||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 ноября 2002 г. N 84-о02-25

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Лутова В.Н.

судей - Пелевина Н.П. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 28 ноября 2002 года кассационную жалобу осужденного Д. на приговор Новгородского областного суда от 17 июля 2002 года, которым

Д., <...>, русский, холостой, неработавший, несудимый, -

осужден к лишению свободы:

по п. п. "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ на семнадцать лет;

по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на десять лет с конфискацией имущества;

по п. п. "б", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ на три года;

по п. "г" ч. 2 ст. 159 УК РФ на четыре года;

а также по ч. 2 ст. 325 УК РФ к штрафу в размере 100 минимальных размеров оплаты труда - 10000 рублей;

по ч. 3 ст. 327 УК РФ к штрафу в размере 100 минимальных размеров оплаты труда - 10000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание Д. назначено двадцать два года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества, со штрафом в размере 150 минимальных размеров оплаты труда - в сумме 15000 рублей.

По ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 167 УК РФ Д. оправдан.

Постановлено взыскать с Д. в возмещение материального ущерба в пользу С. 1057 рублей, З. 2630 рублей, Т. 21400 рублей и в счет компенсации морального вреда в пользу С. 1500 рублей, З. 15000 рублей, а также в доход государства 150 рублей - вознаграждение эксперту за проведение товароведческой экспертизы и 750 рублей, выплаченные адвокату Андрееву В.П.

Д. признан виновным и осужден за мошенничество с причинением значительного ущерба гражданину, за использование заведомо подложного документа, за разбойное нападение на Н. с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, за убийство Н., сопряженное с разбоем, за убийство Ч. в ходе ссоры на почве личных неприязненных отношений, за тайное хищение чужого имущества, причинившее значительный ущерб потерпевшему, за похищение паспорта Ч., совершенные при указанных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., мнение прокурора Шинелевой Т.Н., полагавшую необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе осужденный Д. указывает, что свою вину по факту убийства Н. он не признал и не признает. В ходе следствия следователем на него было оказано психологическое и моральное давление. "Явку" с повинной по факту убийства Ч. он (Д.) написал сам, а по эпизоду с Н. таковую писал "под диктовку". Что писал следователь в протоколе его допроса от 20 февраля 2002 года, он (Д.) не помнит. На следующий день следователь показал ему на месте преступления, где была убита Н., где взято полено, куда было перетащено тело, откуда взяты вещи.

Излагает, что внучка Н. - О. показала, что ее бабушка никому не отказывала хлеба, кто просил. Дочь погибшей - З. пояснила, что ее мать чужим никогда не открывала ворота. Он же и Н. друг друга знать не могли, так как в этой деревне он проживал "год с небольшим", его дом располагался "в конце деревни, а ее в начале". Он бывал только в доме Ч.

В ходе следствия он все признавал и подписывал, поскольку боялся "физического давления".

Просит внимательно рассмотреть дело, разрешить его по закону.

В дополнениях к жалобе осужденный ставит вопрос об отмене приговора, так как по эпизоду обвинения, связанного с Н., виновным себя он не признает. Ее он не знал, в доме у нее не был. В день убийства потерпевшей в ее доме, возможно, были другие люди. По другим статьям, как указывает Д., вину свою он признает. Полагает, что признак "неоднократно" по ст. 158 ч. 2 УК РФ ему вменен неправильно.

Поскольку, как он "слышал, что отмена приговора невозможна, хотя он может и не прав", то просит снизить ему срок наказания, хотя в убийстве Н. и невиновен.

Приводит данные о своей личности.

Просит приговор отменить, провести "доследование по факту убийства Н.".

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы осужденного, судебная коллегия считает, что вина Д. в содеянном им подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Законность и обоснованность осуждения по ст. ст. 159 ч. 2 п. "г", 325 ч. 2, 327 ч. 3 УК РФ, за убийство Ч., а также сам факт кражи имущества Ч. осужденный в жалобе не оспаривает.

Осужденный Д. в судебном заседании показал, что в июле 2001 года он предложил Т. купить за 30000 рублей дом и участок, расположенные в деревне Витка Новгородского района Новгородской области, принадлежащие его матери - К. Когда та согласилась на эту сделку, он сообщил ей, что мать дала разрешение на продажу дома и участка, хотя его мать не знала о его намерении, дом продавать не собиралась, хотела жить в нем. Она была собственником дома. Он же был только прописан в нем. Сказал Т., что нужно оформить договор. В счет продажи дома неоднократно брал у Т. деньги, не отрицал, что получил от нее 21400 рублей. С матерью о продаже дома не разговаривал. Оформлял документы втайне от нее. В доверенностях от ее имени расписывался он (Д.).

Признал, что обманул Т., продавать дом он не имел права, деньги возвращать ей не собирался.

Потерпевшая Т. пояснила в суде, что в июле 2001 года Д. предложил ей купить за 30 тысяч рублей дом и земельный участок в деревне Витка. Объяснял, что занимается этим с согласия матери. Решила оформить дом на своего сына - Т.А. Д. требовал у нее деньги в счет оплаты покупки дома и участка. Убеждал ее, что вправе распоряжаться домом. Она хотела видеть его мать, сестер, но он их ей не показывал. В дом не пустил, ссылаясь о нахождении в нем собаки. Говорил, что принесет ей готовые документы. Она никогда не занималась продажей или покупкой дома, ничего в этом не понимала, верила Д. Однажды приехал к ней, сказал, что у него нет паспорта, чтобы его оформить, ему требуется 600 рублей. Потом пришел и сказал, что у него умерла любимая сестра, нужны деньги, плакал. Приходил с сообщением о том, что нашел жилье, срочно нужны деньги для задатка. Из дома в деревне Витка он уедет и заберет мать. Она верила ему и в счет оплаты за дом передала Д. 1200, 5000 рублей в июле 2001 года, 10 августа - 200 рублей и в тот же день на квартире своей сестры - 10000 рублей, а 17 августа ее сын передал осужденному от ее имени еще 5000 рублей.

23 августа 2001 года узнала, что Д. не имеет права продавать дом, представленные им доверенности были подложные, учреждение юстиции отказалось регистрировать сделку.

Переданные ею деньги Д. последний вернуть ей не пытался.

Свидетель П. показала в судебном заседании, что в августе 2001 года ей стало известно, что ее брат - осужденный Д. пытается продать дом их матери в деревне Витка. Мать ему разрешения на это не давала, доверенностей не оформляла. Брат все делал тайно. Полученные им деньги за дом он потратил, израсходовал их на приобретение спиртных напитков. Мать обратилась в учреждение юстиции с заявлением и сделку не зарегистрировали.

Вина Д. в этой части обвинения подтверждается приобщенными к материалам дела документами, указанными в приговоре.

По заключению почерковедческой экспертизы рукописные записи "К." в доверенности на продажу жилого дома, расположенного на земельном участке, оформленной от имени К. 10 августа 2001 года, и в доверенности от 10 августа 2001 года, оформленной от имени К., вшитой в дело по дому N 268, были выполнены Д.

Проверив доказательства по делу и оценив их в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ, суд обоснованно признал Д. виновным в совершении хищения имущества Т. путем обмана с причинением ей значительного ущерба и в использовании им заведомо для него подложных документов. Действия Д. в этой части обвинения по п. "г" ч. 2 ст. 159 и ч. 3 ст. 327 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Из показаний осужденного Д. в ходе предварительного следствия в качестве обвиняемого с участием защитника в лице адвоката видно, что вечером 10 января 2002 года он находился у себя дома в деревне Витка. У него не было денег и еды. Решил сходить в деревню. Подошел к дому N 210, в котором проживали Н. Постучал в дверь, которую ему открыла потерпевшая. Последняя вышла на крыльцо, спросила, что ему нужно. Он попросил у нее хлеба, еды. Та сказала, чтобы он подождал на улице, сама пошла в дом.

Пояснял, что он решил пойти за ней, так как подумал, что у нее в доме имеются деньги и он их сможет украсть. Зайдя в жилую часть дома, увидев около печи на полу поленья, схватил одно из них и стал наносить Н. удары поленом по голове. Вначале потерпевшая сопротивлялась, пыталась закрыть голову руками, но потом потеряла сознание и упала на пол. Поняв, что она умерла, решил оттащить труп потерпевшей в сарай. Дотащил его до хлева. Вернулся в дом, стал искать деньги. Забрал шубу, две рубашки, свитер, кофту, а также другие предметы одежды, несколько рулонов обоев. С похищенным пошел домой. На другой день похищенные вещи продал в г. Новгороде (л.д. 29 - 30, 197 - 199 т. 2).

Аналогичные показания он давал при проверке его пояснений на месте преступления, показывал свои действия в отношении Н. и в ее доме, место, куда оттащил труп убитой им потерпевшей, что усматривается из протокола следственного эксперимента (л.д. 16 - 17 т. 2). Это следственное действие было проведено с участием защитника Д.

Эти показания Д. суд обоснованно положил в основу его обвинения, поскольку они подтверждаются другими доказательствами по делу.

Изложенные пояснения осужденный на следствии давал неоднократно. Ему разъяснялись предусмотренные законом права подозреваемого, обвиняемого, положения ст. 51 Конституции Российской Федерации, что он удостоверял своею подписью. Названные выше допросы осужденного проводились следователями прокуратуры. После допросов Д. указывал, что в протоколах сведения с его слов записаны верно, им они прочитаны. По поводу допросов, их объективности каких-либо замечаний, заявлений осужденный и его защитник не приносили.

Доводы Д. в жалобе о том, что признательные показания по эпизоду с Н. он давал в связи с оказанным на него "психологическим и моральным" давлением, что обстоятельства по этому эпизоду ему были сообщены и показаны в ходе следственного эксперимента следователем, тщательно проверялись. Как не нашедшие своего подтверждения, эти утверждения осужденного с приведением мотивов судом обоснованно признаны несостоятельными.

Не соглашаться с выводами суда оснований не имеется.

Данных, свидетельствующих о применении в ходе предварительного расследования незаконных методов ведения следствия, по делу не установлено.

Свидетель Н.В. показал в суде, что 11 января 2002 года он приехал к матери - Н. в деревню Витка. Дверь ее дома была открыта. Матери не было. Стал ее искать. Обнаружил ее лежащей в пристройке к дому, около хлева. Понял, что она была мертвой. Об этом по телефону сообщил в милицию.

В доме матери был беспорядок. Имелись следы борьбы, поиска вещей. Пахло газом.

Потерпевшая З. в судебном заседании пояснила, что, узнав о смерти матери, она прибыла к ней домой. В доме вещи были разбросаны, одно полено лежало в прихожей, второе - в комнате. На полу лежал открытый чемодан, в котором раньше находились вещи ее брата свитера, рубашки. Он оказался пустым. Не обнаружила своей шубы. Пропали юбка, кофта погибшей.

Вина осужденного подтверждается показаниями свидетелей А., данными, отраженными в протоколе осмотра места происшествия, изложенными в приговоре.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта смерть Н., 1920 года рождения, наступила от ушиба головного мозга, возникшего в результате закрытой тупой травмы головы.

У Н. были обнаружены: ушиб головного мозга тяжелой степени, кровоизлияния в мягкие ткани головы, множественные кровоподтеки и ссадины на голове.

Эти телесные повреждения у Н. возникли при действии тупых твердых предметов, при сильных ударах, не менее 7 раз. В результате их нанесения потерпевшей был причинен тяжкий вред здоровью, закончившийся смертельным исходом.

После нанесения данных телесных повреждений смерть Н. наступила через промежуток времени, исчисляемый минутами - десятками минут.

На туловище и конечностях Н. были обнаружены множественные кровоподтеки и ссадины, которые являлись прижизненными, образовались от действия тупых твердых предметов, при ударах не менее 10 раз.

Все повреждения возникли незадолго до наступления смерти в короткий промежуток времени.

Их образование при падении с высоты собственного роста на плоскость исключается.

Наличие множественных кровоподтеков и ссадин в области кистей и предплечий свидетельствует об имевшей место борьбе и самообороне. Загрязнение и беспорядочное расположение одежды у Н. может расцениваться, по выводу эксперта; как признак имевшего место волочения.

Смерть Н., вероятнее всего, наступила вечером - ночью на 11 января 2002 года.

Оценив доказательства с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности виновности Д. в разбойном нападении на Н. с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета - полена, используемого в качестве оружия, причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, неоднократно, поскольку ранее им было совершено мошенничество, а также в убийстве Н., сопряженном с разбоем.

Эти действия осужденного по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ судом квалифицированы правильно.

Утверждения Д. в жалобе о том, что преступлений в отношении Н. он не совершал, на материалах дела не основаны, противоречат им.

Эти доводы осужденного исследовались в судебном заседании, как опровергнутые приведенными в приговоре доказательствами, они судом обоснованно отвергнуты.

Показания Д., которые он давал на предварительном следствии и в судебном заседании, проверялись, при постановлении приговора всем им и другим доказательствам по делу дана верная юридическая оценка.

Версия о причастности к разбою в отношении Н. и ее убийству других лиц тщательно проверялась, своего подтверждения она материалами дела не нашла.

В судебном заседании осужденный показал, что вечером 19 января 2002 года он пришел к Ч., с которым употреблял спиртные напитки. В процессе разговора у них возникла ссора, в ходе которой Ч. взял в руку металлический прут, хотя им на него не замахивался. Как считает осужденный, Ч. просто хотел его попугать.

Он (Д.) взял в комнате молоток, толкнул Ч. на диван и стал бить его молотком, наносил удары по голове. Тот отмахивался от него руками. Когда Ч. хотел встать с дивана, махнул руками, он (Д.) подошел к нему сзади, развернул к себе спиной, схватил его за горло и держал несколько минут, пока потерпевший не обмяк.

После этого отпустил Ч. и ушел домой. Через некоторое время вновь пришел к Ч. Последний лежал в том же положении, был мертв. Взял в доме потерпевшего полушубок, шапку, деньги, паспорт, сигареты и с похищенным скрылся с места происшествия.

Указал, что похитил он примерно 900 рублей. Паспорт потерпевшего выбросил. Видел, что это паспорт, когда забирал его. Шапку и тулуп носил. Некоторые похищенные вещи продал.

Потерпевшая С. показала, что 20 января 2002 года ее отца в своем доме обнаружил убитым брат. Из дома пропали паспорт с деньгами в сумме 1000 рублей, полушубок, шапка, сигареты, будильник.

Ее отец - Ч. проживал в доме N 266 деревни Витка. К нему ходил Д. Они вместе иногда употребляли спиртные напитки. У них были ссоры, так как Д. совершал мелкие кражи.

Свидетель П. пояснила в суде, что осужденный говорил о том, что убил человека - Ч. С его слов они тогда выпили спиртного. Ч. стал вспоминать, что он (Д.) когда-то украл у него велосипед, стал тыркать его палочкой. Тогда он (осужденный) взял молоток и стал им бить Ч.

Свидетель Л. показала в суде, что после 20 января 2002 года около автобусной остановки в деревне Витка она нашла паспорт на имя Ч.

Показания осужденного по обстоятельствам совершенных убийства Ч., кражи имущества и паспорта соответствуют данным протокола осмотра места происшествия от 20 января 2002 года.

Заключением судебно-медицинского эксперта установлено, что смерть Ч. 1928 года рождения последовала от механической асфиксии в результате сдавления органов шеи руками, что подтверждается наличием полулунных ссадин на коже шеи, очаговыми кровоизлияниями в мягкие ткани шеи, переломами подъязычной кости, щитовидных хрящей, общими признаками механической асфиксии.

У Ч. были выявлены: а) в области шеи - полулунные ссадины, очаговые кровоизлияния в подлежащие мягкие ткани шеи, переломы правого рожка подъязычной кости и щитовидных хрящей, которые образовались от воздействия тупых твердых предметов с ограниченной повреждающей поверхностью, характерны для сдавления органов шеи пальцами рук, этими повреждениями Ч. был причинен тяжкий опасный для жизни вред здоровью; б) в области головы - ссадины, кровоподтеки, ушибленные раны лица, мягких покровов головы, очаговые кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки и на внутренней поверхности мягких покровов головы, которые образовались в результате ударов тупыми твердыми предметами (предметом), имеющего выраженные грани.

Повреждения в области головы Ч. являлись прижизненными, образовались незадолго до его смерти.

Кровоподтеки на левой кисти и левом предплечье потерпевшего, образовавшиеся от воздействия тупых твердых предметов незадолго до смерти, могут указывать на закрывание головы, туловища от наносимых ударов.

Смерть Ч. могла наступить в ночь на 20 января 2002 года.

Из протокола выемки от 26 февраля 2002 года видно, что по месту жительства П.В. был изъят тулуп, приобретенный у Д., ранее принадлежавший Ч.

Дав анализ доказательствам по делу, оценив их в соответствии с требованиями УПК РФ, суд обоснованно признал Д. виновным в умышленном причинении смерти Ч. на почве личных неприязненных отношений, неоднократно, ибо 10 января 2002 года им было совершено убийство Н., в тайном хищении имущества Ч. с причинением потерпевшему значительного ущерба, совершенном неоднократно, поскольку ранее им были совершены мошенничество в отношении Т. и разбойное нападение в отношении Н., в похищении паспорта у Ч.

Действия Д. в этой части обвинения по ст. ст. 105 ч. 2 п. "н", 158 ч. 2 п. п. "б", "г", 325 ч. 2 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Доводы осужденного о необоснованности вменения ему квалифицирующего признака кражи - "неоднократности" опровергаются доказательствами по делу, на законе не основаны.

Согласно Примечания к статье 158 УК РФ неоднократным в статьях 158 - 166 УК РФ признается совершение преступления, если ему предшествовало совершение одного или более преступлений, предусмотренных этими статьями, а также статьями 209, 221, 226 и 229 УК РФ.

По всем эпизодам обвинения Д. выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам происшедших событий, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, в том числе права Д. на защиту, влекущих отмену или изменение приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Доказательства по делу свидетельствуют о наличии у Д. при посягательстве на Н. и Ч. умысла на лишение их жизни. Между действиями осужденного в отношении этих потерпевших и наступившими последствиями - смертью Н. и Ч. имеется прямая причинная связь. Мотив действий Д. как в отношении Н., так и в отношении Ч. выяснялся, он установлен и правильно указан в приговоре.

Действовал осужденный сознательно, последовательно, целенаправленно.

Психическое состояние Д. исследовано. Заключением судебно-психиатрической экспертизы установлено, что он обнаруживает признаки легкой умственной отсталости, однако указанные экспертами личностные и интеллектуальные изменения у него выражены незначительно, он мог и может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими как в периоды совершения инкриминируемых ему деяний, так и в настоящее время. В период времени, относящийся к инкриминируемым ему деяниям, психотических расстройств и признаков помрачения сознания он не обнаруживал, в каком-либо временном расстройстве психической деятельности Д. не находился. В применении принудительных мер медицинского характера он не нуждается.

Данная экспертиза проведена компетентными на то лицами. Обстоятельства по делу, данные о личности осужденного экспертам были известны, они были предметом исследования врачами-экспертами, в заключении получили оценку. Выводы экспертов подробно мотивированы, они соответствуют материалам дела, не противоречат им. Объективность заключения врачей-экспертов сомнений не вызывает.

С учетом заключения экспертов, личности осужденного, всех обстоятельств по делу в отношении инкриминируемых ему деяний Д. обоснованно признан вменяемым.

Положенные в основу обвинения Д. доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Вывод суда о том, что при посягательстве на Ч. Д. в состоянии необходимой обороны не находился, является обоснованным.

Для отмены приговора, о чем просит осужденный в своей жалобе, оснований не имеется.

Наказание Д. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ. Назначенное ему наказание чрезмерно суровым, несправедливым признать нельзя. При назначении наказания осужденному требования закона судом не нарушены, при этом учтены все обстоятельства по делу, в том числе данные о его личности, указанные им в жалобе.

Для смягчения Д. наказания судебная коллегия оснований не находит.

Противоалкогольное лечение в соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 97 УК РФ осужденному назначено правильно, с учетом заключения судебно-наркологической экспертизы, установленных по делу данных.

Гражданские иски разрешены судом верно.

Кассационная жалоба осужденного Д. удовлетворению по подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новгородского областного суда от 17 июля 2002 года в отношении Д. оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"