||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 ноября 2002 г. N 73-о02-24

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Коннова В.С.,

судей - Глазуновой Л.И. и Фроловой Л.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 28 ноября 2002 года кассационные жалобы осужденных Х. и Г. на приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 19 февраля 2002 года, которым

Х., <...>, бурят, с образованием 9 классов, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 9 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Г., <...>, русский, со средним специальным образованием, ранее судимый,

- 3 декабря 1999 года по ст. 228 ч. 1 и ч. 3 п. "в" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

- 5 сентября 2001 года по ст. 158 ч. 2 п. "в", "г" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 3 декабря 1999 года и окончательно назначено 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснения осужденных Х., поддержавшего свою кассационную жалобу, и Г., просившего изменить ему вид исправительного учреждения, в котором он должен отбывать лишение свободы, мнение прокурора Вощинского М.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

Х. и Г. осуждены за убийство М. 1926 года рождения и М.В. 1951 года рождения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем, кроме того, - за разбойное нападение с целью завладения чужим имуществом, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, а также - за умышленное уничтожение чужого имущества, совершенное путем поджога.

Преступление совершено 13 декабря 2000 года в г. Улан-Удэ при установленных судом и изложенных в описательной части приговора обстоятельствах.

В судебном заседании Х. свою вину признал полностью, не соглашаясь лишь с суммой причиненного в результате пожара ущерба, Г. - не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный Х. указывает, что на предварительном следствии оговорил Г., на самом деле тот участия в преступлении не принимал, он один лишил жизни потерпевших, защищая свою жизнь, честь и достоинство, в связи с чем просит внести в приговор изменения. Кроме того, просит учесть его несовершеннолетний возраст, признание вины и раскаяние в содеянном, и смягчить наказание.

Осужденный Г. просит отменить приговор и дело направить на новое расследование. Основанием к этому указывает, что к преступлению он не причастен, приговор постановлен на показаниях Х. на предварительном следствии, от которых он в суде отказался. Виновным себя признает лишь в том, что не смог предотвратить преступление.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что суд необоснованно пришел к выводу о совершении им преступления при особо опасном рецидиве и неправильно присоединил ему неотбытое наказание по предыдущему приговору, поскольку от наказания по тому приговору он освобожден по амнистии.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Как видно из материалов дела, мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия установлены из показаний, данных Х. в период расследования дела.

Допрошенный неоднократно на предварительном следствии, Х. подробно рассказал о мотиве совершения преступления, своих действиях и действиях Г. при этом. Мотивом убийства, по словам Х., явилось то, что потерпевшие отказались дать им деньги.

Свои показания он подтвердил при проверке их на месте преступления.

Признавая вину осужденных в совершении преступления доказанной, суд в качестве доказательств, подтверждающих этот вывод, привел показания Х. на предварительном следствии, поскольку они нашли свое подтверждение при исследовании других доказательств по делу.

Трупы потерпевших с признаками насильственной смерти были обнаружены в обгоревшем доме.

При судебно-медицинском исследовании трупов установлено, что смерть обоих потерпевших наступила от проникающих колото-резаных ранений грудной клетки с повреждением внутренних органов. Имевшиеся телесные повреждения могли быть причинены в результате воздействия колото-резаного оружия, каковым мог быть нож.

Согласно выводам медико-криминалистической экспертизы колото-резаные ранения на трупах потерпевших образованы в результате воздействия одного и того же плоского колюще-режущего орудия с односторонней заточкой клинка.

Локализация и механизм образования телесных повреждений на трупах соответствует показаниям Х., пояснившего, что удары по телу потерпевших они наносили одним ножом, передавая его друг другу.

При осмотре места происшествия установлено, что в доме потерпевших в результате воздействия огня повреждено имущество, мебель, стены, потолочные перекрытия. По комнате разбросан пух.

Рассказывая об обстоятельствах совершения преступления, Х. пояснил, что после убийства с целью сокрытия следов преступления Г. предложил поджечь дом, с этой целью он разорвал подушку и поджег пух. Согласившись с предложением Г., он тоже поджег занавеску на окне.

Из показаний свидетеля П. следует, что об убийстве М. и М.В. ему рассказал сам Г. При этом тот сказал, что он убил одного из них, а Х. - другого. После убийства Г. скрылся с постоянного места жительства.

Свидетель Х.Т. пояснила, что от сына ей стало известно, что они с Г. убили отца и сына М. и М.В., забрав у них небольшую сумму денег. В период следствия к ней приходила мать Г. и просила, чтобы ее сын взял вину в убийстве на себя, так как ему все равно не дадут более 10 лет лишения свободы.

В судебном заседании Х. изменил свои показания, и стал утверждать, что на предварительном следствии оговорил Г., убийство обоих потерпевших совершил он.

Эти показания судом проверены, с приведением мотивов принятого решения, признаны несостоятельными.

Оценив добытые доказательства, суд обоснованно пришел к выводу, что осужденный совершили инкриминируемые им деяния, и действиям каждого дал правильную юридическую оценку.

При кассационном рассмотрении дела Г. не отрицал своей вины в совершении преступления, вместе с тем, высказывал мнение, что отбывать лишение свободы он должен в исправительной колонии строгого, а не особого режима.

Судебная коллегия, обсудив его просьбу, оснований к ее удовлетворению не усматривает, поскольку вид и размер наказания ему назначен в соответствии со ст. ст. 18, 68 ч. 2 УК РФ, отбывание лишения свободы в исправительной колонии особого режима при особо опасном рецидиве ему назначено с соблюдением закона.

Находит необоснованным судебная коллегия заявление Х. в той части, что сумма ущерба, причиненная потерпевшему в результате пожара, является завышенной.

Как видно из протокола осмотра места происшествия в результате воздействия огня повреждены пол, потолочные перекрытия, оконные блоки, стены, крыша, а также мебель, одежда и продукты питания, находившиеся внутри дома.

Потерпевший М.П. пояснил, что на восстановление дома потребуется большая сумма денег, поскольку строительные материалы и восстановительные работы обходятся очень дорого.

Х. не оспаривает, что дом и указанное потерпевшим имущество было повреждено в результате воздействия огня. Не оспаривает он и того, что потерпевшим указано имущество, которое находилось в доме.

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит вывод суда о сумме причиненного в результате пожара ущерба правильным.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неполноте и необъективности исследования обстоятельств дела, либо нарушающих права осужденных на защиту, по материалам дела не установлено.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного каждым, данных о личности каждого осужденного и смягчающих наказание обстоятельств, оснований к его смягчению судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия,

 

установила:

 

приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 19 февраля 2002 года в отношении Х. и Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы Х. и Г. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"