||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 ноября 2002 г. N 75-о02-21

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - судьи Лутова В.Н.

судей - Похил А.И., Магомедова М.М.

рассмотрела в судебном заседании от 27 ноября 2002 г. кассационные жалобы осужденных Ч., М. и адвоката Яковлева Л.Э. на приговор Верховного Суда Республики Карелия от 1 июля 2002 г., которым

Ч., 1978 года рождения, не судим,

осужден по ст. 30 ч. 3, 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 11 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

М., 1971 года рождения,

осужден по ст. 30 ч. 3, 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Судом разрешены гражданские иски.

Заслушав доклад судьи Похил А.И., мнение прокурора Пеканова И.Т., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ч. осужден за организацию покушения на убийство при отягчающих обстоятельствах, а М. - за пособничество в покушении на убийство.

В судебном заседании Ч. и М. виновными себя не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный Ч. просит об отмене приговора и направлении дела на "новое судебное расследование", обосновывая свои доводы тем, что преступления, за которые он осужден, им не совершались и его вина не доказана.

Считает себя виновным лишь в заранее не обещанном укрывательстве следов преступления, очевидцем которого в силу случайных обстоятельств, он явился.

Указывает, что "явку с повинной по существу "выбили" оперативные работники, оказывая на него "психологическое и моральное давление", не вызывали по его требованию адвоката.

Считает необоснованными выводы суда о наличии корыстного мотива, поскольку он был заинтересован в совместной деятельности с потерпевшим.

Адвокат Яковлев ставит вопрос о переквалификации действий Ч. на ст. 316 УК РФ, обосновывая свои доводы тем, что, положенные в основу приговора доказательства не подтверждают вину Ч. в организации покушения на убийство.

В жалобе утверждается, что у Ч. не было мотива убийства, так как он сотрудничал с потерпевшим.

Явка с повинной П. и показания последнего, по мнению адвоката, также не подтверждают вину Ч.

Адвокат обращает внимание на показания П. в судебном заседании, в которых он объяснил свои показания относительно Ч. обидой на последнего, за то, что тот "втянул" его в это дело.

Как считает адвокат, нельзя было признавать доказательством явку с повинной Ч., как полученную с грубым нарушением закона.

Показания Ш. также не могли быть положены в основу приговора, поскольку он неграмотный, не знает русского языка, не установлена личность и национальность этого свидетеля.

Осужденный М. просит приговор в отношении него изменить, переквалифицировать действия на ст. 316 УК РФ, обосновывая свои доводы тем, что Ч. и П. относительно его М., умышленно ввели в заблуждение органы следствия.

Указывает, что изъятые у него при задержании деньги - как оплата за содеянное, расцененные следователем, нельзя признать обоснованными выводами, поскольку их он взял у своей сестры.

Обращает внимание на противоречивость показаний Ч. и П.

Считает, что в судебном заседании не подтверждены цель и мотив убийства.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вина Ч. и М. в установленных судом преступлениях подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств: показаниями потерпевшего Ш.А., свидетелей Т., М.А., С., К., Щ.; С.А. и С.Л., Г.; показаниями П. на предварительном следствии и его явкой с повинной и другими, приведенными в приговоре доказательствами.

Суд, оценив исследованные доказательства, с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Ч. и М. и правильно квалифицировал их действия.

Доводы кассационных жалоб о переквалификации действий Ч. и М. на ст. 316 УК РФ в связи с тем, что они лишь виновны в укрывательстве трупа, а других действий в отношении потерпевшего не совершали, Судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они опровергаются показаниями осужденного по данному делу П., который подтвердил, что Ч. предлагал ему убить Ш.Л., отчего он отказался. Затем Ч. привозил его на снятую квартиру под предлогом отдохнуть, где также заявил, что нужно убить Ш.Л., но он, П., убежал с этой квартиры. Ночью Ч. с двумя "дагестанцами" снова приехал к нему домой и попросил "оказать ему помощь". Приехав с Ч. и находившимся с ним лицами в снятую квартиру, вошел в нее и увидел труп потерпевшего. Где М. предложил ему убрать труп в сумку, что им и было сделано, опасаясь быть убитым. Сумку с трупом Ш.Л. он, П., вынес вместе с Ч., положив ее в автомашину Ш.Л., за руль которой сел Ч. На двух автомашинах он, Ч. и двое "дагестанцев" выехали на трассу, где он и М. отнесли сумку с трупом в лес. Возвратившись в город, он вместе с Ч. возвратились в квартиру, откуда забирали труп Ш.Л., где он вымыл полы, так как они были в крови.

Эти показания П. суд обоснованно признал допустимым доказательством, так как они были даны им при допросе его в качестве обвиняемого, с участием защитника с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Из показаний свидетеля Т. видно, что Ч. уклонялся от возврата Ш.Л. денег, скрывался. 23 - 24 апреля 2001 года Ш.Л. настойчиво разыскивал Ч., поскольку срочно были необходимы деньги. 24 апреля 2001 года Ч. дважды сообщал по пейджеру Ш.Л. о встрече. Около 20 часов Ч. передал сообщение Ш.Л. о встрече на квартире. Ш.Л. поехал туда, но назад уже не возвратился.

Свидетель С. подтвердила, что Ч. просил ее, в случае "если будут интересоваться", сказать, что в ночь с 24 на 25 апреля 2001 года он находился у нее, хотя фактически он у нее не был.

Как видно из материалов дела, при задержании М. у него было обнаружено 56000 рублей.

Из установленных судом обстоятельств следует, что после убийства Ш.Л. Ч. передал М. и непосредственному исполнителю убийства (лицо, в отношении которого дело выделено в отдельное производство) 200000 рублей.

М., объясняя наличие у него денег, утверждал, что получил их у своей сестры в долг по расписке, заверенной нотариусом.

Однако, как следует из заключения судебно-почерковедческой экспертизы - подпись в расписке исполнена не М., а другим лицом с подражанием подписи М.

В судебном заседании М. признал, что расписка фиктивная.

Таким образом, суд обоснованно пришел к выводу о том, что Ч. организовал покушение на убийство Ш.Л., подыскав для этой цели исполнителя и пособника, снял квартиру, куда вызвал Ш.Л. под предлогом возврата денег, а М. совершил пособничество в покушении на убийство, выразившееся в предоставлении средств совершения преступления и заранее обещал скрыть исполнителя убийства, орудия и следы преступления.

Оснований к переквалификации действий Ч. и М. на ст. 316 УК РФ, не имеется.

Наказание Ч. и М. назначено в соответствии с требованиями закона и является справедливым.

Руководствуясь ст. 373 - 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Карелия от 1 июля 2002 года в отношении Ч. и М. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и адвоката Яковлева А.Э. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"