||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 ноября 2002 года

 

Дело N 43-Г02-6

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                           Еременко Т.И.,

                                                     Макарова Г.В.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании от 28 ноября 2002 года дело по заявлению гражданки США Р. об установлении удочерения А. по кассационной жалобе заявительницы на решение Верховного Суда Удмуртской Республики от 29 августа 2002 года, которым постановлено: в удовлетворении заявления гражданки США Р. об установлении удочерения А., 8 февраля 1991 года рождения, отказать.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Т.И. Еременко, объяснения представителя заявителя по доверенности адвоката Ю.Л. Клячкина, поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Э.С. Засеевой, полагавшей решение оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

гражданка США Р., 1945 года рождения, обратилась в суд с заявлением об установлении удочерения А., 1991 года рождения, находящейся на воспитании в детском доме г. Глазова, указав, что не замужем, детей не имеет, хочет воспитывать ребенка, о котором она будет заботиться, оказывать содействие в его развитии.

В суде заявительница Р. заявление поддержала и пояснила, что о девочке А. узнала от своих друзей из Нью-Йорка, у которых А. вместе с братом А.И. жила в 1999 г. во время посещения группой одаренных детей Глазовского детского дома Соединенных Штатов.

Она знает о том, что у девочки есть брат, но усыновлять его не желает, так как у него есть проблемы со здоровьем и поведением. Работники агентства "Эдопшн Эллайенс", которые оказывали ей содействие в подготовке документов для оформления удочерения, говорили, что у нее не будет проблем с удочерением А. из-за брата.

Заявительница также пояснила, что с 7 августа 2002 года ежедневно общается с девочкой, установила с ней хороший психологический контакт, любит ее и девочка отвечает ей взаимностью.

Просила в случае удовлетворения заявления изменить А. фамилию, имя, ее указать в качестве матери удочеренного ребенка, решение суда обратить к немедленному исполнению.

В судебном заседании Р. также сообщила, что ранее, в 32 года и в 45 лет, в США она пыталась усыновить ребенка, но ей в этом было отказано в первый раз - из-за недостаточного материального положения, а в 45 лет - из-за возраста.

Кроме этого, заявительница суду пояснила, что если бы ей предложили усыновить А. вместе с братом А.И., то она от того усыновления отказалась бы вообще.

Законный представитель несовершеннолетней А. - директор Глазовского детского дома Г. - пояснила, что А. с 1994 г. находится вместе с братом А.И. в государственных воспитательных учреждениях. За этот период девочка четыре раза предлагалась для удочерения российским гражданам, но не была удочерена либо из-за возраста, либо из-за брата, охарактеризовала А. положительно, как прилежную ученицу, талантливую девочку и пояснила, что она имеет хорошие артистические способности, играет на аккордеоне, пианино, хорошо поет и танцует, является лауреатом Российских конкурсов, обучается в гимназическом классе.

Представитель органа опеки и попечительства администрации гор. Глазова дала аналогичные показания и пояснила, что в период нахождения девочки под опекой государства никто девочкой из родственников не интересовался. Отец девочки повесился, мать лишена родительских прав, бабушка отказалась от воспитания внучки, дала согласие на удочерение, другие родственники не установлены, просила заявление удовлетворить и поддержала ходатайство об обращении решения суда к немедленному исполнению.

Прокурор в удовлетворении заявления просила отказать в связи с нарушением требований ст. 124 Семейного кодекса РФ.

По делу постановлено указанное выше решение.

Р. подала кассационную жалобу, в которой просит решение отменить и принять новое, которым удовлетворить ее заявление.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение подлежащим оставлению без изменения.

В соответствии со ст. 124 Семейного кодекса Российской Федерации усыновление допускается только в отношении несовершеннолетних детей и только в их интересах. Усыновление братьев и сестер разными лицами не допускается, за исключением случаев, когда усыновление отвечает интересам детей.

Усыновление детей иностранцами и лицами без гражданства допускается в случаях, если не представилось возможным передать этих детей на воспитание гражданам Российской Федерации либо родственникам детей.

Из материалов дела видно, что А. родилась 8 февраля 1991 г. и имеет родного брата А.И., 1 февраля 1992 года рождения. С 31 августа 1994 г. брат и сестра А. и А.И. воспитывались в детском доме г. Глазова.

По решению психолого-медико-педагогической консультации А.И. с 31 августа 2000 г. обучается и воспитывается в Шарканской специализированной школе-интернате 8 вида.

А., допрошенная в судебном заседании, пояснила суду, что она хочет, чтобы ее усыновила Р., она ей нравится, ей интересно с ней, так как она добрая, заботливая, и она хочет уехать с ней в Америку. Кроме того, она пояснила, что у нее есть брат А.И., который воспитывается в Шарканской школе-интернате. Она ему писала письмо, интересовалась его жизнью и здоровьем, но ответа не получила. Согласна, чтобы ее удочерили без А.И. Пояснила, что она вместе с ним ездила в США, вместе выступали с концертными номерами, жили в семьях американцев, А.И. себя плохо вел, она прожила два года без брата и может жить дальше. Если брату нужна будет помощь, то она постарается оказать.

А.И., допрошенный судом в качестве заинтересованного лица, в присутствии врача-психиатра и педагогов пояснил, что он вместе с сестрой воспитывался в Глазовском детском доме, ездил вместе с ней в Америку, вместе с А. пел и танцевал, хочет, чтобы он был снова в Глазовском детском доме, где ему нравится и чтобы он был усыновлен вместе с А.

Пояснил, что он хотел написать А. письмо, но у него не было конвертов, он не хочет, чтобы А. удочеряли без него, пояснил, что его перевели из Глазовского детского дома в Шарканскую специализированную (коррекционную) школу в связи с плохим поведением.

Свидетель В. - врач-ординатор детского отделения республиканской клинической психиатрической больницы - пояснила, что А.И. находится второй раз за 2000 год на стационарном лечении в детском отделении РКПБ - его диагноз: легкая степень умственной отсталости. По своему психическому статусу у него в связи с этим диагнозом могут быть нарушения в поведении: он с трудом удерживается на месте, обижает маленьких, бывает агрессивен, конфликтен, льстив, провоцирует драки, не держит дистанцию в общении с медицинским персоналом. Его диагноз в основном проявляется в поведенческих нарушениях.

Дав оценку собранным по делу доказательствам, в том числе показаниям А.И. и А., свидетелей В., П., М., суд правильно пришел к выводу, что по делу не установлено обстоятельств, которые могли бы свидетельствовать о том, что интересы А. и А.И. требуют того, чтобы они были усыновлены (удочерены) разными лицами. Брат и сестра А.И. и А. пояснили суду, что они хорошо помнят друг друга, знают себя как брат и сестра, пытались поддерживать отношения друг с другом перепиской.

Кроме того, суд учел, что в течение 6 лет, с 1994 г. по 2000 г., дети воспитывались в одном детском доме, совместно готовили концертные номера, вместе пели и танцевали, вместе ездили с концертной программой в США, где жили в семьях, и их планировали усыновить.

При таком положении и исходя из характеристики, данной А. директором Глазовского детского дома, А. в условиях воспитания в государственном воспитательном учреждении развивается всесторонне и гармонично, имеет возможность развивать свои природные таланты и реализовывать их, т.е. девочка успешно учится в гимназическом классе, обучается в музыкальной школе, постоянно принимает участие в концертных программах, танцует, поет, является участником и лауреатом конкурсов, кроме того, у девочки нет серьезных проблем со здоровьем.

Суд также учел при разрешении данного дела, что двенадцатилетняя А. не знает английского языка, а Р. - заявительница - не знает русского языка, что затрудняет общение между ними не только в условиях детского дома, но и, безусловно, отразится отрицательно при переезде ребенка-подростка в другую страну, языком которой девочка не владеет.

Оценив собранные по делу доказательства, суд правильно пришел к выводу, что не представлено достаточных юридически значимых доказательств, свидетельствующих о том, что удочерение девочки в данном случае и раздельное усыновление брата и сестры А.И. и А. отвечает их интересам.

Кроме того, суд пришел к выводу о том, что по делу не представлено доказательств, что органами опеки и попечительства предпринимались достаточные меры для устройства А. в семьи российских граждан.

Суду представлены документы о том, что неоднократно российским гражданам предлагалось ознакомиться с группой детей, находящихся в Глазовском детском доме, для решения вопроса об усыновлении и в этих списках детей была указана и А. На направлениях имеются записи с паспортными данными кандидатов в усыновители о том, что они от предложенных детей отказались, так как дети не подходят по состоянию здоровья либо возрасту, но ни в одном из направлений не содержится информация о том, что кандидаты в усыновители конкретно знакомились с А. или ее личным делом. Суд, оценивая представленные доказательства, не признал их убедительными, свидетельствующими о том, что удочерение А. иностранной гражданкой отвечает интересам несовершеннолетней девочки, возможно раздельно с ее братом, что А. не представилось возможным передать для воспитания в семьи граждан Российской Федерации.

С учетом изложенного суд, в соответствии со ст. 124 Семейного кодекса РФ, пришел к выводу о том, что А. не подлежит удочерению иностранной гражданкой. При этом было принято во внимание, что агентство "Эдопшн Эллайенс", которое оказывало ей услуги по подготовке процесса удочерения А., не имеет продленной аккредитации для работы в Российской Федерации. Срок первой лицензии агентства истек и на день рассмотрения данного дела продлен не был.

Кроме того, при рассмотрении данного дела было установлено, что заявительница перенесла операцию, однако в представленных ею в суд документах о состоянии здоровья этих данных нет.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, не опровергают указанных выводов суда и по существу сводятся к переоценке доказательств. Судебная коллегия при таком положении не находит оснований для отмены или изменения постановленного по делу решения. Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Удмуртской Республики от 29 августа 2002 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Р. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"