||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 ноября 2002 г. N 20-о02-49

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Рудакова С.В., Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 21 ноября 2002 года кассационные жалобы осужденных М., Ш., Г., защитников Шериповой З.А., Ахмедхановой А.М. и Павленко Ю.В. на приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 15 апреля 2002 года, которым

М., <...>, аварец, со средним образованием, холостой, неработавший, несудимый,

осужден к лишению свободы: по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на четырнадцать лет, по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ на три года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание М. назначено пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ш., <...>, русский, со средним образованием, холостой, неработавший, судимый 16 июля 2001 года по ч. 1 ст. 167 УК РФ к одному году лишения свободы условно с испытательным сроком один год,

осужден к лишению свободы: по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на четырнадцать лет, по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ на три года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание Ш. назначено пятнадцать лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение Ш. по приговору от 16 июля 2001 года отменено.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности настоящего и приговора от 16 июля 2001 года наказание Ш. назначено шестнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Г., <...>, русский, со средним образованием, холостой, несудимый,

осужден по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Признаны виновными и осуждены: М. и Г. за тайное хищение 11 ноября 2001 года из трансформаторной подстанции, принадлежащей МУП МГЭС города Махачкалы, имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, с причинением ущерба в размере 30000 рублей;

М. и Ш. за тайное хищение 12 ноября 2001 года из той же подстанции имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, с причинением МУП "Махачкалинские горэлектросети" ущерба на 5000 рублей;

М. и Ш. за убийство Ш.О. группой лиц, совершенное ими после кражи 12 ноября 2001 года в районе кладбища, расположенного по пр. Акушинского г. Махачкалы;

Г. за тайное хищение в начале сентября 2001 года принадлежащие МУП ЖЭУ-3 г. Махачкалы из электрощита в подъезде дома N 171 по улице Орджоникидзе 8 штук электропредохранителей на 360 рублей, в середине сентября 2001 года из электрощита в подъезде дома N 155 по той же улице 11 предохранителей на 495 рублей, в конце сентября 2001 года из электрощита в подъезде дома N 153 по той же улице 11 электрических предохранителей на 495 рублей группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, - совершенные ими при указанных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения осужденных М. и Ш., поддержавших свои и своих защитников жалобы, мнение прокурора Третецкого А.В., полагавшего необходимым приговор в отношении всех осужденных по изложенным им основаниям изменить, судебная коллегия

 

установила:

 

в своей кассационной жалобе осужденный М. указывает, что с приговором он не согласен, считая его жестким и необоснованным. По его мнению, в ходе судебного разбирательства выяснялось, как наносились удары потерпевшему, их количество, а о причинах происшедшего "не упоминалось". Кража к убийству отношения не имеет, она явилась косвенной причиной. Потерпевший начал его оскорблять, высказывался в адрес его родителей. Он (М.) отвечал ему и тот набросился на него. Драку он (М.) не провоцировал. Ш.О. стал его бить и тогда потерпевшего стал избивать Ш.

Просит оказать ему (М.) снисхождение.

Адвокат Шерипова З.А., выступающая в защиту М., в кассационной жалобе указывает, что приговор является незаконным, выводы суда - противоречивы. Осуждая М. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд не указал по какому именно признаку сделал это.

М. добровольно явился в правоохранительные органы с явкой с повинной, вину свою признал полностью, раскаялся, активно способствовал раскрытию преступления, ранее он не судим, характеризуется положительно. Обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено.

Полагает, что суд ее подзащитному назначил слишком суровое наказание.

Просит приговор в отношении М. изменить в сторону смягчения наказания.

В кассационной жалобе осужденный Ш. указывает, что с приговором он не согласен частично. Потерпевший был намного выше и плотнее М., последний не мог начать драку. Погибший первым ударил М., после чего началась драка, в которую вмешался он (Ш.). Подробности он не помнит, так как с М. они были в очень нетрезвом состоянии.

Излагает, что М. сказал погибшему, зачем тот к ним пришел, а Ш.О. ответил матом. С этого началась словесная ругань.

Считает, что в момент убийства ими Ш.О. он (Ш.) и М. находились в невменяемом состоянии, не осознавали свои действия, о последствиях не думали. Предварительного сговора у них не было, все получилось в ходе драки. Уезжая после этого в г. Астрахань, не знали, что убили потерпевшего. Мотива на убийство у них не было.

По его (Ш.) мнению, суд не учел их явку с повинной, смягчающие обстоятельства. Осуждены они несправедливо.

Просит приговор изменить.

В кассационной жалобе адвокат Ахмедханова А.М. в защиту осужденного Ш. утверждает, что приговор является незаконным и необоснованным ввиду несоответствия назначенного судом наказания тяжести преступления и личности ее подзащитного.

Суд не учел, что ссора, перешедшая в драку была спровоцирована не Ш., преступление было совершено в силу стечения обстоятельств. Назначая наказание, суд подошел к указанным в приговоре смягчающим вину обстоятельствам формально, не учел молодой возраст Ш., что последний по собственной инициативе обратился в Кировский РОВД г. Махачкалы, написал явку с повинной, вину он свою признал, раскаялся в содеянном, характеризуется положительно.

Просит снизить Ш. назначенное судом наказание.

Осужденный Г. в кассационной жалобе указывает, что к материалам дела приобщены в ксерокопиях свидетельство о расторжении брака его родителей, данные о том, что его бабушка - инвалид первой группы и нуждается в постоянном уходе, его мать инвалид 2 группы, он имеет заболевание, характеризуется положительно.

Отмечает, что он - молодой человек, ранее не судим, вину свою признал, в содеянном раскаялся, явился с явкой с повинной, оказал помощь следствию в раскрытии преступлений, ущерб, по возможности, частично возмещен.

С его точки зрения, эти обстоятельства суд во внимание не принял, не посчитал их исключительными.

Просит определить ему наказание, не связанное с лишением свободы.

Аналогичные доводы и просьба изложены в кассационной жалобе адвоката Павленко Ю.В., выступающего в защиту интересов осужденного Г.

В возражениях на жалобы осужденных и их защитников потерпевший Ш.В. изложенные в них доводы находит несостоятельными, направленными на то, чтобы осужденным уйти от заслуженного наказания. В ходе следствия осужденные, признавая себя виновными, давали подробные показания, а в суде изменили показания, стремясь уйти от ответственности. Считает, что суд к рассмотрению дела подошел объективно, дал правильную оценку действиям подсудимых, вынес справедливое решение. Просит приговор оставить в силе, кассационные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия считает, что вина М., Ш., Г. в содеянном каждым подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, осужденный М. в суде пояснил, что 11 ноября 2001 года в пивном баре, расположенном у 2 рынка города Махачкалы, Г. предложил ему и Ш.О. совершить кражу переключателей из помещения трансформаторной подстанции. Они согласились. Около 8 часов вечера, взяв с собой разводной ключ, лом, инструменты, добрались до подстанции, взломали замок, проникли в помещение подстанции. Втроем, используя принесенные с собой инструменты, сняли 8 металлических шкафов 2 автоматических переключателя по 30 кг каждый. На такси отвезли их к Г. в район Троллейбусного парка. На следующее утро эти переключатели продали на рынке за 5 тысяч рублей. Деньги поделили на троих.

12 ноября 2001 года он (М.), Г. и Ш.О. были в пивном баре "Балтика", где он высказал намерение совершить кражу с Ш. Вечером поехали с Ш. к последнему домой, употребили с ним спиртного. На его предложение пойти на кражу Ш. согласился. Вдвоем поехали к нему (М.) домой, взяли разводной ключ, другие инструменты, добрались до подстанции, проникли в ее помещение, где сняли два электропереключателя.

Увидели направлявшегося к ним Ш.О. Он (М.) стал у него выяснять, зачем тот пришел к ним, поскольку они об этом не договаривались.

Потом они втроем доехали до автостанции, пошли в сторону улицы М. Гаджиева, купив по дороге пива. Сокращая путь, шли через русское кладбище. У него с Ш.О. вновь начался разговор по поводу прихода последнего на подстанцию, говорил тому, что он (М.) сказал ему туда не приходить. Между ними произошел конфликт, драка. Увидев, что они дерутся, Ш. подбежал к ним и ударил Ш.О. разводным ключом по голове. Он (М.) взял с земли плиту и ударил ею Ш.О. по голове. Последний упал. Он (М.) и Ш., оба подняли тяжелую каменную плиту и бросили ее на голову Ш.О. После этого направились к выходу с кладбища. Возле бассейна он снял и выбросил свои испачканные брюки. Там же оставили пакет с инструментами и похищенными с подстанции переключателями. На такси доехали до его дома, где он переобулся в туфли брата, оставив свои в прихожей. Он и Ш. сходили за спиртным, выпили, вернулись к нему на квартиру, где переночевали, а утром уехали в г. Астрахань.

Указал, что Ш.О. они убили по пьянке.

Признал, что потерпевшего они били оба. Сколько он (М.) нанес ему ударов, не помнит.

Осужденный Ш. пояснил в судебном заседании, что в тот день он с М. употреблял спиртное. Последний предложил ему совершить кражу с подстанции. Взяли в доме М. инструменты, разводные ключи. Проникли в помещение подстанции, откуда похитили два переключателя. Услышав шум, стали оттуда уходить. К ним подошел Ш.О. М. стал спрашивать, зачем он пришел. Втроем они сели в маршрутное такси, доехали до старой автостанции. В магазине купили пиво. Решили идти пешком через кладбище, хотели выйти на улицу М. Гаджиева. У М. и Ш.О. возникла ссора, спор, а затем драка. Он (Ш.) ударил Ш.О. разводным ключом по голове. Не отрицая нанесение удара плитой по голове потерпевшего совместно с М., Ш. указал, что обстоятельства избиения ими Ш.О. из-за опьянения не помнит.

С кладбища они ушли с М. вместе, на такси доехали до дома М., переночевали там, а утром уехали в г. Астрахань.

В явке с повинной он указал все правильно, в ходе следствия на месте преступления показания он давал сам, добровольно.

Осужденный Г. пояснил в суде, что 11 ноября 2001 года он и Ш. зашли в пивной бар, расположенный у рынка. Там встретили М., выпили. Пошли гулять по городу. Он (Г.) предложил совершить кражу с подстанции. Взяв инструменты, добрались до подстанции, открутили болты на двери, проникли в помещение, откуда похитили 2 переключателя. На другой день утром похищенные переключатели продали по 5 000 рублей, деньги поделили. Ходили в пивной бар. У него, Ш.О., М. шел разговор о совершении кражи еще раз с подстанции. М. идти на кражу с Ш.О. не хотел.

Признал, что совершал кражи в сентябре 2001 года из электрощитов предохранителей в подъездах домов N 153, 155, 171 по улице Орджоникидзе города Махачкалы.

Вина М., Ш. в убийстве Ш.О., в краже 12 ноября 2001 года переключателей из помещения подстанции подтверждается данными протокола осмотра места происшествия.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у Ш.О. 1979 года рождения были обнаружены:

а) 23 ушибленные раны в волосистой части головы, ушибленная рана в области правой брови, ушибленная рана в области переносицы, 1 - на правой ушной раковине, 1 - на левой ушной раковине, кровоизлияние в мягкие покровы головы, вдавленные оскольчатые переломы костей свода и основания черепа, перелом костей носа, кровоизлияние над и под оболочки в желудочки и вещество головного мозга;

б) 6 резаных ран головы, резаная рана на правой половине брюшной стенки (непроникающая), 4 резаные раны на левой кисти;

в) 2 вдавленные борозды на передней поверхности шеи, ссадины верхних и нижних конечностей.

Повреждения, указанные в пункте "а" были причинены воздействием тупого твердого предмета (предметов) с ограниченной контактирующей поверхностью, не исключается каменной плитой и фрагментами мраморной плиты; указанные в пункте "б" были причинены воздействием острого края какого-либо твердого предмета; указанные в пункте "в" были причинены воздействием какого-либо твердого предмета (предметов), вдавленные борозды на шее возникли от сдавления каких-либо предметов, возможно, и воротника одежды.

Все повреждения имели признаки прижизненного происхождения.

Смерть Ш.О. наступила от черепно-мозговой травмы, сопровождавшейся множественными ушибленными ранами головы, переломами костей черепа, кровоизлияниями под оболочки, желудочка и вещество головного мозга.

Из показаний свидетеля М.М. видно, что за несколько дней до задержания М. ушел из дома в его обуви, оставив свои грязные туфли дома, которые были изъяты при обыске в ходе расследования дела.

Пояснил, что обнаруженные на месте происшествия брюки он опознал как принадлежавшие его брату - осужденному М.

Из заключения почвоведческой экспертизы следует, что на обуви Ш. и М. имелись почвенные наслоения. Эти наслоения и почва с места преступления (убийства потерпевшего) имели общую родовую, групповую принадлежность.

Заключением судебно-биологической экспертизы установлено, что в смывах с надгробной плиты, изъятых с места преступления, на деревянной ручке отвертки, на обуви М., на кусках плиты из мрамора, на разводном ключе, на джинсовых брюках Ш. была обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшего Ш.О. не исключается.

Вина осужденных установлена и другими материалами дела.

Проверив и оценив доказательства по делу с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности виновности: М. и Ш. в убийстве Ш.О. группой лиц; М. и Г. в краже чужого имущества 11 ноября; в краже М. и Ш. 12 ноября 2001 года в этих случаях группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение.

Действия М. и Ш. каждого по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Факт посягательства в отношении Ш.О. со стороны М. и Ш. в жалобах последних и их защитников не оспаривается.

Избивали потерпевшего М. и Ш. совместно, использовали при этом мраморные плиты, Ш., кроме того, разводной ключ. Наносили удары с достаточной силой в жизненно важные органы потерпевшего - голову. Данные обстоятельства, характер и локализация причиненных ими ему телесных повреждений свидетельствуют о наличии как у М., так и у Ш. умысла на лишение жизни потерпевшего Ш.О. Причинив ему отмеченные выше телесные повреждения, М. и Ш., оставив потерпевшего, с места преступления скрылись.

Действуя совместно с умыслом, направленным на убийство, применяя к нему насилие, М. и Ш. непосредственно участвовали в процессе лишения жизни Ш.О.

Телесные повреждения Ш.О., повлекшие его смерть, были причинены совместными действиями М. и Ш.

Постановляя приговор, суд обоснованно признал и указал, что М. и Ш. убийство Ш.О. совершили группой лиц.

Между их действиями и наступившими последствиям - смертью Ш.О. имеется прямая причинная связь.

Для сомнений во вменяемости М. и Ш., их способности на момент совершения убийства, производства по делу отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими оснований не имеется.

Действовали они сознательно, последовательно, целенаправленно.

Установленные судом обстоятельства происшедших событий, доказательства по делу не свидетельствуют о нахождении М. и Ш. в той ситуации в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения или в состоянии необходимой обороны.

Обстоятельства убийства ими Ш.О. исследованы полно, всесторонне, объективно. Выводы суда в этой части обвинения соответствуют фактическим обстоятельствам, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Обоснованность осуждения М., Ш., Г. за кражи в жалобах не оспаривается.

Однако, как видно из копии приговора в отношении Ш. от 11 января 1999 года, он осуждался за кражи, совершенные им в несовершеннолетнем возрасте с 7 января по 9 августа 1998 года. Приговором суда было установлено, что по указанным в нем эпизодам обвинения стоимость похищенного составляла 100, 200, 300 и в одном случае 1000 рублей.

Действия Ш. были квалифицированы по признаку совершения краж неоднократно. На 11 января - 9 августа 1998 года минимальный размер оплаты труда был установлен в размере 83 рублей 49 коп. Следовательно, стоимость похищенного имущества по всем эпизодам обвинения, за исключением от 9 августа 1998 года на 1000 рублей, не превышала пяти минимальных размеров оплаты труда, установленного на то время. Исходя из положений ст. 7.27 Кодекса РФ "Об административных правонарушениях", в редакции вступившего в силу с 1 июля 2002 года, хищение чужого имущества, если стоимость похищенного не превышала пяти минимальных размеров оплаты труда, установленного законодательством РФ, признавалось мелким, являлось административным правонарушением.

Отсюда, с учетом изменений законодательства, поскольку они улучшают положение осужденного, в силу ст. 10 УК РФ, усматривается, что только один эпизод обвинения по приговору от 11 января 1999 года подпадает под действие ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ в редакции закона от 31 октября 2002 года. В соответствии со ст. 15 ч. 3 УК РФ такое преступление относится к категории средней тяжести.

По приговору от 11 января 1999 года Ш. из мест лишения свободы был освобожден по определению суда от 23 декабря 1999 года условно-досрочно на 4 месяца 9 дней. Преступления по настоящему делу им совершены, как установлено судом 12 ноября 2001 года.

В силу ст. 95 УК РФ судимость у Ш. по приговору от 11 января 1999 года погашена.

В связи с изложенным указание суда о наличии у Ш. судимости по приговору от 11 января 1999 года, совершение им кражи по настоящему делу неоднократно из приговора подлежит исключению.

Настоящим приговором Г. признан виновным в совершении им тайных хищений чужого имущества в начале, середине, конце сентября 2001 года стоимостью соответственно 360, 495 и 495 рублей.

С учетом указанных выше положений ст. 7.27 Кодекса РФ "Об административных правонарушениях", в редакции вступившего в силу с 1 июля 2002 года, поскольку стоимость похищенного Г. имущества по этим эпизодам обвинения не превышала пяти минимальных размеров оплаты труда, установленного на день совершения им деяний в размере 300 рублей, приговор в части осуждения Г. по данным эпизодам обвинения подлежит отмене, а дело в этой части - прекращению за отсутствием в деяниях состава преступления, а указание суда о совершении Г. кражи неоднократно исключению из приговора.

В связи с тем, что М., как признал суд, совершил 11 и 12 ноября 2001 года единое продолжаемое хищение, Г. совершил кражу 11 ноября, а Ш. - 12 ноября 2001 года, каждый группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, с учетом положений ст. 10 УК РФ их действия в этой части обвинения подлежат переквалификации на п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ в редакции закона от 31 октября 2002 года.

Наказание им по данной статье судебная коллегия назначает в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ, с учетом установленных по делу обстоятельств.

Вместе с тем, наказание М. и Ш. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, по совокупности преступлений, а Ш. и на основании ст. 70 УК РФ назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного ими преступления, данных о их личностях, в том числе изложенных в жалобах, всех обстоятельств по делу, влияния назначенного наказания на их исправление и на условиях жизни их семей. В этой части назначенное им наказание чрезмерно суровым, явно несправедливым не является.

При назначении наказания требования закона судом не нарушены. Для смягчения наказания М. и Ш. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, по совокупности преступлений, а Ш. назначенного и на основании ст. 70 УК РФ судебная коллегия оснований не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 15 апреля 2002 года в отношении М., Ш. и Г. изменить:

исключить из вводной части приговора ссылку суда на судимость у Ш. по приговору от 11 января 1999 года, а из описательно-мотивировочной части ссылку на совершение им тяжкого преступления, указание о неоднократности совершения Ш. и Г. кражи;

считать совершение Ш., наряду с особо тяжким, преступления средней тяжести;

исключить осуждение Г. за хищения чужого имущества по эпизодам обвинения в начале, середине и конце сентября 2001 года и дело в этой части на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ прекратить за отсутствием в деяниях состава преступления;

переквалифицировать действия М. со ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ, Ш. и Г. со ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ в редакции закона от 31 октября 2002 года каждого, по которой назначить наказание М. и Ш. два года лишения свободы каждому, Г. один год шесть месяцев лишения свободы с отбыванием Г. наказания в колонии-поселении.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "ж" ч. 2 ст. 105 и п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ в редакции закона от 31 октября 2002 года, наказание Ш. и М. назначить пятнадцать лет лишения свободы каждому с отбыванием М. наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно Ш. назначить наказание шестнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном данный приговор в отношении них оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных М., Ш., Г., защитников Шериповой З.А., Ахмедхановой А.М. и Павленко Ю.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КАРИМОВ М.А.

 

Судьи

РУДАКОВ С.В.

ГРИЦКИХ И.И.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"