов были обнаружены объяснения работников ПБОЮЛ "Миронов" Г.И., Т., Ш., Р., К., датированные 13 октября 2000 г. без указания времени и места их получения (л.д. 132 - 136 том 1).

Из объяснений представителей ответчика усматривается, что объяснения исполнены тремя почерками, в объяснениях Т. имеется исправление с 9 октября на 13 октября 2000 г. В связи с этим у проверяющих возникло сомнение в получении этих объяснений 13 октября 2000 г.

Объяснение Г. о том, что объяснения от названных лиц были получены 13 октября 2000 г., судом отвергнуто. Оно опровергается показаниями свидетелей Р., А.Н., Г.И., которые утверждали о том, что дата 13 октября 2000 г. не соответствует фактическому дню написания этих объяснений. Свидетель А.Н. показал, что у работников 13 октября 2000 г. был выходной день и объяснения в этот день они давать не могли. Свидетель Ш. утверждала, что объяснение написаны не ею, таких объяснений Г. она не давала. Истца увидела впервые в зале суда.

Оценив доказательства, суд согласился с мнением администрации о том, что Г. поставил дату 13 октября 2000 г. на объяснениях, не соответствующую действительному дню написания объяснений.

При осмотре документов, находящихся в сейфе, было выявлено также, что справки с грифом "секретно", оформленные Г., не были в нарушение указанной выше Инструкции приобщены к материалам. Так как такое нарушение носит длящийся характер (Г. не выполнил обязанность по присвоению номеров дела справкам с грифом "секретно" в порядке, установленном Инструкцией, до дня наложения взыскания), суд пришел к выводу, что он был подвергнут взысканию без нарушения установленного срока. Служебная проверка была окочена 22 мая 2001 г.

Приказ от 22 июня 2001 г. был издан после заключения, данного аттестационной комиссией, об увольнении Г. со службы по пункту "к" ст. 45 Положения о прохождении службы в органах налоговой полиции Российской Федерации (л.д. 264 - 267 том 2).

Вместе с тем при издании приказа от 22 июня 2001 г. Г. вменялось также, по объяснениям представителей ответчика, что два документа с "грифом" секретно не были уничтожены, что истец произвел 8 октября 2000 г. опечатывание торгового помещения ПБОЮЛ "Миронов", опечатывание помещения ООО "Плющиха", что после проведения контрольной закупки в ПБОЮЛ "Миронов" 8 октября 2000 г. не передал лицу, уполномоченному принимать решения о привлечении к ответственности, надлежащим образом составленные протоколы. Судом эти обстоятельства обоснованно не были учтены как основания для привлечения Г. к дисциплинарной ответственности.

Обоснованным является суждение суда и о том, что приказ от 28 марта 2001 г. N 200, которым Г. предупрежден о неполном служебном соответствии (л.д. 258 - 259 том 1), был издан с нарушением срока, в течение которого работник может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

Таким образом, при разрешении судом настоящего спора часть нарушений, которые вменялись истцу, судом не учтена при вынесении решения. Однако это обстоятельство не являлось основанием для удовлетворения иска, поскольку имелись и другие нарушения, за которые Г. был обоснованно, как признал суд, подвергнут дисциплинарным взысканиям.

Руководствуясь ст. ст. 304, 305, 311 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, коллегия

 

определила:

 

оставить решение Московского городского суда от 20 сентября 2002 г. без изменения, кассационную жалобу Г. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"