||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 ноября 2002 г. N 20-о02-68

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Ворожцова С.А. и Сергеева А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 25 ноября 2002 года кассационное представление государственного обвинителя Селимханова Х.М. на приговор Верховного Суда Республики Дагестан 5 августа 2002 года, которым:

К., <...>, ранее не судимый, осужден -

по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком в 2 года.

На К. в период испытательного срока возложена обязанность не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного.

К. признан виновным и осужден за то, что 29 марта 2002 года на окраине села Сулевкент Хасавюртовского района Республики Дагестан на почве личных неприязненных отношений к своей сестре К.Н. причинил последней тяжкий вред здоровью.

Преступление К. совершено при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Ворожцова С.А., мнение прокурора Третецкого А.В., поддержавшего доводы кассационного представления и полагавшего необходимым приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационном представлении государственный обвинитель просит приговор отменить в связи с неправильной квалификацией действий осужденного и мягкости назначенного К. наказания.

Обосновывая такую просьбу, государственный обвинитель в представлении указывает, что вывод суда об отсутствии у К. умысла на убийство является ошибочным и противоречит материалам уголовного дела.

По мнению автора представления о наличии умысла на убийство свидетельствует то, что К. специально отвел потерпевшую в безлюдное место, для совершения преступления взял с собой кухонный нож.

Суд не дал оценки показаниям К. и потерпевшей на предварительном следствии, из которых видно, что он хотел убить потерпевшую.

Ножевое ранение, нанесенное потерпевшей, также свидетельствует о том, что К. желал и допускал причинение ей смерти.

Потерпевшая К.Н. принесла возражения на кассационное представление, в которых просит не удовлетворять представление и оставить приговор в силе.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит вину осужденного установленной проверенными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Сам К. вину в совершении преступления признал и пояснял, что потерпевшая его сестра в течение длительного времени вела разгульный, аморальный образ жизни. Это стало достоянием гласности для всего села и поводом насмешек над ним. Он чувствовал на себе презрительные взгляды сельчан. В тот день он хотел в очередной раз поговорить с сестрой о ее поведении и хотел предложить ей сделать аборт. Когда он сказал об этом сестре и предложил начать ей новую, спокойную жизнь, она отказалась. Тогда он ударил сестру ножом, но не помнит, куда попал. Сестра пошла через реку вброд, а он выбросил нож и пошел домой.

Убивать сестру не хотел, только хотел таким способом воздействовать на нее, чтобы она перестала позорить семью.

Аморальное поведение потерпевшей подтвердили ее близкие родственники - свидетели К.К., К.П., К.И.

Потерпевшая не отрицала такого своего поведения и поясняла, что это она довела брата до того, что он ударил ее ножом.

Факт причинения потерпевшей ножевого ранения подтвержден протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы одежды потерпевшей, заключением судебно-медицинского эксперта о наличии у потерпевшей ножевого проникающего ранения, повлекшего тяжкий вред здоровья.

Юридическая оценка содеянного К. определена судом правильно.

Как видно из показаний осужденного и потерпевшей К. не высказывал намерений убийства, после нанесения удара нож выбросил, догонять потерпевшую, когда она стала переходить реку, не стал, а сразу повернулся, и стал уходить.

Поэтому суд сделал правильный вывод о том, что К. умысла на убийство не имел. Нанесение одного удара ножом в жизненно важные органы само по себе не может свидетельствовать об умысле на убийство.

Таким образом доводы кассационного представления о том, что суд якобы неправильно квалифицировал действия осужденного судебная коллегия признает несостоятельными.

Несостоятельными судебная коллегия признает доводы кассационного представления и о том, что суд не дал оценки показаниям осужденного и потерпевшей на предварительном следствии.

В соответствии с ч. 3 ст. 240 УПК РФ приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

В соответствии с ч. 2 этого закона оглашение показаний данных на предварительном следствии возможно лишь в случаях, предусмотренных ст. 276 и 281 УПК РФ.

Причем в обоих вышеперечисленных случаях оглашение этих показаний по инициативе суда не предусмотрено.

Оглашение показаний подсудимого на предварительном следствии возможно по ходатайству сторон, а оглашение показаний потерпевшего возможно лишь по согласию сторон.

Как видно из протокола судебного заседания никто из сторон не ходатайствовал об оглашении показаний К. и К.Н., которые те давали на предварительном следствии.

Поэтому, суд обоснованно постановил приговор лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Судебная коллегия не может признать правильными доводы кассационного представления и о том, что осужденному якобы назначено слишком мягкое наказание.

Как видно из приговора и материалов дела при назначении наказания суд учел тяжесть содеянного К., данные о его личности, все смягчающие его наказание обстоятельства, в том числе его состояние здоровья и семейное положение, то, что он впервые привлечен к уголовной ответственности, а также отягчающее его наказание обстоятельство.

Такие выводы суда не позволяют считать наказание К. слишком мягким и несправедливым.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь за собой отмену приговора, судебная коллегия не усматривает. Таких оснований не указывает в своем представлении государственный обвинитель.

Поэтому оснований для отмены приговора К. судебная коллегия не находит.

Учитывая изложенное и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 5 августа 2002 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Селимханова Х.М. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"