||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 ноября 2002 г. N 69-о02-49

 

Председательствующий: Гирман Е.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Коваля В.С., Колышкина В.И.

рассмотрела в судебном заседании кассационный протест государственного обвинителя и кассационные жалобы осужденного Г., Н., адвоката Шило А.М. на приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа от 29 мая 2002 года, по которому

С., <...>,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на двенадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К., <...>,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на двенадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Г., <...>,

осужден по ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на десять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Н., <...>,

осужден по ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на десять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К.С., <...>,

оправдана по ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "д", ст. 33 ч. 4, ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "ж", "к", "н" УК РФ за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваля В.С., объяснение осужденного Г., адвоката Брезицкого В.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, выступление прокурора Глумовой Л.А., поддержавшей доводы протеста, судебная коллегия

 

установила:

 

С. и К. осуждены за убийство С.К., совершенное группой лиц.

Г. и Н. осуждены за соучастие в виде пособничества в совершении этого преступления.

Преступления совершены ими 27 июня 2001 года в районе пос. "Западный" г. Тягань Ханты-Мансийского автономного округа при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

К.С. оправдана по обвинению в совершении покушения на убийство С.К., а также в подстрекательстве к ее убийству.

В суде С., К., Г. вину признали частично, Н. и К.С. вину не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный Н. просит приговор отменить, дело прекратить, указывая, что он не причастен к убийству потерпевшей, а, наоборот, пытался предотвратить ее убийство; считает, что приговор основан на противоречивых показаниях осужденных С., К. и Г., которые его оговорили. Считает, что в момент совершения преступления другими осужденными он находился в состоянии аффекта;

адвокат Шило А.М. в защиту интересов Н. также просит приговор отменить, дело прекратить, приводя те же доводы и указывая, что со стороны С. имел место эксцесс исполнителя, а затем к его действиям, направленным на убийство потерпевшей, присоединился и К.;

осужденный Г. в основной и дополнительных жалобах просит приговор отменить, дело направить на новое расследование, указывая, что он не причастен к совершению убийства потерпевшей. Считает, что приговор основан на неполно и всесторонне исследованных обстоятельствах дела, выводы суда не подтверждены доказательствами. Отмечает, что о предстоящем убийстве не догадывался, а лишь помог связать потерпевшую по просьбе С., испугавшись его и опасаясь за свою жизнь. Отмечает, что он является инвалидом 3 группы. Вместе с тем, просит о смягчении наказания на не связанное с лишением свободы.

В кассационном протесте государственный обвинитель просит приговор в отношении всех осужденных, а также в части оправдания К.С. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, указывая, что установленные судом обстоятельства совершения преступлений не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Полагает, что суд необоснованно исключил ст. 119 УК РФ (угроза убийством) из обвинения всех осужденных и К.С.; необоснованно оправдал К.С. за совершение действий, связанных с покушением на убийство С.К. и подстрекательством к ее убийству. Кроме того, считает, что суд необоснованно исключил из обвинения осужденных такие квалифицирующие признаки, как совершение убийства потерпевшей группой лиц по предварительному сговору и с целью сокрытия другого преступления, а также не указал мотив убийства.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного протеста, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно ст. 379 п. 1 УПК РФ одним из оснований отмены приговора является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

В соответствии со ст. 380 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если суд не учел обстоятельства, которые могли повлиять на выводы суда.

Исключив из обвинения всех осужденных, а также К.С. ст. 119 УК РФ как ошибочно вмененную, суд в качестве основания указал, что, если преступление (ст. 119), начатое как менее тяжкое, впоследствии переросло в более тяжкое (ст. 105), то уголовная ответственность наступает лишь за более тяжкое преступление.

С таким выводом суда согласиться нельзя.

Во-первых, оправдав К.С. по другим обвинениям в отношении потерпевшей (ст. 30 ч. 3, ст. 105 п. п. "в", "д", ст. ст. 33 ч. 4, ст. 105 п. п. "в", "д", "ж", "к" УК РФ, суд вообще не дал какой-либо оценки ее действиям, связанным с угрозой убийством потерпевшей, и которые вменялись ей в вину.

Вместе с тем, не только из показаний К., но и показаний Г., С. на предварительном следствии следует, что К.С. причастна к угрозе убийством С.К. (удерживала ее, когда другие привязывали к дереву, угрожала убийством словесно).

Этим показаниям К. и Г. суд также оценки не дал.

Во-вторых, из предъявленного обвинения следует, что в ходе ссоры с потерпевшей осужденные, а также К.С. привязали С.К. к дереву, облили ее бензином и высказывали угрозы убийством, т.е. мотивом этих действий была ссора по поводу денежного долга С.К.

Лишь после того, как С.К. удалось сбить с себя пламя и, освободившись от веревки, убежать, С. догнал ее и сбил с ног.

Только после этого у осужденных возник умысел на убийство потерпевшей, но уже по другому мотиву - с целью сокрытия совершенного в отношении ее преступления.

Однако суд, признав С. и К. виновными в убийстве потерпевшей, а Н. и Г. - в пособничестве этому преступлению, вообще не указал мотив их действий, чем нарушил требования ст. 314 УПК РСФСР.

Вместе с тем, без выяснения всех вышеуказанных обстоятельств, а также мотива убийства потерпевшей невозможно прийти к выводу о наличии либо отсутствии в действиях осужденных другого квалифицирующего признака, как убийство с целью сокрытия другого преступления.

Исключив из обвинения осужденных такой квалифицирующий признак, как убийство по предварительному сговору, суд указал, что умысел на убийство у них возник внезапно, распределения ролей между ними не было.

Между тем, согласно ст. 35 ч. 2 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Из приговора неясно, на чем основан такой вывод суда, в то время как из показаний К., С. и Г. на предварительном следствии следует, что именно К.С. предложила убить С.К., чтобы последняя не сообщила о случившемся в милицию. На предложение К.С. все согласились.

Этим доказательствам суд оценки также не дал.

Оправдав К.С. в покушении на убийство С.К., суд лишь указал, что ей реально ничего не мешало продолжить свои действия по лишению жизни потерпевшей. Однако, какие действия, направленные на лишение жизни С.К., К.С. уже совершила, суд в приговоре не указал.

Исключая из обвинения К.С. действия, связанные с тем, что она облила потерпевшую бензином, суд указал, что этот факт подтверждается лишь показаниями С., к которым суд относится критически. Другие осужденные об этих действиях К.С. показаний не давали.

Вместе с тем, в приговоре не приведены мотивы, по которым суд отверг показания С. Кроме того, показания о совершении этих действий К.С. дали на предварительном следствии кроме С. К. и Г.

Их показаниям в этой части суд также оценки не дал.

Оправдав К.С. в подстрекательстве к убийству потерпевшей, суд указал, что призывы К.С. совершить преступление, были обращены к неопределенному кругу лиц, а брошенная ею фраза "ее надо валить" не может служить основанием для привлечения к уголовной ответственности за подстрекательство к совершению особо тяжкого преступления.

С таким выводом суда согласиться нельзя, поскольку он не соответствует имеющимся доказательствам.

Так из показаний С., К., Г., допрошенных на предварительном следствии с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, прямо следует, что именно К.С. предложила убить С.К., поскольку иначе она сдаст их органам милиции.

Оценка этих показаний в приговоре отсутствует.

При таких обстоятельствах приговор суда не может быть признан законным и обоснованным, подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение, в ходе которого необходимо дать надлежащую оценку имеющимся доказательствам, а также проверить доводы кассационных жалоб осужденных Г., Н., адвоката Шило и постановить законный приговор.

Руководствуясь ст., ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа от 29 мая 2002 года в отношении К.С., С., К., Г., Н. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Меру пресечения в отношении С., К., Г., Н. оставить без изменения - содержание под стражей.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"