||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 ноября 2002 г. N 42-о02-15

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей: Ламинцевой С.А. и Бурова А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 28 ноября 2002 г. кассационную жалобу осужденного С. на приговор Верховного Суда Республики Калмыкия от 3 октября 2002 года, по которому

С., <...>, несудимый, неработающий, -

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ на 10 (десять) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ламинцевой С.А., мнение прокурора Крюковой Н.С., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

С. признан виновным в умышленном причинении смерти К.

Преступление, как указано в приговоре, совершено 12 ноября 2001 года в Республике Калмыкия.

В судебном заседании С. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе (основной и дополнительной) осужденный С. просит изменить приговор в части квалификации его действий - он указывает о том, что причинил смерть потерпевшему К. по неосторожности - потерпевший, схвативший нож со стола, сам причинил себе смертельное ранение, наткнувшись на нож во время их борьбы. Далее указывает о том, что суд рассмотрел дело поверхностно и односторонне; что в судебном заседании без достаточных к тому оснований оглашены показания свидетеля П.; что в основу приговора положены его показания на предварительном следствии, полученные в результате применения незаконного воздействия к нему со стороны следственных работников. Далее ссылается на то, что суд не в полной мере исследовал его психическое состояние. Ссылается на то, что имел нормальные взаимоотношения с К., и у него не было мотива для его убийства. Считает, что по делу не допрошены все свидетели, показания которых имеют существенное значение для дела.

Государственный обвинитель Бадмаев И.Э. принес возражения на жалобу осужденного, в которых просит оставить ее без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия находит приговор обоснованным.

Вывод суда о виновности С. в содеянном основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка которым даны в приговоре.

Вина С. в умышленном причинении смерти К. подтверждается показаниями свидетеля П. на предварительном следствии, из которых усматривается, что 12 ноября 2001 года, около 19 часов 30 мин., на территории депо он встретил С., который был сильно пьян, на ногах его не было обуви. С. предложил распить пиво, и они вдвоем пошли в служебное помещение, где работал К. Когда в комнате включили свет, он, П., увидел лежащего на кресле-кровати К., на шее которого кровоточила рана. На его вопросы о происходящем, С. сказал, чтобы он, П., молчал и никому не говорил, что это он, С., убил, "чикнул" К. ножом. После этого С., обувшись в комнате у К., направился в сторону села (т. 1 л.д. 49 - 50, т. 2 л.д. 190, 263 - 266).

Эти показания П. оглашались и исследовались судом в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 281 УПК РФ.

Причина, по которой П. не явился в судебное заседание, изложена в рапорте работника милиции (т. 3 л.д. 34).

На допросе в качестве обвиняемого и при выходе на место происшествия, которые проводились 19 апреля 2002 года, С. показал, что в ходе распития спиртных напитков в служебном помещении депо у него произошла ссора с К. В какой-то момент он сел у ног лежавшего на кресле-кровати К., но тот толкнул его ногой, стал прогонять и оскорблять нецензурными словами. Не выдержав этого, он, С., чтобы напугать К., схватил со стола нож и прислонил его лезвие к левой половине шеи лежащего К., а тот, желая отвести нож от себя, схватился за лезвие ножа правой рукой. Неосторожным движением руки он, С., причинил К. ранение шеи (т. 2 л.д. 159 - 162, 163 - 175).

Заявление С. о том, что он признал при проведении этих следственных действий факт причинения К. ножевого ранения шеи вследствие незаконного воздействия на него со стороны лиц, производивших расследование дела, тщательно проверялось судом и мотивированно отвергнуто в приговоре.

Указанные выше показания С. давал в присутствии адвоката, а при выходе на место происшествия - и в присутствии понятых, в обстановке, исключающей возможность незаконного воздействия на него.

По заключению экспертов-медиков причиной смерти К. явилась резаная рана левой половины шеи с полным пересечением левой сонной артерии и мягких тканей. Эта рана причинена с достаточной силой. На трупе также обнаружен поверхностный надрез ближе к щитовидному хрящу и один надрез кожи ладонной поверхности правой кисти. Указанные повреждения могли быть причинены ножом.

По заключению экспертов-биологов на складном ноже, изъятом при осмотре места происшествия, на одежде К. обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от К. и исключается от С.

Эти выводы экспертов не вызвали сомнений у суда.

Утверждение С. о том, что он причинил смерть К. по неосторожности, тщательно проверялось органами следствия и судом.

С этой целью, в частности, в судебном заседании в соответствии с требованиями ст. 288 УПК РФ был проведен следственный эксперимент, в ходе которого С. смоделировал события, в результате которых было причинено К. то повреждение, которое повлекло смерть последнего.

По результатам следственного эксперимента в судебном заседании была проведена судебно-медицинская (медико-криминалистическая, ситуационная) экспертиза, согласно выводам которой причинение колото-резаного ранения левой половины шеи К. при обстоятельствах и условиях, продемонстрированных С. в ходе следственного эксперимента в судебном заседании, исключается.

Эти выводы названной экспертизы признаны судом обоснованными.

Оценив эти выводы экспертов в совокупности с другими материалами дела, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что С. на почве возникшей после ссоры личной неприязни к потерпевшему умышленно причинил ему смерть.

Эти действия С. правильно квалифицированы по ст. 105 ч. 1 УК РФ.

Обстоятельства дела органами следствия и судом исследованы всесторонне, полно, объективно.

Все возможные версии проверены и получили оценку в приговоре.

Все свидетели, показания которых имеют существенное значение для дела, допрошены.

Приведенные выше и иные доказательства, полно изложенные в приговоре суда, опровергают доводы жалобы С. о том, что он причинил смерть К. по неосторожности.

Психическое состояние С. исследовано с достаточной полнотой.

По заключению амбулаторной комплексной психолого-психиатрической экспертизы (т. 1 л.д. 170) С. следует считать вменяемым в отношении инкриминированных ему деяний. Преступление совершил в состоянии простого алкогольного опьянения.

Эти выводы экспертов-психиатров суд оценил как обоснованные.

Каких-либо новых данных, которые не были бы известны экспертам-психиатрам, в жалобе осужденного не приводится.

Наказание С. назначено в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному и данным о личности виновного.

Оснований для его смягчения не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона по делу не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Калмыкия от 3 октября 2002 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.М.ЕРМИЛОВ

 

Судьи

С.А.ЛАМИНЦЕВА

А.А.БУРОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"