||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 ноября 2002 г. N 66-О02-89

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Бризицкого А.М.

судей Русакова В.В. и Хлебникова Н.Л.

рассмотрела в судебном заседании от 28 ноября 2002 года кассационный протест государственного обвинителя Николюк С.Е. на приговор Иркутского областного суда от 26 февраля 2002 года, которым

К.П. <...>, судим 27.12.1990 года по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, освобожден в июле 1994 года по отбытии наказания, работал директором частного предприятия, -

оправдан по ст. ст. 209 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "в", "д", "е", "ж", "з", "к", "н", 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "д", "е", "ж", "з", "к", "н", 119, 163 ч. 3 п. п. "а", "б", "в", 158 ч. 3 п. "а", 167 ч. 1, 167 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступлений.

П. <...>, не имеющего судимости, работал водителем предприятия "Бест-Фудс";

С.В.В. <...>, не судим, работал музыкантом в гостинице "Интурист";

Т. <...>, не судим, до ареста работал в охранном агентстве "Гром";

С.В.С. <...>, не судим, являлся студентом Иркутской государственной экономической академии;

З. <...>, не судим, работающий водителем предприятия "Техресурс", -

все пять обвиняемых оправданы по ст. ст. 209 ч. 2; 105 ч. 2 п. п. "а", "в", "д", "е", "ж", "з", "к", "н"; 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "д", "е", "ж", "з", "к", "н"; 119; 167 ч. 1; 167 ч. 2; 222 ч. 3 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступлений.

Кроме того, по этому основанию оправданы: П., С.В.В., Т. и С.В.С. - по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ; П., С.В.В., С.В.С. и З. - по ст. 163 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ.

З. осужден по ст. 158 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы с освобождением от наказания вследствие акта амнистии.

С.В.В. <...>, не судим, работающий бронировщиком на предприятии "Иркутсккабель", -

оправдан по ст. ст. 167 ч. 2 и 222 ч. 2 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступлений.

Е. <...>, не судим, работающий в отделе сбыта предприятия "Лекс", -

оправдан по ст. ст. 222 ч. 2, 33 ч. 5 и 167 ч. 2 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступлений.

Заслушав доклад судьи Бризицкого А.М., выступление прокурора Николюк С.Е., поддержавшей протест, объяснения оправданного К.П. и адвоката Дорохина А.М., просивших приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного следствия, с учетом позиции государственного обвинителя в суде, было предъявлено обвинение: К.П. - в создании и руководстве бандой с января по декабрь 1998 года, а С.В.В., П., Т., С.В.С. и З. - в участии в этой банде.

Согласно обвинению К.П., занимаясь созданием банды, предложил вступить в банду П. и К., вовлек С.В.В., а через К. и П. - С.В.С. и З. В апреле 1998 года вовлек в банду личного охранника Т., а также четверых не установленных следствием лиц, в чьи обязанности входило непосредственное совершение преступлений.

Как указано в обвинительном заключении, К.П. организовал совершение бандой следующих преступлений:

убийство в составе банды Р. 10 марта 1998 года;

убийство в составе банды К.М. и Г., совершенное в ночь на 4 ноября 1998 года, и покушение на убийство С.;

покушение на убийство К.А., К.З. и К.Д. 1 ноября 1998 года в районе пристани "Ракета" в г. Иркутске;

уничтожение имущества К.З., К.М., С., Г. и К.Д.;

повреждение имущества А. при покушении на убийство в районе пристани "Ракета";

кражу 3 ноября 1998 года из гаража автомобиля "Ниссан-Скайлайн", принадлежащего Д., и последующее его уничтожение в ночь на 4 ноября 1998 года;

незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств в период деятельности банды с января по декабрь 1998 года.

К.П. предъявлено также обвинение в угрозе убийством К.З.

С.В.В. и Е., не входивших в состав банды, было предъявлено обвинение: С.В.В. - в умышленном уничтожении чужого имущества, повлекшем причинение значительного ущерба, совершенном путем поджога и взрыва и повлекшем смерть людей, а также иные тяжкие последствия; Е. - в соучастии в виде пособничества в этом преступлении; обоим - в незаконной перевозке огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершенных группой лиц по предварительному сговору.

По указанному обвинению областной суд постановил оправдательный приговор за недоказанностью участия К.П., П., С.В.В., С.В.С., Т. и З. в совершении преступлений.

Вместе с тем З. признан виновным в краже автомобиля "Ниссан-Скайлайн" стоимостью 30 тысяч рублей, совершенной 3 ноября 1998 года с проникновением в гараж (хранилище), в результате чего потерпевшему Д. был причинен значительный ущерб.

Прокурор Николюк С.Е., принимавшая участие в суде в качестве государственного обвинителя, подала кассационный протест, в котором выражает свое несогласие с приговором и считает его необоснованным, поскольку при оценке доказательств суд ошибочно признал доказательства в одних случаях порочными, в других - недостаточными для признания обвинения.

В частности, суд неправильно указал в приговоре, что подсудимые Е. и С.В.В. отказались от дачи показаний в суде в полном объеме. Между тем, Е. и С.В.В. в процессе судебного следствия, отвечая на вопросы участников судопроизводства после оглашения как их показаний, так и других лиц, неоднократно подтверждали достоверность и правдивость своих показаний в ходе предварительного следствия по эпизоду, связанному с поджогом дома <...>. Поэтому суд должен был принять во внимание эти показания, которые могли существенно повлиять на выводы суда при оценке доказательств.

Не учтены судом также показания свидетеля С., который при вторичном допросе в суде по ходатайству прокурора полностью подтвердил свои признания на предварительном следствии и объяснил причину вынужденного изменения своих показаний при первом допросе судом. Об этих причинах С. указал в заявлении и объяснениях на имя прокурора г. Иркутска. Однако суд не проверил и не принял во внимание эти объяснения.

Не соответствует, по мнению гособвинителя, материалам дела и вывод суда о недоказанности З. в убийстве Р., поскольку судом не учтены все доказательства в их совокупности. Между тем именно З. был посвящен, как член банды, в реальные намерения по совершению убийства Р., а С. и А. использовались как исполнители поручения по слежению за передвижением Р. Соглашаясь с алиби З., суд принял во внимание лишь показания заинтересованных лиц без учета других доказательств.

Полемизируя с содержащейся в приговоре оценкой доказательств, обвинитель настаивает на своей позиции, которая, с ее точки зрения, является более точной и предпочтительной. В частности, считает, что судом дана неправильная оценка заключению пожарно-технической экспертизы, оценка в причастности к производству взрыва <...> другого лица - Б. и по целому ряду других обстоятельств.

Ошибочными являются выводы суда о невозможности признать показания свидетеля Н. как доказательство по делу, поскольку источник сообщенной ею суду информации не известен.

Как утверждается в протесте, судом в целом дана односторонняя оценка доказательствам. При этом оспаривается содержание протокола судебного заседания, и значительная часть протеста носит характер замечаний на этот процессуальный документ.

По изложенным основаниям в кассационном протесте ставится вопрос об отмене приговора суда в отношении К.П., П., С.В.В., Т., С.В.С., З., С.В.В. и Е. ввиду неполноты судебного следствия и несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Оправданный по делу К.П. и его защитники Дорохин А.М. и Ильин Г.А., П. и адвокат Другова Ю.В. в его интересах, С.В.В., оправданный Т. и адвокаты Изосимова О.В. и Апхолов А.В. в его защиту, С.В.С. и его защитник Пустогородская Т.Д., З. и адвокат Сысоев С.В. в его защиту, С.В.В. и его защитник Карпов С.П., а также адвокаты Рябинина М.Ю. и Кустов И.А. после ознакомления с кассационным протестом выразили свои возражения и просят оставить протест без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы, изложенные в кассационном протесте и приведенные в возражениях на него, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

В соответствии со ст. 314 УПК РСФСР, действовавшей в период рассмотрения настоящего уголовного дела, в описательной части оправдательного приговора излагается сущность обвинения, по которому проводилось судебное разбирательство; обстоятельства дела, установленные судом; приводятся доказательства, послужившие основанием для оправдания подсудимого (подсудимых) с указанием мотивов, объясняющих, почему суд отвергает доказательства, на которых было основано обвинение.

Все перечисленные предписания закона судом первой инстанции выполнены в полной мере, и в кассационном протесте не приведено убедительных доводов, которые бы свидетельствовали о допущенных судом нарушениях в этой части.

Суть содержания кассационного протеста сводится в целом к оспариванию данной судом оценки доказательств с предложениями иного подхода.

При этом предлагаемая в протесте позиция обусловлена, прежде всего, теми фактическими данными, которые были добыты в ходе предварительного следствия, и фактически игнорируются результаты судебного следствия либо оспаривается правильность записей в протоколе судебного заседания, что само по себе является недопустимым, поскольку замечания на протокол судебного заседания были рассмотрены до подачи кассационного протеста в установленном законом порядке.

Вместе с тем областной суд обосновал свои выводы, как того требует закон, на тех доказательствах, которые были получены и исследованы непосредственно судом в процессе судебного разбирательства не оставляя при этом без внимания, проверки и оценки все доказательства, положенные в основу обвинения.

Между тем приведенное в приговоре по обвинительному заключению описание события преступления, связанного с убийством Р., с самого начала не могло не вызвать целый ряд вопросов, требующих разрешения для устранения неясностей и сомнений.

По избранной следственными органами версии план по физическому устранению предпринимателя Р. в неустановленном месте разработали К.П., К. и П. К. при неустановленных обстоятельствах подыскал исполнителя убийства - О., который 10 марта 1998 года тремя выстрелами из пистолета "ТТ" убил Р. возле его дома и вместе с З. на автомобиле покинул место происшествия.

К.П. при неустановленных обстоятельствах произвел с О., К., П. и З. расчет за убийство в неустановленной денежной сумме.

Таким образом, наиболее значимая роль в этом преступлении, помимо К.П., отведена К. и О. Согласно обвинению К. являлся также одним из главных лиц по разработке плана и осуществлению покушения на убийство К.А., К.З. и К.Д., а также бандитского нападения на членов семьи К.З. с целью убийства К.М., С. и несовершеннолетней Г.

Между тем ни К., ни О. органами предварительного следствия не установлены и какой-либо информации от них не получено. По этой причине не могли они быть допрошены и в процессе судебного разбирательства.

Обвиняемый в суде К.П. ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании виновным себя в инкриминируемых ему деяниях не признал. Пояснил, в частности, что с Р. был знаком, находился с ним в нормальных отношениях и не имел мотивов для его убийства.

Оправданный П. виновным себя не признал и заявил, что к убийству Р. не имеет никакого отношения.

Оправданные С.В.В., Т. и С.В.С. также отрицали свою вину в предъявленном обвинении и каждый из них дал подробные объяснения в свою защиту, которые проанализированы судом и получили соответствующую оценку в приговоре. В частности, Т. подтвердил в суде алиби, о котором им было заявлено еще в ходе предварительного следствия.

В кассационном протесте уделено значительное место показаниям обвинявшихся органами предварительного следствия Е., С.В.В. и З., а также показаниям свидетеля С.

Однако анализ показаний этих лиц на предварительном следствии и в судебном заседании в сопоставлении их с другими доказательствами дает основание заключить, что ни одно из них в отдельности, так и в своей совокупности не позволяет сделать какой-то определенный вывод о наличии вины как в действиях самих Е., С.В.В. и З. (кроме вмененной последнему кражи), так и о совершении преступлений другими лицами, обвинявшимися по настоящему делу.

Действительно, как правильно обращено внимание в протесте, свидетель С. на предварительном следствии давал показания, свидетельствующие о какой-то причастности К.П., П., З., а также К. к убийству Р. Однако эти показания носили весьма неопределенный и неконкретный характер. В частности, С. заявлял, что, общаясь с К. и П., он понял, что убийство Р. совершили З. и кто-то из окружения К.

В судебном заседании С. отказался от своих показаний на предварительном следствии и заявил, что оговорил ранее З., П. и К.П.

В ходе дальнейшего судебного разбирательства по ходатайству гособвинителя С. был допрошен судом повторно и на вопросы прокурора ответил, что подтверждает свои показания, которые он давал на предварительном следствии, объяснив, как указывается в протесте, причину отказа от этих показаний в суде.

Однако после вынесения приговора С. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением, в котором вновь отказывается от своих показаний на предварительном следствии. При этом указывает, что после допроса в суде он был вызван в прокуратуру, где под угрозой арестом согласился подтвердить свои прежние показания при повторном допросе.

При таком положении ссылка в протесте на возможность обосновать обвинение на показаниях такого свидетеля, является явно несостоятельной.

Судебная коллегия считает, что судом дана правильная оценка показаниям как свидетеля С., так и Е., С.В.В., З. Поэтому доводы протеста в этой части не могут быть приняты во внимание.

Судом первой инстанции подробно исследованы также обстоятельства, связанные с событиями, происшедшими в ночь на 4 ноября 1998 года по ул. Коммунистической, 10. В приговоре содержится подробное изложение мотивов, объясняющих, почему суд отверг доказательства, на которых было основано обвинение. В частности, проанализированы и получили надлежащую оценку показания свидетеля С.В.В., потерпевших К.З., К.А., К.Д.

Нашло свое убедительное объяснение и принятое судом алиби Т., С.В.С., а также алиби З. на день убийства Р.

По событиям, имевшим место в ночь на 4 ноября 1998 года, суд пришел также к выводу, что причина пожара <...> следственными органами не установлена. Свое решение в этой части суд обосновал соответствующими аргументами, в том числе путем анализа и оценки пожарно-технической экспертизы.

Приведенные же в кассационном протесте доводы малоубедительны, не свидетельствуют о неполноте судебного исследования и ошибочности вывода суда.

С достаточной полнотой суд исследовал и показания свидетеля Б., сообщившего об обстоятельствах уничтожения им дома К.З. путем выстрела из гранатомета.

При этом нельзя не учитывать, что суд рассматривал дело по обвинению не Б. и, поэтому, с правовых позиций, не мог непосредственно решать вопрос о его виновности. Однако был обязан исследовать утверждение Б. и связанные с этим заявлением обстоятельства с точки зрения проверки и оценки обоснованности и достоверности обвинения, предъявленного Т., С.В.С. и другим. Это условие судом выполнено в полном объеме, и все сомнения истолкованы в пользу оправданных по настоящему делу.

В протесте прокурора не приведено убедительных доводов, которые свидетельствовали бы о несостоятельности возникших у суда сомнений.

Правильно подошел суд к оценке показаний свидетеля Н., первого заместителя прокурора г. Иркутска, поскольку недопустимость такого рода доказательств является очевидной, а доводы протеста - явно необоснованны.

Таким образом, ссылка в протесте на односторонний подход суда к оценке доказательств противоречит фактическим обстоятельствам дела и не может быть принята во внимание.

Вина З. в краже доказана и не оспаривается.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 26 февраля 2002 года в отношении К.П., П., С.В.В., Т., С.В.С., З., С.В.В. и Е. оставить без изменения, а кассационный протест прокурора - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"