||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 ноября 2002 г. N 11-о02-32

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей Бурова А.А. и Ламинцевой С.А.

рассмотрела в судебном заседании от 21 ноября 2002 года кассационные жалобы осужденных З., Ш. и адвокатов Лепина А.Г., Хрунова В.М. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 29 августа 2002 года, которым

З., <...>, несудимый -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Ш., <...>, несудимый -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в пользу С.Р.: с З. и Ш. солидарно 10 тысяч рублей в возмещение ущерба; с З. 60 тысяч рублей и с Ш. 50 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Ермилова В.М., объяснения адвокатов Хрунова В.М. и Лепина А.Г., поддержавших свои кассационные жалобы, выступление прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей оставить приговор без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

З. и Ш. признаны виновными в убийстве С., совершенном группой лиц.

Преступление совершено 10 февраля 2001 года в г. Буинске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные вину в убийстве С. не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный З. (основной и дополнительной) не согласен с приговором. Считает, что суд необъективно рассмотрел дело. Утверждает, что камнем ударов С. не наносил, что Ш. и Х. его оговаривают. Вину в убийстве потерпевшего не признает, поддерживает жалобу своего адвоката;

осужденный Ш. считает, что приговор необоснованный. Указывает, что вину он не признал и показал, что в ночь на 10 февраля 2001 года он С. не избивал и не убивал. Во время всего инцидента он пытался удержать З., который наносил удары С. Утверждает, что З. его оговорил, чтобы уйти от ответственности. По его мнению, его вина заключается в том, что не сообщил о совершенном преступлении З. Объясняет это тем, что З. угрожал ему, и при нем избив, убил человека. Просит приговор в отношении него отменить и дело производством прекратить;

адвокат Лепин в защиту осужденного З. (основной и дополнительной) анализирует доказательства по делу и считает, что вина З. в убийстве не доказана. Утверждает, что при драке у подъезда дома С. угрожал З. горлышком от бутылки, поэтому З. находился в состоянии необходимой обороны, а его действия на территории санатория следует квалифицировать по ст. 213 ч. 1 УК РФ. Умысла на убийство С. у З. не было, предложение об убийстве, по показаниям Х., исходило от Ш., и первым на потерпевшего на территории санатория напал также Ш. Ссылается на нарушение судом требований ст. 281 УПК РФ при оглашении показаний свидетелей. Указывает на положительные данные о личности З., и что он в настоящее время страдает тяжелым заболеванием, очень переживает все случившееся. Полагает, что суд неправомерно взыскал с З. денежные средства. Просит приговор в отношении З. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п. "ж" на ст. 213 ч. 1 УК РФ, и снизить наказание до фактически отбытого;

адвокат Хрунов в защиту осужденного Ш. считает, что приговор в отношении Ш. вынесен необоснованно, что выводы суда необъективны, в процессе судебного заседания нарушены нормы уголовно-процессуального закона. Ссылается на показания Ш. о том, что во всех эпизодах избиения С. З., он пресекал его действия, пытаясь помешать избиению, однако З. на его глазах забил насмерть С. Полагает, что суд не мог положить в основу обвинительного приговора показания Ш. от 17 февраля 2002 года с применением видеозаписи, поскольку данный протокол составлен с нарушением норм уголовно-процессуального закона, и было нарушено право Ш. на защиту. Указывает, что суд огласил показания свидетеля Х. и В. на предварительном следствии без согласия защиты. Утверждает, что вина Ш. не доказана. По его мнению, о том, что Ш. не мог совершить данного преступления, говорит и характеризующий материал на Ш. Просит приговор в отношении Ш. отменить, уголовное дело прекратить.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Багаутдинов В.Г., потерпевший С.Р. считают доводы жалоб необоснованными, и, кроме того, потерпевший просит назначить осужденным более строгое наказание.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и возражения на них, судебная коллегия находит жалобы не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что выводы суда о доказанности вины осужденных в совершенных преступлениях основаны на собранных доказательствах по делу, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании.

Осужденные З. и Ш. отрицая свою вину в убийстве С., вместе с тем изобличают друг друга в совершенном преступлении.

Однако собранными по делу доказательствами установлено, что они оба были соисполнителями убийства потерпевшего.

Так, очевидец совершенного преступления свидетель Х. показал в судебном заседании, что З. избивал С. в подъезде, на улице возле дома, на территории санатория, на улице Гагарина, бил потерпевшего ногами. Возле подъезда дома нанес потерпевшему несколько ударов камнем по голове, а на улице Гагарина наносил удары штакетником по телу, душил шарфом. З. помогал Ш.

В связи с тем, что Х. в судебном заседании не конкретизировал действия Ш., суд огласил и исследовал его показания на предварительном следствии. Из показаний Х. от 17 февраля 2001 года видно, что во время распития спиртных напитков в подъезде дома, между З. и С. возникла ссора. З. нанес С. удары руками, затем разбил бутылку из-под водки и стал размахивать горлышком перед С., высказывая угрозы. По предложению З. все вышли на улицу, где З. сбил С. на землю и стал избивать его ногами, а также нанес удары камнем по голове. Когда подошедшего Ш. С. схватил за ноги, тот вместе с З. стали наносить удары потерпевшему ногами. С. с трудом встал и направился на территорию санатория. З. и Ш. догнали его, сбили с ног и стали избивать ногами. Потом они взяли С. под мышки и затащили за территорию санатория, где положили на снег. После этого они стали распивать оставшуюся водку, и, заметив, что С. пошел в сторону улицы Гагарина, догнали его и вновь стали избивать ногами. При этом З. нанес также удары штакетником. Затем З. и Ш. вдвоем затянули на шее С. шарф, потерпевший при этом хрипел. Заметив незнакомого мужчину, он, Х., спрятался. Когда через некоторое время они пошли домой, то З. и Ш. сказали, что С. сбросили в канализационный колодец.

Суд обоснованно признал эти показания свидетеля Х. допустимым доказательством, их достоверность Х. подтвердил в судебном заседании, кроме того, они подтверждаются совокупностью доказательств по делу: показаниями свидетелей К., Г., протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы и другими, анализ и оценка которым даны судом в приговоре.

Из протокола осмотра места происшествия усматривается, что труп С. с признаками насильственной смерти обнаружен в канализационном колодце, заполненном водой.

По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть С. наступила от тупой закрытой травмы головного мозга, потерпевшему причинены также кровоизлияния в мягкие ткани головы, кровоподтеки и ссадины лица. Повреждения причинены воздействием тупого твердого предмета. С учетом количества повреждений на волосистой части головы и лице, было нанесено не менее 10 ударов. На шее трупа С. имелось также телесное повреждение, которое причинено действием тупого твердого предмета, вполне возможно при сдавлении органов шеи мягким предметом.

Из показаний судебно-медицинских экспертов в судебном заседании видно, что С. после получения закрытой травмы головного мозга мог совершать пассивные и судорожные действия, издавать хрипы. Повреждения на голове, лице, губах явились местом приложения силы при образовании закрытой травмы головного мозга и как в отдельности, так и в совокупности состоят в прямой причинной связи со смертью. Травмирующим предметом могли быть любые твердые предметы, в том числе руки, ноги.

Установив, что З. и Ш. оба наносили удары в область головы С., сдавливали шарфом шею потерпевшего, и учитывая их последующие действия, суд обоснованно признал доказанным, что убийство С. на почве ссоры совершили З. и Ш. группой лиц, и правильно квалифицировал их действия по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ.

Изложенными выше доказательствами опровергаются доводы кассационных жалоб в защиту осужденных о недоказанности их вины в убийстве С. Все доводы в защиту осужденных, в том числе о том, что З. возле подъезда дома находился в состоянии необходимой обороны, и другие, изложенные в кассационных жалобах, тщательно исследовались судом и убедительно опровергнуты в приговоре, с указанием мотивов, почему суд с ними не согласился.

Правильность выводов суда сомнений не вызывает, поскольку из приговора видно, что оценка доказательствам дана судом в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению суда, каждому доказательству дана оценка с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а все имеющиеся в деле доказательства оценены в совокупности.

Доводы кассационных жалоб о допущенных судом нарушениях уголовно-процессуального закона, являются необоснованными. В частности, ссылки в жалобах на то, что суд, огласив показания свидетелей без согласия одной из сторон, нарушил требования уголовно-процессуального закона, не соответствует положениям части первой статьи 86 УПК РФ о том, что собирание доказательств осуществляется также судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ.

Судом проверялись доводы Ш. и его защитника о том, что показания Ш. на допросе 17 февраля 2001 года, в которых он признал, что совместно с З. душил С. шарфом, были даны в результате применения недозволенных методов следствия, и установлено, что допрос проводился с участием адвоката, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Поэтому эти показания Ш. положены в основу обвинения.

Обсуждая вопрос о мере наказания осужденным, судебная коллегия считает, что наказание им назначено судом в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ и соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, личности виновных и обстоятельствам дела. Оснований для смягчения им наказания не имеется.

Гражданский иск рассмотрен судом с учетом требований гражданского законодательства. Доводы жалобы адвоката Лепина о том, что суд неправомерно взыскал с З. денежные средства, не основаны на законе.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 29 августа 2002 года в отношении З. и Ш. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"