||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 ноября 2002 г. N 8-о02-52

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Лутова В.Н.,

судей - Рудакова С.В. и Пелевина Н.П.

рассмотрела в судебном заседании от 28 ноября 2002 года кассационные жалобы осужденных В., Н., К., адвокатов Жукова М.Ю., Сметанина В.Г., Плотникова С.В. на приговор Ярославского областного суда от 23 июля 2002 года, которым

В., <...>, судим 8 мая 1998 года по ст. ст. 148 ч. 2, 148 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, освобожден 19 сентября 1998 года по отбытии срока,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "з" УК РФ к 17 годам лишения свободы, по совокупности преступлений к двадцати годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества,

Н., <...>, судим:

5 сентября 1997 года по ст. 148 ч. 3 УК РСФСР, ст. ст. 163 ч. 2 п. "в", 213 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 30 апреля 1998 года по отбытии срока,

24 июля 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы,

10 ноября 2000 года по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г", "д", 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 7 годам лишения свободы,

осужден по ст. ст. 33 ч. 5 - 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к девяти годам шести месяцам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений по данному приговору и приговору от 10 ноября 2000 года путем частичного сложения окончательно назначено двенадцать лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества,

К., <...>, судим:

18 декабря 1998 года по ст. 131 ч. 2 п. "б" УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

10 ноября 2000 года по ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к 4 годам 1 месяцу лишения свободы,

осужден по ст. ст. 33 ч. 5 - 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений по данному приговору и приговору от 10 ноября 2000 года путем частичного сложения окончательно назначено десять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

В. признан виновным и осужден за убийство В.О., совершенное с особой жестокостью, сопряженное с разбоем, за разбой в отношении В.О., совершенный группой лиц по предварительному сговору с Н. и К., неоднократно, с проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Н. и К. признаны виновными и осуждены за пособничество В. в совершении разбоя по признакам неоднократности, группы лиц по предварительному сговору, с проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Преступления совершены 24 июля 2000 года в г. Переславле Ярославской области при обстоятельствах, указанных в приговоре суда.

Заслушав доклад судьи Рудакова С.В., объяснения адвокатов Сметанина В.Г., Жукова М.Ю., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Пеканова И.Т., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах и дополнениях к ним:

Осужденный К. утверждает о своей непричастности к преступлению. В дополнении К. указывает, что оговорил В. и Н., так как убийство и разбой совершил он. К. просит приговор отменить.

Осужденный В. утверждает, что приговор незаконный и необоснованный, он просит его отменить. Каких-либо преступных действий 24 июля 2000 года он не совершал. Состав суда был незаконный, народные заседатели не могли участвовать в рассмотрении дела. Его право на защиту было нарушено. Его интересы в суде должны были осуществлять по соглашению два адвоката. Суд должен был в отношении него, В., назначить судебно-психиатрическую экспертизу, но не сделал этого, а имеющиеся в деле заключения экспертов не могут быть приняты во внимание. Выводы суда о его виновности не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в ходе судебного следствия. Свидетели Б., Б.В., а также К.А., П. не подтвердили информацию о его участии в убийстве. Аудиокассеты не могут быть доказательством по делу. Протоколы очных ставок, следственного эксперимента являются недопустимыми доказательствами в силу нарушения порядка проведения этих следственных действий без учета требований закона. Адвокат Сокольникова подлежала отводу, так как в ходе следствия она была допущена в качестве защитника К. Суд не уведомил участников процесса о замене прокуроров и не выяснил вопрос о наличии отвода. Со ссылкой на приговор В. утверждает, что указанные в нем действия, как совершенные им, не доказаны. К показаниям потерпевшего В.О.В. следует отнестись критически и признать их недопустимыми. Показания других свидетелей также не подтверждают его вину.

Осужденный Н. утверждает, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном и нарушениями уголовно-процессуального закона, которые выразились в необоснованном отклонении ходатайств о проведении экспертиз, дополнительных следственных действий. К нему применялись незаконные методы ведения следствия. Уголовное дело сфабриковано и основано на предположениях. В ходе следствия К. их оговорил, чтобы избежать уголовной ответственности. Показания Б., Б.В., В.Л. вызывают сомнение в силу противоречивости. Н. отрицает свою причастность к преступлению и просит приговор отменить, дело направить на более полное расследование.

Адвокат Плотников просит приговор изменить, переквалифицировать действия К. со ст. ст. 33 ч. 5 - 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на ст. ст. 33 ч. 5 - 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ. В обоснование этого утверждается, что не доказан предварительный сговор на разбой. Оперативное мероприятие по делу проведено с нарушением закона и кассеты с негласной аудио и видеозаписью не могут быть допустимыми доказательствами.

Адвокат Жуков утверждает, что в основу приговора положены доказательства, полученные с нарушением закона. В ущерб полноте судебного разбирательства суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайств о вызове дополнительных свидетелей и проведении следственных экспериментов. Защитник В. не участвовал в допросах участников процесса и исследовании доказательств, чем нарушено право на защиту В. Суд не проверил показаний К. о совершении им убийства В.О. Судом игнорировано право на защиту К., несмотря на то, что его защиту на следствии и защиту потерпевшего осуществлял один адвокат.

Оперативно-розыскные мероприятия по настоящему делу проведены незаконно и их результаты подлежат исключению из числа доказательств, также как и результаты следственных экспериментов с участием Б. и Б.В. Сам приговор основан на противоречивых показаниях свидетелей Б.В., Б., В.Л. Судом не взяты во внимание доказательства, свидетельствующие о невиновности В. и не дана оценка доказательствам, свидетельствующим о совершении преступлений в отношении В.О. другим лицом.

Адвокат просит приговор в отношении В. отменить, дело прекратить за недоказанностью его участия в совершении преступлений.

Адвокат Сметании в защиту Н. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. Утверждается, что Н. виновным себя не признал. Не доказано, что имел место предварительный сговор на разбой. В основу приговора положены доверительные беседы потерпевшего В.О.В. и К., записанные на аудиовидеопленку в рамках оперативно-розыскных мероприятий, проведенных с нарушением Закона об оперативно-розыскной деятельности. Эти показания К. давал в результате воздействия работников милиции и потерпевшего В.О.В. Судом версия К. относительно убийства не проверялась.

Доказательств вины Н. не добыто.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия считает, что вина В., Н., К. в содеянном ими подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Доводы жалоб о непричастности В. к совершению разбоя и убийства В.О., о непричастности и отсутствии признаков пособничества в действиях Н. и К. судебная коллегия находит несостоятельными.

В судебном заседании В., Н., К. не отрицали, что 24 июля 2000 года, то есть во время, когда был совершен разбой и убийство, все они приходили в подъезд дома, где проживала В.О. с семьей.

Утверждение В. о том, что он посещал подъезд для того, чтобы встретиться со своим знакомым С.В., опровергается показаниями этого свидетеля.

Из показаний С.В. видно, что он с В. не встречался в этот день, договоренности о встрече не было. Как ему известно, в тот день в квартиру к ним никто не звонил. Это же подтверждается и показаниями свидетеля М.

Из показаний потерпевшего В.О.В. следует, что сам К. рассказывал ему об обстоятельствах нападения и убийства В.О.

К. говорил о том, что предложение совершить нападение с целью хищения крупной суммы денег, поступило от В. Ими были приготовлены перчатки, маска, пистолет. К. говорил о том, что они с Н. оставались в подъезде и должны были контролировать возможное появление В.О.В. В квартиру ходил В. и отсутствовал 15 минут. Из квартиры В. вышел в окровавленной одежде. В. сообщил, что в квартире оставил труп В.О., при нанесении ударов использовал пистолет, денег он не нашел.

Эти данные суд обоснованно положил в основу обвинения В., К. и Н., поскольку они полностью согласуются и подтверждаются другими доказательствами по делу.

Тот факт, что К. действительно рассказывал В.О.В. об обстоятельствах нападения и убийства В.О. подтверждается видео и аудиозаписью их разговора. Данное оперативно-розыскное мероприятие было проведено с соблюдением закона и, как доказательство, недопустимым не является.

Тот факт, что В., действительно, проникал в квартиру В.О. и В.О.В., подтверждается показаниями свидетеля Б.

Из ее показаний видно, что в день убийства В.О. на площадке 9-го этажа, где расположена квартира В.О.В. и В.О., в период 14 - 15 часов она наблюдала В. непосредственно после громкого хлопка при закрывании металлической двери. В подъезде она видела также и Н. с К.

Как Б., так и свидетель Б.В. видели В., который выходил из подъезда с пакетом.

Данными протокола следственного эксперимента и осмотра подъезда дома N 39 по ул. Строителей установлено наличие только одной металлической двери на 8 и 9 этажах, которой оборудована квартира В.О. Возможность обозрения человека на лестничном марше 9 этажа и слышимость из работающего лифта также установлена.

Суд дал должную оценку показаниям свидетеля П., признав достоверными его показания в ходе следствия.

Из показаний П. видно, что сам К. говорил ему о причастности всех троих к совершенным преступлениям. В. прошел в квартиру, как договорились, за крупной суммой денег. К. и Н. осуществляли наблюдение.

При задержании В. у него были изъяты денежные купюры. Наличие до хищения в квартире денежных знаков достоинством в 10, 50 и 100 рублей, их точное количество подтвердил потерпевший В.О.В.

По заключению судебно-биологической экспертизы на одной из 10-рублевых купюр, изъятых у В., обнаружена кровь. В подногтевом содержимом В. также обнаружена кровь.

По заключению судебно-медицинского эксперта, смерть В.О. наступила в результате открытой черепно-мозговой травмы с разрушением вещества головного мозга. Это повреждение и колото-резаное ранение груди, каждое в отдельности, причинило тяжкий вред здоровью потерпевшей. Экспертизой также установлено наличие у потерпевшей множества телесных повреждений в области головы, шеи, размозжения и переломы пальцев, кровоподтеков.

Оценив все доказательства по делу, суд обоснованно пришел к выводу о том, что В. в ходе разбоя совершил убийство В.О., сопряженное с разбоем и с особой жестокостью, а К. и Н. оказали ему пособничество в этом, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище и с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Правовая оценка действий В. по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ является правильной.

При этом приговор в отношении В. следует изменить по следующим основаниям.

Суд без достаточных к тому оснований пришел к выводу о том, что В. совершил разбой группой лиц по предварительному сговору, поскольку непосредственным исполнителем разбоя явился только В., а не группа лиц.

Этот квалифицирующий признак подлежит исключению из осуждения В. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ. Особая жестокость в действиях В. при убийстве потерпевшей обусловлена множеством телесных повреждений, причиненных потерпевшей, глумлением над ней.

Что касается Н. и К., то суд обоснованно расценил их пособнические действия, как совершенные группой лиц по предварительному сговору, поскольку они вдвоем оказывали пособничество В.

Юридическая оценка действий К. и Н. является правильной.

Доводы жалоб о том, что убийство совершено не В., а К. несостоятельны.

Суд исследовал вопрос о непосредственном участии К. в совершении убийства и признал эти доводы необоснованными.

Материалами дела установлено, что убийство В.О. было совершено В. в период с 13 до 15 часов 24 июля 2000 года. После этого времени К. не мог совершить убийство, поскольку с 15 - 30 до 16 - 30 он проводил время в компании с Ш., что и подтвердил свидетель Ш. Суд дал должную оценку и другим доводам К.

Дело расследовано и рассмотрено в суде с надлежащим соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства.

Как видно из материалов дела, 2 ноября 2000 года К. было предъявлено обвинение по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ. В ходе этого он отказался от услуг адвоката Сокольниковой.

Эти данные свидетельствуют о том, что адвокат Сокольникова не оказывала какую-либо юридическую помощь К., что, в свою очередь, не лишало ее права в дальнейшей представлять в суде интересы потерпевшего В.О.В.

В силу ч. 3 ст. 248 УПК РФ в случае замены защитника суд предоставляет вновь вступившему в уголовное дело защитнику время для ознакомления с материалами дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве. Замена защитника не влечет за собой повторения действий, которые к тому времени были совершены в суде.

Действия суда полностью соответствуют положениям указанного закона.

Как следует из материалов дела, вновь вступившие адвокаты были ознакомлены полностью с материалами дела, в том числе и с протоколом судебного заседания.

Эти данные не дают оснований полагать, что суд не предоставил адвокатам возможность полностью осуществлять свои функции, об ущемлении прав обвиняемых.

При этом закон не обязывает, а предоставляет суду право повторить допросы свидетелей, потерпевших либо иные судебные действия, а после возобновления судебного разбирательства суд продолжает слушание с того момента, с которого оно было отложено.

Как видно из протокола судебного заседания, при замене адвоката В. не заявлял каких-либо ходатайство об участии в деле второго адвоката.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что в судебном заседании право В. на защиту, равно как соответствующее право Н. и К., нарушено не было.

Данных о незаконных методах ведения следствия по делу не имеется. Несостоятельны доводы В. и о незаконности состава суда.

Народный заседатель С. была избрана постановлением Государственной Думы Ярославской области от 30 ноября 1999 года.

Народный заседатель Е. была включена в список народных заседателей Ярославского областного суда под N 42. Данный список был утвержден решением Ярославского областного Совета народных депутатов 28 июля 1990 года.

Полномочия обеих народных заседателей продлевались соответствующими указами Президента Российской Федерации.

Как видно из заключений судебно-психиатрических экспертиз, В., К., Н. психическими заболеваниями не страдают. В момент совершения преступлений могли отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Эти выводы экспертов сомнений не вызывают и оснований для назначения еще одних соответствующих экспертиз, в том числе в отношении В., не имеется.

Наказание В. назначено в соответствии с требованиями закона, соответствует тяжести содеянного и данным, характеризующим его личность.

Несмотря на внесенное изменение, оснований для смягчения наказания В. не имеется.

Вместе с тем, в отношении Н. и К. приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Постановлением президиума Ярославского областного суда от 11 сентября 2002 года приговор от 10 ноября 2000 года, определение кассационной инстанции в отношении Н. и К. были отменены и дело направлено на новое судебное разбирательство.

В связи с этим указание суда о назначении Н. и К. наказания по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ подлежит исключению из приговора.

Что касается наказания, назначенного Н. и К. за пособничество в разбое, то оно является справедливым, оснований для его смягчения не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ярославского областного суда от 23 июля 2002 года в отношении В., Н., К. изменить, исключить указание о совершении В. разбоя группой лиц по предварительному сговору, а также исключить указание о назначении наказания Н. и К. по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ.

Считать осужденными:

К. по ст. ст. 33 ч. 5 - 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбытием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Н. по ст. ст. 33 ч. 5 - 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к девяти годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

В остальном приговор в отношении В., Н., К. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных В., Н., К., адвокатов Жукова М.Ю., Сметанина В.Г., Плотникова С.В. без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"