||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 ноября 2002 г. N 81-о02-61

 

Председательствующий: Воронин А.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.

судей Саввича Ю.В., Ермолаевой Т.А.

рассмотрела в судебном заседании от 27 ноября 2002 года кассационные жалобы осужденных Ч., Г., адвокатов Медведевой Л.В., Соснова С.А., Писанова А.В., Маричевой А.В., Родионовой Н.А. на приговор Кемеровского областного суда 15 ноября 2001 года, которым

Ч., <...>, не судимый

осужден по ст. 30 ч. 3 - ст. 209 ч. 1 УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 33 ч. 3 - ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения, назначено 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

К., <...>, не судимый

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначено 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Х., <...>, не судимый

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Г., <...>, не судимый

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы без конфискации имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Саввича Ю.В., выступления адвокатов Писанова А.В., Маричевой А.В., Родионовой Н.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Козусевой Н.А., полагавшей судебное решение оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ч. осужден за покушение на создание устойчивой, организованной, вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан, за организацию и руководство разбойным нападением на магазин "Венеция" в целях завладения имуществом на сумму 1137660 рублей, с незаконным проникновением в помещение, с применением оружия и предмета, используемого в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору, в целях завладения имуществом в крупных размерах; за незаконное приобретение, хранение, передачу и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Г., К. и Х. осуждены за совершение разбойного нападения на магазин "Венеция" в целях завладения имуществом на сумму 1137660 рублей, с незаконным проникновением в помещение, с применением оружия и предмета, используемого в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору, в целях завладения имуществом в крупных размерах. К., кроме того, осужден за незаконное приобретение и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены в декабре 2000 года, 17 декабря 2000 года в г. Кемерово при обстоятельствах, указанных в описательной части приговора суда.

В судебном заседании Ч. и Г. вину не признали, Х. и К. вину признали частично.

В кассационных жалобах, адвокат Медведева Л.В. ставит вопрос об отмене приговора суда и прекращении дела в отношении Ч.

Указывает, что выводы суда о виновности Ч. в покушении на создание банды содержат существенные противоречия, изложенные в приговоре обстоятельства, почему он не довел свой умысел на создание банды до конца, не соответствуют объективной стороне состава данного преступления. Действия Ч. по созданию банды реально являются приготовлением к совершению разбойного нападения. Квалифицировав действия Ч. по ст. 222 ч. 1 УК РФ суд признал факт, что оружие приобреталось не с целью создания банды. Имеющиеся в деле доказательства, показания участников разбойного нападения, свидетелей К.А. и Р. не свидетельствуют о том, что действия Ч. были направлены на создание устойчивой вооруженной группы. Вина Ч. по ст. 222 ч. 1 УК РФ не доказана, вывод о виновности сделан на показаниях К.А., заинтересованного в исходе дела. Показания К.А. и Р. оглашены в судебном заседании с нарушением требований ст. 286 УПК РСФСР. Протокол опознания Р. перчаток, как принадлежащих Ч. получен с нарушением ст. 164, 165 УПК РСФСР и не может служить допустимым доказательством. Расшифровки фонограмм прослушивания телефонных разговоров являются недопустимыми доказательствами, так как получены с нарушением закона, записанные голоса не идентифицированы. Предварительное следствие велось с обвинительным уклоном, К.А. освобожден от уголовной ответственности, после того, как дал показания в отношении Ч., Г. и Х. мера пресечения изменена, когда они также дали показания против Ч., других доказательств вины Ч. в деле не имеется, поэтому в целом, вина Ч. в совершении преступлений не доказана.

В дополнительной кассационной жалобе адвокат Маричева ставит вопрос об отмене приговора суда в отношении Ч. в полном объеме, указывает на противоречия в приговоре в части покушения на создание банды. Считает, что раз одни и те же действия Ч. квалифицированы и как покушение на создание банды и как соучастие в форме организации разбойного нападения, в его действиях отсутствуют составы данных преступлений.

В дополнительной кассационной жалобе адвокат Родионова ставит вопрос о прекращении уголовного дела в отношении осужденного Ч. в части покушения на создание банды, указывает на противоречия в выводах суда в этой части.

Осужденный Ч. в кассационных жалобах ставит вопрос об отмене приговора суда и прекращении уголовного дела. Указывает, что осужденный Г. его оговорил, показания свидетелей К.А. и Р. оглашены в судебном заседании с нарушением ст. 286 УПК РСФСР, показания К.А. недостоверны, так как он заинтересован в исходе дела, Р. наркоман, при опознании Р. перчаток в ходе следствия нарушены требования закона, протокол данного следственного действия является недопустимым доказательством. В ходе очной ставки его с Г., последнему задавались наводящие вопросы. Имеющиеся в деле записи прослушивания телефонных переговоров не содержат его разговоров. Свидетель Б. в судебном заседании не подтвердила его виновности. Потерпевшие в судебном заседании заявили, что Ч. не тот человек, который приходил в их магазин за неделю до нападения.

В кассационных жалобах адвокат Писанов ставит вопрос об отмене приговора суда в части осуждения К. за незаконное приобретение и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов, переквалификации его действий с разбоя на покушение на грабеж с назначением наказания с применением ст. ст. 64, 73 УК РФ. Считает недоказанным применение К. оружия в ходе разбойного нападения, а показания об этом Г. недостоверными. Указывает, что явки с повинной Г. и Х. идентичны по содержанию, что свидетельствует о написании Х. явки с повинной под давлением работников милиции, огласив показания неявившихся свидетелей Р. и К.А., суд нарушил требования ст. 286 УПК РСФСР. При квалификации действий К. следует исходить из его показаний, о желании похитить выручку не в крупном размере, с учетом возмещения вреда К., позиции потерпевших предлагается назначить ему наказание с применением ст. 64 УК РФ.

Адвокат Соснов в кассационных жалобах ставит вопрос об изменении приговора суда в отношении Х., переквалификации его действий на покушение на совершение грабежа, смягчении наказания. Указывает на недостоверность чистосердечного признания осужденного, данного под давлением работников милиции, считает оглашение показания в судебном заседании неявившихся свидетелей Р. и К.А. нарушением уголовно-процессуального закона. Считает, что суд необоснованно отверг показания потерпевших в судебном заседании об обстоятельствах нападения. По мнению адвоката, в действиях Х. отсутствует объективная сторона разбоя, так как осужденные оружие не использовали, а только имели при себе. Квалифицирующий признак - незаконное проникновение в помещение, не нашел своего подтверждения, так как осужденные зашли в магазин в рабочее время. Сигнальный револьвер не использовался осужденными и не может считаться предметом, используемым в качестве оружия, так как снаряжен звуковыми холостыми патронами. Суд в приговоре допустил противоречия - оправдав Х. по ст. 209 ч. 2 УК РФ, указывает о банде.

В кассационных жалобах осужденный Г. просит изменить приговор суда, назначить ему условную меру наказания. Анализирует ход предварительного и судебного следствия, указывает на чистосердечное раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию преступления. Опровергает доводы кассационной жалобы Ч. об оговоре его Г., о необоснованном оглашении в судебном заседании показаний К.А. и Р., о недопустимости протокола опознания перчаток Ч. Р., о нарушениях, допущенных при проведении его очной ставки с Ч., считает, что потерпевшие дали правдивые показания на предварительном следствии, а в суде изменили показания под давлением, считает, что записи телефонных разговоров подтверждают вину Ч. и являются допустимыми доказательствами. Сообщает, что всячески предпринимал меры к предотвращению преступления, не применял газовый пистолет, показания потерпевших в этой части несостоятельны. Считает проведенное предварительное и судебное следствие неполным, требующим нового судебного разбирательства.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

По смыслу закона создание банды предполагает совершение любых действий, результатом которых стало образование организованной устойчивой вооруженной группы в целях нападения на граждан либо организации. Они могут выражаться в сговоре, приискании соучастников, финансировании, приобретении оружия и т.п. Квалифицируя действия Ч. как покушение на создание банды, суд указал, что он определил функции и задачи участника банды К., которому поручен сбор информации, непосредственное исполнение разбойного нападения, вооружил преступную группу пистолетом-пулеметом и муляжом взрывного устройства, предоставил средства транспорта, подыскал соучастников, которых не включил в состав банды.

Признавая эти действия покушением, суд не указал, почему задержание участников разбойного нападения на месте происшествия, то есть после совершения другого преступления, за которое также осужден Ч., не позволило ему довести до конца умысел на создание банды.

Более того, в этой части приговора указано, что К., исполняя задачи участника банды, собирал информацию об объекте нападения, руководил группой исполнителей нападения.

Между тем, К. по предъявленному обвинению в участии в банде и совершенном бандой нападении на граждан оправдан за отсутствием состава преступления и участником банды не может быть признан. Других участников создаваемой банды, согласно приговору не было, следовательно, в части осуждения Ч. по ст. ст. 30 ч. 3, 209 ч. 1 УК РФ приговор подлежит отмене, а дело прекращению за отсутствием состава преступления.

Наказание Ч. по совокупности преступлений подлежит смягчению до 11 лет лишения свободы.

В остальной части судебная коллегия считает приговор законным и обоснованным.

К выводу о виновности осужденных суд первой инстанции пришел на основании совокупности объективных доказательств, исследованных, проверенных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Как установлено материалами дела и не оспаривается осужденными, К., Г. и Х. задержаны работниками милиции в помещении магазина "Венеция", там же в ходе следственных действий обнаружены пистолет-пулемет с шестью патронами, две сумки с пальто, полупальто и куртками, муляж взрывного устройства, а в подсобном помещении на полке газовый стартовый пистолет.

Показаниями потерпевшего Т. установлено, что в магазине им была установлена сигнализация. За неделю до случившегося в магазин приходил парень, похожий по описанию на Ч., хотел заказать мужскую норковую шубу. 17 декабря 2000 года в 15 часов 30 минут он приехал к магазину, обнаружил, что дверь закрыта, возле входа находятся сотрудники милиции. Он дал ключи от магазина, открыли дверь, в магазине на полу лежали двое парней, продавцы были в шоке, сообщили, что в подсобном помещении прячется третий парень, который был обнаружен в нише над санузлом.

Показаниями потерпевших М., Т.О. и М.Н. установлено, что 17 декабря 2000 года в магазин зашли трое парней, двое сразу пошли к шубам, а третий крикнул им лечь на пол. Выключили свет в магазине, закрыли дверь на ключ. Один из парней постоянно находился возле них, двое других снимали шубы и складывали в сумки. Т.О. нажала кнопку на брелоке сигнализации, приехала милиция и нападавшие были задержаны.

Собственноручно исполненным чистосердечным признанием и протоколами последующих допросов осужденного Х. в стадии предварительного следствия установлено, что Ч. каким-то образом подавлял его волю, он беспрекословно ему подчинялся. Ч. был организатором и руководителем разбойного нападения, передал пистолет-пулемет и муляж взрывного устройства. Руководил группой К., он определил Х. роль - уходить из магазина последним с муляжом как прикрытием. По команде Ч., находящегося в автомобиле возле магазина, они вошли в магазин. К. был первый с пистолетом в руках, затем, Г. со стартовым пистолетом, последний Х. На них были надеты шапочки с прорезями для глаз. Они приказали продавцам лечь на пол, К. закрыл дверь на замок, выключил свет и пошел в подсобное помещение. Г. стоял возле лежащих потерпевших, а он достал сумки и начал собирать шубы. В этом ему помогал К., бросивший пистолет на пол возле него.

Доводы Х. о самооговоре под принуждением работников милиции, судом первой инстанции тщательно проверены, оценены и обоснованно признаны несостоятельными, тем более что допросы осужденного 21 мая и 4 июня 2001 года проводились с участием защитников.

Показаниями осужденного Г. на предварительном следствии и в судебном заседании установлено, что организатором и руководителем преступления - разбойного нападения на магазин "Венеция" был Ч., он обладал способностью подчинять своей воле окружающих, вооружил группу, руководил непосредственно до проникновения в магазин. Его показания об обстоятельствах нападения на магазин не противоречат показаниям других осужденных и потерпевших.

Показаниями осужденного К. на предварительном следствии, обоснованно признанными допустимыми и достоверными, установлено, что он, Г. и Х. договорились совершить разбойное нападение на магазин "Венеция" для чего он выяснил, что охраны в магазине нет, работают три продавца - женщины, они подготовили оружие, муляж взрывного устройства, спортивные шапочки с прорезями для глаз. При проникновении в магазин он держал в руках пистолет, Г. приказал продавцам лечь на пол, и следил за ними, Х. взял сумки и начал складывать в них шубы, а он закрыл ключом входную дверь и был в подсобном помещении.

Как следует из материалов дела, судом первой инстанции предприняты исчерпывающие меры по установлению местонахождения свидетелей Р. и К.А., установлено, что они по месту жительства и у родственников не проживают, поэтому суд обоснованно огласил их показания в порядке ст. 286 УПК РСФСР.

Как установлено показаниями свидетеля К.А., именно Ч. был организатором разбойного нападения, он руководил группой из других осужденных, которые ему беспрекословно подчинялись. Как предполагаемому участнику разбойного нападения, он передал К.А. пистолет, но тот отказался совершать преступление, и пистолет вернул Ч. По его приказанию, он, К.А., передал осужденным автомобиль. Вечером 17 декабря он приехал к Ч. и тот пояснил, что отправил К., Х. и Г., они собрали шубы, но приехала милиция и всех задержали.

Показаниями свидетелей Б. установлено, что К.А. из пистолета прострелил батарею, на следующий день пистолет вернул Ч.

Показаниями свидетеля Р. установлено, что осужденные К., Г. и Х. постоянно находились с Ч. и подчинялись ему, Он знал о желании К. совершить разбойное нападение на магазин "Венеция". 18 декабря он разговаривал с Ч. и понял из разговора, что тот причастен к нападению на магазин "Венеция". Ч. сообщил, что нанял адвокатов задержанным.

Учитывая, что показания К.А. и Р. соответствуют другим доказательствам по делу, оснований для оговора осужденных с их стороны не установлено, судом первой инстанции они обоснованно признаны достоверными.

Не могут быть приняты и доводы кассационных жалоб о недопустимости как доказательств материалов оперативно-розыскных мероприятий. Как следует из материалов дела, данные мероприятия проводились в соответствии с законом. Прослушивались телефонные переговоры с номера установленного в квартире Ч. Из содержания разговоров следует, что разговаривающие лица в курсе всех событий по делу, активно обсуждают возникающие вопросы и стараются контролировать ситуацию. Экспертная идентификация голосов звонивших в данной ситуации не требуется, так как прямых данных о причастности Ч. к разбойному нападению в фонограммах нет.

При проведении Р. опознания вещей - перчаток, органами предварительного следствия предъявлены для опознания 6 пар перчаток, изготовленных из разного материала - шерсти, ткани, кожи, поэтому в силу ст. 165 УПК РСФСР протокол данного следственного действия не может быть признан допустимым.

Однако, это не влечет признания недоказанными каких-либо действий осужденных, так как других объективных доказательств их вины достаточно.

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что Ч. организовал и руководил разбойным нападением К., Г. и Х. на магазин "Венеция", с незаконным проникновением в помещение, с применением оружия - пистолета-пулемета и предмета, используемого в качестве оружия - сигнального револьвера, группой лиц по предварительному сговору, в целях завладения имуществом в крупном размере, а также незаконно приобрел, передал, хранил и носил огнестрельное оружие и боеприпасы.

Обоснованно суд пришел к выводу, что К., Г. и Х. совершили нападение в целях хищения имущества из магазина "Венеция", с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, с незаконным проникновением в помещение, с применением оружия - пистолета-пулемета и предмета, используемого в качестве оружия - сигнального револьвера, группой лиц по предварительному сговору, в целях завладения имуществом в крупном размере, а К., кроме того, незаконно приобрел и носил огнестрельное оружие.

Осужденные проникли в помещение магазина с целью совершить разбойное нападение, поэтому способ проникновения - путем свободного доступа, не может служить основанием для признания его законным.

Все осужденные знали, что в магазине продается дорогостоящая одежда, в разговорах вели речь о крупной денежной сумме, стоимость имущества, которым они завладели, более чем в 17 раз превышала 500-кратный размер оплаты труда на время совершения преступления, поэтому их действия правильно оценены как нападение в целях завладения имуществом в крупном размере.

Проникая в магазин, осужденные были осведомлены, что у К. имеется пистолет-пулемет, у Г. газовый револьвер, эти предметы ими взяты для реализации угрозы потерпевшим - немедленно применить опасное для жизни насилие в случае сопротивления, поэтому квалифицирующие признаки применение оружия и предмета, используемого в качестве оружия нашли свое подтверждение.

При таких обстоятельствах действия Ч. получили правильную юридическую оценку по ст. ст. 33 ч. 3 - 162 ч. 3 п. "б", ст. 222 ч. 1 УК РФ, действия Г., К., Х. правильно квалифицированы по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ, а К. по ст. 222 ч. 1 УК РФ.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, их личности, характеризующих данных, смягчающих обстоятельств, мнения потерпевших, роли каждого в содеянном, требований уголовного закона и является справедливым.

Оснований для смягчения наказания судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кемеровского областного суда от 25 декабря 2001 года в отношении Ч. в части осуждения по ст. ст. 30 ч. 3, 209 ч. 1 УК РФ отменить и дело производством прекратить за отсутствием состава преступления.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 33 ч. 3, 162 ч. 3 п. "б" и ст. 222 ч. 1 УК РФ, путем частичного сложения, назначить Ч. 11 лет лишения свободы.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Ч., Г., адвокатов Медведевой Л.В., Соснова С.А., Писанова А.В., Маричевой А.В. оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"