||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 ноября 2002 года

 

Дело N 1-081/02

 

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего               генерал-лейтенанта юстиции

                                                  Пархомчука Ю.В.,

    судей                                   генерал-майора юстиции

                                                Петроченкова А.Я.,

                                            генерал-майора юстиции

                                                     Захарова Л.М.

 

рассмотрела в судебном заседании 21 ноября 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Т., защитника-адвоката Панкратова О.Е., потерпевших С.О. и С.Г. на приговор Московского окружного военного суда от 31 июля 2002 года, согласно которому военнослужащий войсковой части 21506 военный строитель рядовой Т., <...>, судимости не имеющий, осужден к лишению свободы по ст. 105, ч. 2, п. п. "к", "н" УК РФ - сроком на 13 лет, по ст. 105, ч. 1 УК РФ - сроком на 11 лет, по ст. 158, ч. 2, п. "в" УК РФ - сроком на 2 года, без штрафа.

По совокупности преступлений окончательное наказание Т. назначено в виде лишения свободы сроком на 20 лет в исправительной колонии строгого режима без штрафа.

Т. признан виновным в убийстве, совершенном неоднократно, с целью скрыть другое преступление, в убийстве и в краже чужого имущества с проникновением в жилище.

Эти преступления, как указано в приговоре, он совершил при следующих обстоятельствах.

Около 20 часов 28 января 2002 г. в процессе совместного употребления спиртных напитков между Т. и С.А. возникла ссора, переросшая в обоюдную драку. В процессе драки Т., желая убить С.А., нанес ему множество ударов перочинным ножом в шею и грудь, от чего С.А. скончался на месте происшествия.

Через некоторое время Т. вернулся к трупу С.А., похитил из кармана его одежды ключи от квартиры, чтобы совершить кражу ценностей и вещей из квартиры С. Полагая, что в квартире никого нет, он открыв дверь ключами, войдя в квартиру, увидел там жену убитого им С.А., которая, заметив у него на одежде кровь, обвинила его в убийстве мужа и попыталась вырваться на лестничную площадку.

Т., желая скрыть убийство С.А., решил убить и его жену. С этой целью он нанес ей 2 удара кулаком по лицу, а затем удушил.

После убийства Т. похитил из квартиры золотое кольцо с камнем, стоимостью 1100 рублей, кошелек, стоимостью 200 рублей, с 280 рублями, а всего на сумму 1580 рублей, и с места происшествия скрылся.

Заслушав доклад генерал-майора юстиции Захарова Л.М. и мнение старшего военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры подполковника юстиции Гончарова В.Я., полагавшего приговор отменить вследствие неправильного применения уголовного закона, а дело направить на новое разбирательство в суд первой инстанции, Военная коллегия

 

установила:

 

осужденный Т. в кассационной жалобе утверждает, что суд недостаточно учел при назначении ему наказания его явку с повинной, чистосердечное раскаяние в содеянном, его помощь в раскрытии преступлений и в розыске похищенного. Кроме того, Т. обращает внимание в жалобе на то, что он ранее не был судим, положительно характеризуется по месту жительства, имеет на иждивении малолетнюю дочь.

С учетом этих обстоятельств он просит снизить назначенное ему наказание.

Защитник - адвокат Панкратов О.Е. в кассационной жалобе высказывает мнение, что по делу не проведена товароведческая экспертиза для установления стоимости похищенного имущества, которая была определена лишь со слов потерпевших. Поэтому защитник считает, что не установлено, превышает ли стоимость похищенного пять минимальных размеров оплаты труда, а если нет, то в действиях Т. имеется лишь состав административного правонарушения.

Защитник также утверждает, что Т. совершил убийство С.А. в состоянии сильного душевного волнения, вызванного тем, что С.А. оскорбил Т. и грубо отозвался о его жене. Об этом свидетельствует, по мнению защитника, то обстоятельство, что Т. действовал внезапно, наносил удары хаотично и плохо помнит, куда именно. Кроме того, суд не учел, что Т. подвергался насилию за время службы в армии и находился в состоянии эмоционального напряжения, поскольку ревновал жену.

Потерпевшие С.О. и С.Г. в своей совместной кассационной жалобе просят приговор отменить вследствие несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильного применения закона и назначения Т. чрезмерно мягкого наказания. Поэтому они просят направить уголовное дело на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

Потерпевшие считают, что множество ранений, нанесенных С.А. как до, так и после наступления смерти, в течение продолжительного времени свидетельствуют о наличии в его действиях особой жестокости.

Суд, по их мнению, необоснованно, опираясь лишь на показания Т., не признал, что он действовал из хулиганских побуждений.

Они также высказывают несогласие с переквалификацией содеянного Т. с п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ и исключением из обвинения Т. квалифицирующего признака - совершение убийства С. из корыстных побуждений и сопряженного с разбоем. Кроме того, потерпевшие утверждают, что Т. убил с особой жестокостью и С.

Рассмотрев материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, и выслушав выступления сторон, Военная коллегия находит, что выводы суда о виновности Т. в содеянном соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на объективно и полно исследованных в судебном заседании доказательствах, которым суд дал надлежащую оценку.

У суда не было достаточных оснований расценивать действия Т. в отношении С.А. как совершенные в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения. Состояние Т. в момент совершения убийства С.А. проверялось органами предварительного следствия. По заключению эксперта-психолога, исследованному в суде, Т. в момент нанесения ударов ножом С.А. в состоянии аффекта либо в ином эмоциональном состоянии, существенно влияющем на его сознание и деятельность, не находился, на что указывает, по мнению эксперта, отсутствие специфической феноменологии развития подобных эмоциональных реакций, характерных для данных состояний. Поэтому мнение защитника - адвоката Панкратова О.Е. о том, что Т., убивая С.А., находился в состоянии физиологического аффекта, не основано на материалах дела.

Суд, приведя соответствующие доводы в приговоре, обоснованно исключил из обвинения Т. ряд квалифицирующих признаков умышленного убийства.

В частности, само по себе большое количество ударов, нанесенных Т. С.А., а также его действия при удушении С. не свидетельствуют о том, что он действовал с особой жестокостью, как об этом утверждается в жалобе потерпевших С.О. и С.Г.

Последовательные показания Т. о происшедшей ссоре с С.А., в ходе которой он убил последнего, ничем не опровергнуты. Поэтому суд обоснованно признал, что убийство С.А. он совершил не из хулиганских побуждений.

Необоснованно в жалобе потерпевших утверждается о том, что Т. совершил разбой, а не кражу. Т. также в ходе всего производства по делу утверждал, что, хотя он пришел в квартиру с целью хищения, однако, когда С. обвинила его в убийстве мужа, он, с целью сокрытия этого преступления, задушил и ее. Лишь после убийства Т. вновь решил завладеть имуществом С. Поэтому суд правильно квалифицировал его действия в этой части по ст. 158, ч. 2, п. "в" УК РФ и исключил из обвинения Т. квалифицирующие признаки убийства - как сопряженное с разбоем и совершенное из корыстных побуждений.

Стоимость похищенного имущества установлена, и у суда не имелось достаточных оснований считать, что она составляла менее 5 минимальных размеров оплаты труда. С таким размером похищенного был согласен и Т. При этом ни осужденный, ни его защитник не ходатайствовали о проведении судебно-товароведческой экспертизы в суде. Кроме того, похищенный кошелек Т. выбросил, а кольцо было сдано в переделку после того, как из него был вынут камень. При таких обстоятельствах экспертным путем невозможно установить стоимость похищенного имущества.

Однако приговор в отношении Т. подлежит изменению по следующим основаниям.

По эпизоду умышленного лишения жизни С.А. действия Т. квалифицированы судом по ч. 1 ст. 105 УК РФ, а по эпизоду убийства С. - по п. п. "к" и "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ. При этом пункт "н" этой статьи предусматривает ответственность за убийство, совершенное неоднократно.

Таким образом, действия Т. по ч. 1 ст. 105 УК РФ квалифицированы излишне, поэтому она подлежит исключению из его обвинения.

С учетом его явки с повинной и активного способствования раскрытию преступлений, наказание, определенное Т. по ст. ст. 105, ч. 2, п. п. "к", "н" и 158, ч. 2, п. "в" УК РФ нельзя признать явно несправедливым вследствие мягкости.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, ч. 1, п. 4 и 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Московского окружного военного суда от 31 июля 2002 года в отношении Т. изменить: исключить из его обвинения ч. 1 ст. 105 УК РФ как излишне предъявленную.

По совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105, ч. 2, п. п. "к", "н" и 158, ч. 2, п. "в" УК РФ считать Т. осужденным к 14 (четырнадцати) годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, без штрафа.

В остальной части этот же приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Т., защитника - адвоката Панкратова О.Е., потерпевших С.О. и С.Г. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"