||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 ноября 2002 г. N 16-О02-59

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.,

судей Ахметова Р.Ф., Борисова В.П.

рассмотрела в судебном заседании от 26 ноября 2002 года кассационную жалобу осужденного П. на приговор Волгоградского областного суда от 22 мая 2002 года, которым

П., родившийся 13 июля 1960 года, судимый 09.08.95 по ст. ст. 108 ч. 2 и 109 ч. 1 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы, 06.07.99 согласно акту о помиловании на неотбытый срок 2 года 8 месяцев 8 дней освобожден условно с испытательным сроком на 3 года,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ - к 13 годам с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "з" УК РФ - к 16 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений ему назначено 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 74 УК РФ постановлено отменить условное наказание и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров П. окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г" и 99 ч. 2 УК РФ постановлено назначить принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

Заслушав доклад судьи Ахметова Р.Ф., объяснения осужденного П., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы, мнение прокурора Сафонова Г.П., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

П. признан виновным в разбойном нападении на П.А. 1914 года рождения, совершенном с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, а также в сопряженном с разбоем убийстве данной потерпевшей, заведомо для него находящейся в беспомощном состоянии.

Преступления совершены 24 декабря 2001 года в г. Котельниково Волгоградской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании П. вину не признал.

В кассационной жалобе осужденный П., ссылаясь на односторонность и необъективность следствия, несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, существенные нарушения уголовно-процессуального законодательства, допущенные по делу, ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение. Отказывается от своих показаний о совершении разбоя и убийства потерпевшей и утверждает, что эти показания им даны в результате незаконных методов ведения следствия. Указывает, что предметы его одежды были изъяты лишь после проведения осмотра места происшествия с его участием, а протокол изъятия одежды составлен "задним числом". Данные осмотра места происшествия, проведенного с использованием видеозаписи, просит признать недопустимыми и в связи с тем, что в качестве понятого присутствовал несовершеннолетний Г. Указывая на то, что потерпевшая Д. с первого раза не опознала иконы, изъятые у него, ставит под сомнение показания указанного лица. Ставит под сомнение и показания свидетелей Р. и З. Утверждает, что заключение судебно-медицинским экспертом выписано повторно и им изменена дата наступления смерти потерпевшей. Выражает свое несогласие с тем, что государственное обвинение по делу поддерживал заместитель прокурора района, участвовавший в расследовании данного дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Как видно из материалов дела, выводы суда о виновности П. в преступлениях, за совершение которых он осужден, основаны на надлежаще исследованных в судебном заседании доказательствах, должный анализ и правильная оценка которым даны в приговоре.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям П. дана правильная юридическая оценка.

Доводы П. о том, что он к совершенным преступлениям не причастен, показания, в которых он признавал вину, им даны в результате применения к нему незаконных методов ведения следствия, предметы его одежды изъяты лишь после осмотра места происшествия, проведенного с его участием, данный осмотр места происшествия проведен в присутствии несовершеннолетнего понятого, дата наступления смерти потерпевшей искажена, на что делается ссылка и в кассационной жалобе осужденного, судом тщательно проверены и обоснованно отвергнуты, поскольку эти доводы противоречат совокупности добытых по делу доказательств, в том числе показаниям самого П., данным им в ходе предварительного следствия.

Так, согласно положенным в основу приговора показаниям П. он 24 декабря 2001 года, примерно в 5 часов, без разрешения хозяйки ("старушки") проник в ее дом с целью приобретения икон. Когда потерпевшая стала кричать и требовать, чтобы он покинул дом, он схватил ее за горло и сжимал горло до тех нор, пока потерпевшая не перестала сопротивляться и хрипеть. После этого он ее бросил на кровать и прикрыл ее одеялом. Затем он похитил три иконы и крест.

Согласиться с доводами кассационной жалобы осужденного о том, что вышеупомянутые показания получены в результате применения к нему незаконных методов ведения следствия невозможно, поскольку эти доказательства получены с соблюдением требований закона и при допросах с участием адвоката, защищающего его интересы, то есть в условиях, исключающих применение какого-либо насилия.

Как видно из соответствующих протоколов, П. подробные показания об обстоятельствах совершенных им преступлений и сокрытия предметов хищения давал неоднократно и в ходе допросов с применением видеозаписи в присутствии понятых и других лиц, в том числе своего защитника и после ознакомления с содержанием протоколов и просмотра видеозаписей в протоколах собственноручно указывал: "Ст. 51 мне ясна, показания даю добровольно", "С моих слов записано верно, замечаний и дополнений не имею".

Кроме того, показания П. об обстоятельствах дела согласуются с подробно изложенными в приговоре данными протоколов осмотра места происшествия, следственного эксперимента и выемки предметов хищения с участием П., выводами криминалистической и судебно-медицинской экспертиз, согласно которым смерть потерпевшей П.А. наступила от механической асфиксии вследствие сдавления шеи руками в пределах 26 - 36 часов к началу исследования трупа, то есть к 12 часам 25.12.01.

Более того, как правильно указано в приговоре, П. сообщал такие сведения, о которых никто, кроме него не мог знать. Так, например, при осмотре места происшествия П. пояснил, что шторы, которыми были занавешены иконы, он спрятал под матрац, и их оттуда же вытащил.

Таким образом, оснований сомневаться в положенных в основу приговора показаний П. не имеется.

Что касается протоколов осмотра места происшествия с участием П., то они составлены с соблюдением требований закона подписаны надлежащими лицами, в том числе понятыми, защитником П., а также самим П. и, вопреки доводам кассационной жалобы, являются допустимыми доказательствами.

Допустимыми доказательствами являются и протоколы изъятия предметов одежды П. и опознания предметов хищения - икон потерпевшей Д., а также акт судебно-медицинской экспертизы трупа потерпевшей П.А., поскольку они составлены с соблюдением требований закона без исправления даты их составления.

Как видно из материалов дела, время наступления смерти потерпевшей П.А. установлено правильно, оно соответствует имеющимся по делу доказательствам, в том числе выводам и показаниям эксперта К., пояснившего в судебном заседании, что в соответствующей справке дату смерти потерпевшей - 23.12.01 он указал лишь исходя из того, что в тот день П.А. видели в последний раз.

Невозможно согласиться и с доводами кассационной жалобы относительно выяснения обстоятельств данного дела, поскольку, как следует из материалов дела, обстоятельства совершенных преступлений, как и данные о личности П. исследованы всесторонне, полно и объективно. Проведение дополнительных следственных действий, проверка других версий не требуется.

Оснований сомневаться в объективности показаний упомянутых в кассационной жалобе потерпевшей Д. и свидетелей также не имеется, поскольку эти показания согласуются с совокупностью других доказательств, в том числе с положенными в основу приговора показаниями самого П.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, не допущено.

То, что государственное обвинение по делу поддерживал заместитель прокурора района, участвовавший в расследовании данного дела, также не является нарушением закона.

Что касается наказания, то оно П. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом тяжести содеянного, личности виновного и всех обстоятельств дела. Оснований для смягчения данного наказания не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Волгоградского областного суда от 22 мая 2002 года в отношении П. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"