||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 ноября 2002 г. N 81-о02-58

 

Председательствующий: Капырин А.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Кудрявцевой Е.П.

судей - Ермолаевой Т.А. и Саввича Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании 27 ноября 2002 года кассационные жалобы адвокатов Трегубовой Э.Я. и Гулевич М.Г., и осужденных Б. и С. на приговор Кемеровского областного суда от 15 февраля 2002 года по которому

Б., <...>, несудимый -

Осужден по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к лишению свободы на срок 16 лет в исправительной колонии строгого режима.

С., <...>, несудимая -

Осуждена по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к лишению свободы на срок 11 лет в исправительной колонии общего режима.

П., <...>, несудимый -

Осужден по ст. 316 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на основании ст. 73 УК РФ на 2 года. Приговор в отношении него не обжалован. Дело рассматривается в порядке ч. 3 ст. 360 УПК РФ.

Постановлено взыскать с Б. и С. в возмещение причиненного ущерба в пользу Ш. - 20000 руб. солидарно и в счет компенсации морального вреда по 15000 руб. с каждого.

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А. и мнение прокурора Смирновой Е.Е. полагавшей приговор отменить ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона,

Судебная коллегия

 

установила:

 

Б. признан виновным в убийстве из корыстных побуждений, а С. в подстрекательстве и пособничестве в указанном преступлении, совершенном в ночь на 12 июня 2001 года в г. Новокузнецке, при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Пономарев признан виновным в заранее не обещанном укрывательстве особо тяжкого преступления, совершенного С. и Б.

В кассационных жалобах:

Адвокат Трегубова Э.Я. в защиту С. просит об отмене приговора за недоказанностью вины ее подзащитной, ссылаясь при этом в жалобе на то, не установлено, когда, где и как С. склоняла Б. к совершению убийства мужа. Показания осужденного П. в этой части неконкретны. Не имеется по мнению адвоката и доказательств вины С. в пособничестве в убийстве, а именно во введении наркотического препарата вместе со снотворным потерпевшему С. и в том, что она вывела его на улицу в беспомощном состоянии.

Суд не учел того, что показания С. в которых она признавала себя виновной и которые положены в основу приговора были даны под физическим и психическим давлением со стороны органов следствия и в силу ст. 69 УПК РСФСР не могут быть признаны допустимым доказательством.

Осужденная С. просит об изменении приговора и смягчении ей наказания с применением ст. 64 УК РФ. При этом в жалобе она указывает, что в ходе предварительного следствия давала правдивые показания об обстоятельствах дела, а в судебном заседании изменила их из жалости к осужденному Б.

Просит принять во внимание, что она признает вину в полном объеме, имеет малолетнюю дочь, положительно характеризуется, отягчающих обстоятельств по делу нет.

В дополнительной жалобе она также признавая вину и раскаиваясь в содеянном, просит о смягчении наказания с применением ст. 64 УК РФ.

Адвокат Гулевич в защиту осужденного Б. просит переквалифицировать действия Б. на ст. 105 ч. 1 УК РФ, поскольку, по его мнению не имеется достаточных доказательств совершения убийства из корыстных побуждений и сговора с С. на убийство ее мужа.

Считает, что суд безосновательно опирается в приговоре на показания С. в ходе следствия и показания П. в ходе предварительного расследования, поскольку к ним применялось насилие

Нет доказательств якобы состоявшегося предварительного сговора на убийство С.Д. между Б. и С.

Показания П. в этой части носят сомнительный и неконкретный характер. Суд безосновательно отверг показания Б. о том, что тот совершил убийство С.Д. на почве личных неприязненных отношений.

Кроме того адвокат считает, что Б. назначено чрезмерно суровое и жестокое наказание.

Осужденный Б. просит переквалифицировать его действия на ст. 105 ч. 1 УК РФ, поскольку не отрицает совей вины в убийстве С.Д., однако, утверждает, что убил его на почве личных неприязненных отношений, без какого-либо сговора с осужденной С. Считает, что П. дал неправдивые показания о наличии сговора, просит учесть, что С. в суде отказалась от показаний, данных на предварительном следствии под давлением органов следствия.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене, по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст. 240 УПК РСФСР (ч. 3 ст. 240 УПК РФ) приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

По данному делу эти требования закона судом не выполнены.

В основу обвинительного приговора по настоящему делу судом положены показания осужденной по этому делу С. в ходе предварительного следствия, в которых она показывала об обстоятельствах, при которых подговорила Б. совершить убийство ее мужа С.Д., обещая ему за это вознаграждение в виде машины, рассчитывая при этом получить наследство в виде офиса и прочих материальных ценностей, которые должны были ей достаться после смерти мужа.

Анализируя показания С. в приговоре суд сослался на л. 84 - 87, 91 - 92, 103 - 105, 128 - 129 т. 1.

Однако как следует из протокола судебного заседания указанные показания С. в ходе судебного заседания не оглашались, а были лишь оглашены показания подсудимого П., при этом в протоколе судебного заседания имеется отметка об оглашении протокола очной ставки П. с Б., однако не указаны листы дела, где находится указанный протокол.

В протоколе судебного заседания (л. 59) имеется лишь ответ С. на вопрос адвоката Трегубовой о том что на предварительном следствии она оговорила себя т.к. в милиции "меня били и подключали электрический ток к ушам".

При таких обстоятельствах надлежит признать, что показания С. в ходе предварительного следствия не были исследованы в судебном заседании, однако, суд вопреки требованиям закона сослался на них в приговоре.

Признавая указанное обстоятельство существенным нарушением уголовно-процессуального закона, Судебная коллегия считает, что приговор подлежит отмене в полном объеме, поскольку действия всех подсудимых взаимосвязаны, а дело направлению на новое судебное разбирательство.

Кроме того, в соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора должны содержаться доказательства которых основаны выводы суд в отношении подсудимого и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Однако по данному делу эти требования закона судом выполнены не в полной мере.

Так, согласно описательной части приговора в ночь на 12 июня 2001 года С. с тем, чтобы облегчить Б. совершение убийства, ввела внутривенно мужу наркотические средства и сообщила об этом по телефону Б.

В судебном заседании С. отрицала указанный факт. Как следует из материалов дела потерпевший С.Д. был доставлен в больницу после нанесения ему телесных повреждений, где не приходя в сознание, скончался.

В ходе предварительного следствия была назначена и проведена судебно-медицинская экспертиза, на разрешение которой был поставлен ряд вопросов, в том числе вопрос о том, имелись ли признаки наркотического и алкогольного опьянения у С.Д. Из акта судебно-медицинской экспертизы следует, что признаков алкогольного опьянения у С.Д. не имелось, однако на вопрос о наличии признаков наркотического опьянения у потерпевшего, эксперты не ответили, не указав в акте причин. Этот вопрос не был выяснен ни органами предварительного следствиями судом, хотя и органы следствия в формуле обвинения и в приговоре суд указали на то, что потерпевшему вводилось наркотическое средство.

Обосновывая эти обстоятельства, сослался суд в приговоре и на то, что в квартире принадлежащей С. в спальной комнате был обнаружен шприц с остатками в нем жидкости "коричневого цвета"днако, в приговоре не приведено данных о том, что за вещество находилось в шприце, что свидетельствует о том, что данное обстоятельство должным образом также не исследовано. Как видно из материалов дела, подсудимые в судебном заседании, отрицая сговор на убийство потерпевшего и соучастие в этом С., отрицали факт разговора об убийстве С.Д., при котором обговаривался способ его убийства и отрицали показания подсудимого П. в этой части. При этом они поясняли, что планировка квартиры такова, что П. не мог слышать разговор, а в квартире находились еще люди, которые могли слышать этот разговор и дать показания по существу данных обстоятельств, однако, этот вопрос судом также должным образом исследован не был.

Таким образом, судебная коллегия считает, что приговор по данному делу, как постановленный с нарушением требований ст. ст. 240, 307 УПК РФ подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное разбирательство ходе которого должны быть устранены допущенные нарушения закона, исследованы все обстоятельства, имеющие значение для дела и решен вопрос о виновности или невиновности подсудимых в совершении преступления и о юридической оценке их действий.

В силу изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кемеровского областного суда от 15 февраля 2002 года в отношении Б., С. и П. отменить и направить дело на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе судей. Меру пресечения Б. и С. оставить содержание под стражей, П. - залог.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"