||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 ноября 2002 г. N 30-О02-14

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.,

судей Ахметова Р.Ф., Борисова В.П.

рассмотрела в судебном заседании от 26 ноября 2002 года кассационные жалобы осужденного Д. и адвоката Тюриной Р.А. на приговор Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 30 августа 2002 года, которым

Д., родившийся 28 апреля 1970 года, не имеющий судимости, -

осужден по ст. 166 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 1 УК РФ - к 11 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ - к 2 годам лишения свободы со штрафом в размере 300 минимальных размеров оплаты труда.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 300 минимальных размеров оплаты труда.

Заслушав доклад судьи Ахметова Р.Ф., объяснения адвоката Тюриной Р.А., поддержавшей доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Крюковой Н.С., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Д. признан виновным в неправомерном завладении автомобилем К.А. без цели его хищения, убийстве данного потерпевшего, а также в незаконном ношении и хранении огнестрельного оружия.

Преступления совершены 4 декабря 2001 года на трассе Невинномысск - Донбай при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Д. вину в незаконном ношении и хранении огнестрельного оружия и убийстве не признал и пояснил, что 04.12.01, примерно в 12 часов, находясь в г. Карачаевске, он угнал автомашину ВАЗ-2106, водитель которого направился в сторону рынка. Следуя в сторону г. Теберда, на заднем сиденье автомашины обнаружил труп потерпевшего и оставил его под деревом.

В кассационных жалобах:

осужденный Д., ссылаясь на односторонность и необъективность следствия, несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, существенные нарушения уголовно-процессуального законодательства, допущенные по делу, ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение. Дачу им показаний, в которых признавал вину, объясняет применением к нему незаконных методов ведения следствия. Утверждает, что он совершил лишь угон автомашины, в которой оказался труп потерпевшего. Ставит под сомнение доказательства, в том числе выводы судебно-медицинской экспертизы об отсутствии на его теле телесных повреждений, а также показания работников милиции и прокуратуры, положенные в основу приговора. Ссылается на отсутствие в протоколе его допроса в качестве подозреваемого подписи А., присутствовавшего при этом допросе, а также на отсутствие фотографических негативов к протоколу осмотра места происшествия. Указывает, что была воспроизведена видеозапись, содержащаяся в кассете "Raks", в то время как при записи была использована видеокассета "ТДК". С учетом указанных обстоятельств ставит вопрос о признании этих доказательств недопустимыми. Считает, что рассмотрение данного дела было начато в нарушение требований УПК РФ до истечения 7 суток с момента получения им копии обвинительного заключения. Полагает, что приговор не отвечает требованиям закона, поскольку во вводной части приговора указаны лишь его (Д.) фамилия, имя и отчество, а в резолютивной части приговора не указан размер штрафа в рублях.

Он же в другой жалобе, ссылаясь на то, что орудие преступления - пистолет не обнаружен и не исследован, а его вина в разбое и убийстве не доказана, просит приговор в части его осуждения по ст. ст. 105 ч. 1 и 222 ч. 1 УК РФ отменить и дело прекратить, смягчить назначенное по ст. 166 ч. 1 УК РФ наказание;

адвокат Тюрина Р.А., ссылаясь и на доводы, приводимые в жалобе осужденного, просит приговор в части осуждения Д. по ст. ст. 105 ч. 1 и 222 ч. 1 УК РФ отменить и дело прекратить, смягчить наказание, назначенное по ст. 166 ч. 1 УК РФ. Указывает, что приговор основан лишь на показаниях Д., полученных в результате применения к нему незаконных методов ведения следствия, что подтверждается выводами судебно-медицинской экспертизы, проведенной после просмотра видеозаписи. Ссылаясь на то, что в ходе предварительного следствия судебно-медицинская экспертиза, согласно выводам которой на теле Д. повреждений не обнаружено, проведена врачом-интерном, просит данное доказательство признать недопустимым. Делая ссылку на то, что по показаниям свидетеля Ю. потерпевший К. в тот день по предложению двух мужчин уехал вместе с ними в сторону Теберды, считает, что другие версии по делу не проверены. Выражает свое несогласие и с оценкой суда личности Д., который по имеющимся сведениям характеризуется положительно.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель и потерпевшая К.А. просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены данного приговора.

Как видно из материалов дела, выводы суда о виновности Д. основаны на надлежаще исследованных в судебном заседании доказательствах, должный анализ и правильная оценка которым даны в приговоре.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям Д. дана правильная юридическая оценка.

Доводы Д. о его непричастности к убийству потерпевшего К., а также о даче им показаний об обстоятельствах совершенных преступлений в результате применения к нему незаконных методов ведения следствия, на что делается ссылка и в кассационных жалобах, судом тщательно проверены и обоснованно отвергнуты, поскольку эти доводы противоречат совокупности добытых по делу доказательств.

Вина Д. в преступлениях, за совершение которых он осужден, помимо положенных в основу приговора показаний самого Д. об обстоятельствах убийства К., совершенного им путем производства выстрелов из имеющегося у него пистолета, и угона автомашины, подтверждается совокупностью подробно изложенных в приговоре доказательств, в том числе показаниями свидетелей П., К.К., И., Ч., Т., согласно которым Д. в их присутствии добровольно рассказал об обстоятельствах совершения им убийства и сокрытия трупа потерпевшего и орудия преступления - пистолета; данными протоколов осмотра места происшествия, выводами судебно-медицинских экспертиз.

Сомневаться в объективности положенных в основу приговора доказательств, в том числе показаний самого Д., оснований не имеется, поскольку каждое из них согласуется и подтверждается совокупностью других доказательств.

Что касается отказа Д. от своих прежних показаний об обстоятельствах совершенных им преступлений, то данное обстоятельство не может являться основанием для исключения этих показаний из числа доказательств, поскольку они согласуются и подтверждаются совокупностью других доказательств и получены с соблюдением требований закона, в ходе допросов с участием адвоката, защищающего его интересы, то есть в условиях, исключающих применение в отношении Д. какого-либо насилия.

Доказательством того, что в отношении Д. были применены незаконные методы ведения следствия, не могут являться и упомянутые в жалобах выводы судебно-медицинской экспертизы, согласно которым при просмотре видеозаписи от 07.12.01 на правой скуловой области Д. обнаружены "изменения цвета кожных покровов, имеющие признаки кровоподтеков".

Согласно выводам судебно-медицинской экспертизы, проведенной 07.12.01, у Д. телесных повреждений не обнаружено.

Данное заключение, вопреки доводам жалоб, является допустимым доказательством, поскольку получено с соблюдением требований закона. К тому же, оно согласуется и с другими доказательствами, в том числе показаниями вышеупомянутых свидетелей, из которых следует, что в отношении Д. после его задержания и во время проведения соответствующих следственных действий незаконные методы ведения следствия не применялись, показания об обстоятельствах совершенных им преступлений Д. давал добровольно. Это же усматривается и из показаний свидетеля Х., присутствовавшего в качестве понятого при осмотре места происшествия с участием Д.

Вопреки доводам жалоб указанная экспертиза проведена компетентным лицом - судебно-медицинским экспертом в экспертном учреждении. То, что данное лицо является врачом-интерном, значения для дела не имеет.

Существенного значения для дела не имеет и отсутствие упомянутых в жалобах негативов и разница в названиях видеокассет, поскольку факт применения соответствующей криминалистической техники и его результаты, в том числе видеозаписи, произведенные при осмотре места происшествия с участием Д., никем не оспариваются. Как видно из материалов дела, соответствующие фототаблицы и видеозаписи в судебном заседании исследованы.

Что касается упомянутого в кассационной жалобе осужденного Д. А., то он, как видно из соответствующего протокола, участвовал при проведении осмотра места происшествия с участием Д. в качестве лица, конвоировавшего данного подозреваемого, и своей подписью удостоверил правильность составления данного протокола.

Из этого протокола следует, что Д. на месте происшествия давал подробные показания об обстоятельствах совершенных им преступлений, и его показания были записаны на видеопленку.

Показания Д. об обстоятельствах причинения потерпевшему телесных повреждений и смерти согласуются и с выводами судебно-медицинской экспертизы, согласно которым смерть потерпевшего К. наступила в результате сквозного огнестрельного пулевого ранения головы.

Необоснованны доводы кассационных жалоб и относительно обстоятельств дела, поскольку эти обстоятельства исследованы всесторонне, полно и объективно.

Как видно из материалов дела, органами предварительного следствия упомянутые в жалобе адвоката Тюриной Р.А. показания свидетеля Ю. должным образом оценены и материалы в отношении неустановленного лица, причастного к совершенным Д. преступлениям, выделены в отдельное производство.

То, что не обнаружено орудие преступления - пистолет, в данном конкретном случае не повлияло на правильность выводов суда о виновности Д. в инкриминируемых ему преступлениях.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, не допущено.

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденного, судебное разбирательство данного дела начато не ранее предусмотренного законом срока.

То, что в приговоре не указаны соответствующие данные о личности подсудимого, а также размер назначенного штрафа в денежном выражении, также не является безусловным основанием для отмены данного приговора.

Что касается наказания, назначенного Д., то оно смягчению не подлежит, поскольку соответствует требованиям ст. 60 УК РФ, тяжести содеянного, личности виновного и всем обстоятельствам дела. Основаниями для смягчения назначенного наказания не могут являться и доводы кассационных жалоб.

Таким образом, оснований для отмены или изменения данного приговора не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 30 августа 2002 года в отношении Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"