||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 ноября 2002 г. N 57-о02-35

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Ермилова В.М.

судей - Ламинцевой С.А. и Бурова А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 28 ноября 2002 года кассационные жалобы осужденных Р. и П., адвокатов Панкратова А.П., Цатурян С.А., Чуб В.И., а также кассационному протесту прокурора на приговор Белгородского областного суда от 4 июня 2002 года, по которому

Р., <...>, не имеющий судимости, -

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з" УК РФ к лишению свободы на 13 (тринадцать) лет;

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ - к лишению свободы на 9 (девять) лет с конфискацией имущества;

по ст. 139 ч. 2 УК РФ - к лишению свободы на 1 (один) год;

по ст. 111 ч. 3 п. п. "а", "в" УК РФ - к лишению свободы на 6 (шесть) лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно Р. назначено 15 (пятнадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 150 ч. 4 УК РФ Р. оправдан за отсутствием состава преступления;

П., <...>, неработающий, несудимый, -

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з" УК РФ к лишению свободы на 9 (девять) лет;

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ - к лишению свободы на 8 (восемь) лет без конфискации имущества;

по ст. 139 ч. 2 УК РФ - на 1 год лишения свободы;

по ст. 111 ч. 3 п. п. "а", "в" УК РФ - на 5 (пять) лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно П. назначено 10 (десять) лет лишения свободы без конфискации имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 325 ч. 2 УК РФ П. оправдан за отсутствием состава преступления.

Постановлено взыскать в пользу Ш. в счет компенсации морального вреда с Р. - 20 тысяч рублей; с П. - 20 тысяч рублей.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Ламинцевой С.А., объяснения адвокатов Цатурян С.А. и Чуб В.И. по доводам их жалоб, мнение прокурора Хорлиной И.Б., полагавшей, что протест прокурора подлежит удовлетворению, кроме того, подлежит отмене и прекращению дело в части осуждения П. по ст. 139 ч. 2 УК РФ за истечением сроков давности, Судебная коллегия

 

установила:

 

Р. и П. признаны виновными в убийстве Р.А., 1912 года рождения, заведомо для виновных находившейся в беспомощном состоянии, совершенном группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем.

Р. и П. признаны виновными в разбойном нападении на Р.А. группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Р. и П. признаны виновными в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего В., а также в незаконном проникновении в жилище В., совершенном против воли проживающих в нем лиц и с применением насилия.

Преступления совершены 21 ноября 2001 года в городе Старый Оскол.

В судебном заседании Р. и П. виновными себя признали частично.

В кассационных жалобах просят:

адвокат Панкратов, в защиту П., - приговор изменить и с учетом смягчающих обстоятельств назначить П. более мягкое наказание;

осужденный П. - о том же;

адвокат Цатурян С.А., в защиту П., - приговор изменить: исключить осуждение П. по ч. 2 ст. 139 УК РФ и с учетом смягчающих обстоятельств, предусмотренных, в том числе, п. п. "и", "е" ч. 1 ст. 61 УК РФ, назначить ему наказание с применением ст. 64 УК РФ. Адвокат ссылается на то, что суд не учел того, что П. не только признал свою вину, но и, раскаявшись, способствовал раскрытию преступлений; что П. совершил преступления под принуждением со стороны Р.; что суд при назначении П. наказания нарушил требования ст. 88 УК РФ. Квалификацию действий П. по ч. 2 ст. 139 УК РФ адвокат считает излишней, так как эти действия П., по мнению адвоката, охватываются диспозицией п. "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ;

адвокат Чуб В.И., в защиту Р., - изменить приговор: квалифицировать действия Р. по эпизоду с потерпевшей Р-вой только по ст. 161 УК РФ, а по эпизоду с потерпевшим В. квалифицировать действия Р. по ст. 115 УК РФ, так как он причинил потерпевшему только легкий вред здоровью. Адвокат считает, что в деле нет доказательств, подтверждающих, что Р. причинил смерть потерпевшей Р-вой и применил к ней насилие, опасное для жизни и здоровья, с целью завладения ее имуществом. По эпизоду с потерпевшим В. адвокат считает, что в деле нет доказательств, подтверждающих, что Р. причинил тяжкий вред здоровью потерпевшего. По мнению адвоката выводы суда относительно Р. построены на противоречивых показаниях П., не подтвержденных другими доказательствами;

осужденный Р. - о том же по тем же доводам; альтернативно ставит вопрос о направлении дела на новое расследование.

В кассационном протесте прокурора ставится вопрос об изменении приговора в отношении П.: о снижении П. наказания по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з" УК РФ и ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ до 7 лет 6 месяцев лишения свободы по каждой из этих статей и об изменении П. режима исправительного учреждения со строгого на общий. Автор протеста считает, что таким образом будет исправлено допущенное судом нарушение требований ст. 88 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб и протеста прокурора, Судебная коллегия находит, что вина Р. и П. по эпизоду с потерпевшей Р-вой подтверждается показаниями П. на предварительном следствии.

Так, в документе, именуемом явка с повинной, П. собственноручно записал, что 21 ноября 2001 года он и Р. пошли к бабушке своего знакомого Кирилла, чтобы завладеть ее деньгами. Р. обыскал квартиру и сказал ему, чтобы он "сел" рядом с бабушкой, лежащей на кровати, и сделал так, чтобы она не кричала. Затем он и Р. связали ей руки, а затем вместе задушили ее (т. 1 л.д. 30 - 31).

На допросе в качестве подозреваемого П. в присутствии адвоката показал, что он и Р. договорились завладеть деньгами престарелой Р-вой. По предложению Р. он, П., подсел к бабушке на кровать, а Р. начал искать деньги в комнате. Бабушка стала кричать, попыталась встать, но он, П., удерживал ее. Р. достал топор и сказал бабушке, что, если она будет кричать, то он отрежет ей ухо. Бабушка стала еще громче кричать. Р. снял с бабушки косынку и предложил ему, П., связать ей руки, но она развязалась. Тогда Р. сам связал ей руки за спиной, хотел завязать рот, но у него не получилось. Тогда они вдвоем задушили бабушку, сдавив ее шею скрученным платком и лентой. В комнате Р. нашел 200 рублей, которые они взяли с собой и на них приобрели спиртное.

На этом допросе П. собственноручно сделал рисунок топора, которым Р. угрожал бабушке.

Эти же обстоятельства Р. подтвердил при проведении следственного эксперимента с его участием.

Это следственное действие было проведено с участием понятых и адвоката (т. 1 л.д. 49 - 50).

Те же показания П. давал на допросе его в качестве обвиняемого в присутствии адвоката.

Эти показания П. признаны судом достоверными, поскольку согласуются с другими материалами дела и получены в полном соответствии с требованиями закона.

Материалы дела свидетельствуют о том, что П. не имеет оснований для оговора Р.

Согласно протоколу осмотра квартиры потерпевшей Р-вой в ней обнаружен топор (т. 1 л.д. 16 - 20).

Этот топор осмотрен в судебном заседании, при этом П. пояснил, что этот топор он видел в квартире Р-вой при совершении преступления в ее квартире.

По заключению экспертов-медиков причиной смерти Р-вой явилась асфиксия от сдавления органов шеи петлей при удушении, в срок, который может соответствовать 21 ноября 2001 года (т. 2 л.д. 40 - 44). Кроме того, у потерпевшей Р-вой выявлены кровоподтеки и кровоизлияния в слизистую губы, височных областей, которые могли образоваться от не менее чем 8 травматических воздействий тупого твердого предмета.

Согласно выводам дактилоскопической экспертизы след пальца руки и след ладони руки, изъятые при осмотре квартиры потерпевшей Р-вой, оставлены безымянным пальцем и ладонью левой руки Р. (т. 2 л.д. 79 - 83).

Приведенные выше и иные доказательства, полно изложенные в приговоре, опровергают доводы жалоб адвоката Чуб В.И. и осужденного Р. о том, что потерпевшая Р-ва была удушена петлей только П., и что Р. не применял к Р-вой насилие, опасное для ее жизни и здоровья, и не угрожал применением такого насилия с целью завладения ее имуществом.

Вина П. и Р. по эпизоду с потерпевшим В. подтверждается показаниями потерпевшего В., из которых усматривается, что вечером 21 ноября 2001 года, когда он с женой и внучкой были дом, в дверь их квартиры позвонили. Он приоткрыл дверь и в квартиру ворвались двое парней. Сначала каждый из них нанес ему удары кулаками, а потом они стали колоть его чем-то острым, он чувствовал сильную боль. Всего ему было нанесено не менее 10 ударов острым предметом.

Потерпевшая В.В. показала, что 21 ноября 2001 года в их квартиру ворвались двое молодых парней, которые стали избивать ее мужа. Она попыталась позвонить в милицию, но к ней подошел, как потом выяснилось, П. и ударил ее телефонным аппаратом по голове, затем кулаком в лицо, накинул ей на шею шнур, но она рукой смогла удержать этот шнур.

На предварительном следствии при проведении опознания В.В. опознала в П. того человека, который вечером 21 ноября 2001 года, ворвавшись в их квартиру, ударил ее телефоном по голове, накинул на шею шнур; в Р. она опознала того человека, который был вместе с П. и наносил острым предметом удары ее мужу - В.

Показания потерпевших В. и В.В. оценивались судом в совокупности с другими материалами и признаны достоверными.

И П., и Р. в судебном заседании не отрицали того, что каждый из них нанес В. не менее 5 ударов ножницами в область спины.

По заключению экспертов-медиков потерпевшему В. причинены раны, влекущие как сами по себе, так и в совокупности кратковременное расстройство здоровья на срок до 21 дня и по этому признаку расценивающиеся как легкий вред здоровью, а также проникающее в плевральную полость ранение на уровне 8 межреберья, которое является опасным для жизни, и по этому признаку расценивается как тяжкий вред здоровью. Эти повреждения образовались от не менее чем 9 воздействий колюще-режущих предметов и, исходя из повреждений, вероятнее всего, брашнами ножниц (т. 2 л.д. 30 - 33).

Эти выводы экспертов-медиков суд признал обоснованными.

Свидетель Б. показал в судебном заседании, что перед тем, как пойти в квартиру В., Р. говорил, что "надо отомстить за смерть отца" и предлагал всем участвующим в распитии спиртных напитков пойти с ним. Р. говорил: "Пойдем его завалим". П. согласился пойти с Р.

Оценив приведенные выше доказательства в совокупности с другими собранными по делу доказательствами, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что Р. и П. группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, умышленно причинили тяжкий вред здоровью В., для чего незаконно проникли в жилище потерпевшего.

Судом правильно установлено и указано в приговоре, что П. и Р. совместно нанесли В. около 9 ударов ножницами по телу.

При таких условиях Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб адвоката Чуб В.И. и осужденного Р. о том, что последний причинил только легкий вред здоровью потерпевшего В.

Обстоятельства дела органами следствия и судом исследованы всесторонне, полно, объективно.

Все возможные версии проверены и получили оценку в приговоре.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям Р. дана правильная юридическая оценка.

По изложенным выше основаниям Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб адвоката Чуб В.И. и осужденного Р. об отмене приговора в части осуждения Р. по эпизоду с потерпевшей Р-вой по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з" УК РФ за недоказанностью участия Р. в совершении этого преступления, а также с доводами их жалоб о переквалификации действий Р. по этому эпизоду со ст. 162 на ст. 161 УК РФ, а по эпизоду с потерпевшим В. со ст. 111 ч. 3 на ст. 115 УК РФ.

Действия П. правильно квалифицированы по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в", 111 ч. 3 п. п. "а", "в" УК РФ.

Приговор в части осуждения П. по ст. 139 ч. 2 УК РФ подлежит отмене, а дело - прекращению производством по следующим основаниям.

Указанное преступление согласно ст. 15 УК РФ является преступлением небольшой тяжести.

В соответствии со ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения таких преступлений истекли два года.

П. совершил это преступление в несовершеннолетнем возрасте и, следовательно, согласно ст. 94 УК РФ этот срок сокращается наполовину, то есть истек 21 ноября 2002 года.

Наказание осужденному Р. за каждое отдельное преступление и по совокупности преступлений назначено правильно, соразмерно содеянному и данным о личности виновного.

Оснований для его смягчения не имеется.

Правильно назначено и наказание осужденному П. по ст. 111 ч. 3 п. п. "а", "в" УК РФ.

Что касается наказания, назначенного П. по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з", ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, то, как правильно указано в кассационном протесте, оно подлежит смягчению по следующим основаниям.

П. совершил эти преступления в несовершеннолетнем возрасте. Согласно ст. 88 УК РФ лишение свободы назначается несовершеннолетним осужденным на срок не свыше десяти лет.

Обстоятельств, отягчающих наказание П., суд не нашел.

Однако, суд усмотрел смягчающие обстоятельства, предусмотренные п. п. "и" и "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, при наличии которых срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей от максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного в данном случае для несовершеннолетних, то есть от 10 лет лишения свободы.

Наказание в виде 9 лет лишения свободы, назначенное П. по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з" УК РФ, и наказание в виде 8 лет лишения свободы, назначенное П. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, не соответствует этим требованиям закона, а поэтому подлежит смягчению.

Однако, с учетом содеянного и конкретных обстоятельств дела Судебная коллегия не находит оснований для применения к П. положений ст. 64 УК РФ, как об этом ставится вопрос в жалобе адвоката Цатурян.

Наказание П. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з" УК РФ, ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, ст. 111 ч. 3 п. п. "а", "в" УК РФ, Судебная коллегия назначает в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного и данных о личности виновного.

Что касается доводов дополнительной жалобы осужденного Р., то Судебная коллегия не находит предусмотренных законом оснований для отмены приговора, как об этом ставится вопрос в этой жалобе.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Белгородского областного суда от 4 июня 2002 года в отношении П. в части осуждения по ст. 139 ч. 2 УК РФ отменить и дело в этой части прекратить за истечением сроков давности.

Тот же приговор в отношении П. изменить:

смягчить назначенное ему по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з" УК РФ наказание до 7 (семи) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ - до 7 (семи) лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в", 111 ч. 3 п. п. "а", "в" УК РФ, окончательно П. назначить наказание в виде 9 (девяти) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор о нем, а также в отношении Р. оставить без изменения, а кассационные жалобы и протест прокурора - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.М.ЕРМИЛОВ

 

Судьи

С.А.ЛАМИНЦЕВА

А.А.БУРОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"