||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 ноября 2002 г. N 7-кпо02-25сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кочина В.В.

судей Микрюкова В.В., Анохина В.Д.

рассмотрела в судебном заседании от 20 ноября 2002 года кассационные жалобы осужденных К. и Т. на приговор суда присяжных Ивановского областного суда от 7 июня 2002 года, которым:

Т., <...>, гражданин Российской Федерации, со средним образованием, не военнообязанный, холостой, ранее не судимый;

осужден к лишению свободы по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества;

- по ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 11 лет;

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "н" УК РФ на 14 лет;

- по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года 6 месяцев без штрафа;

- по ст. 316 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 6 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, применяя принцип частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание виде лишения свободы сроком на 23вадцать три/ года без штрафа, с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, исчисляя срок наказания с 7 июня 2002 года.

На основании ст. 72 ч. 3 УК РФ зачтено в срок отбытия наказания время содержания Т. под стражей, начиная с 7 августа 2001 года по 7 июня 2002 года.

К., <...>, гражданин Российской Федерации, со средним образованием, военнообязанный, льгот и наград не имеющий, женатый, имеющий сына 1992 года рождения, работал грузчиком в АОЗТ "Ивко" города Иванова, не судимый

осужден к лишению свободы по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 14 лет с конфискацией имущества;

- по ст. 30 ч. 3 ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ в виде лишения свободы сроком на 13 лет;

- по ст. 222 ч. 1 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 3 года без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, применяя принцип частичного сложения наказаний, окончательно назначено наказание виде лишения свободы сроком на 22вадцать два/ года без штрафа, с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, исчисляя срок наказания с 7 июня 2002 года.

На основании ст. 72 ч. 3 УК РФ зачтено в срок отбытия наказания время содержания К. под стражей, начиная с 16 августа 2001 года, с момента фактического задержания по данному делу, по 7 июня 2002 года.

Постановлено взыскать с Т. в пользу М. сумму 22132 /Двадцать две тысячи сто тридцать два/ рубля в возмещение затрат на погребение мужа и 100000 /Сто тысяч/ рублей компенсацию морального вреда в связи с убийством мужа.

Постановлено взыскать с К. - в пользу П. компенсацию морального вреда в связи с его ранением в сумме 50000 /Пятьдесят тысяч/рублей;

- в пользу Ивановского отделения N 8639 Сберегательного банка РФ сумму 630000естьсот тридцать тысяч/ рублей, составляющую похищенные у инкассатора П. деньги;

- в пользу Ивановского регионального отделения фонда социального страхования РФ сумму 3855ри тысячи восемьсот пятьдесят пять/ рублей 30 копеек, составляющей оплату больничного листа инкассатора П. и необходимых для него лекарственных средств.

Постановлено взыскать с Т. в доход федерального бюджета сумму 2475 /Две тысячи четыреста семьдесят пять/ рублей, составляющую оплату труда адвоката Бросова Н.И., защищавшего его по назначению в суде присяжных, и с К. в доход федерального бюджета сумму 2395 /Две тысячи триста девяносто пять/ рублей, составляющую оплату труда адвокатов Новиковой Е.А. и Титова А.Н., защищавших его по назначению в суде присяжных заседателей.

По приговору суда присяжных К. и Т. признаны виновными в следующем: Т. 5 апреля 2000 года совершил разбойное нападение на киоск частного предпринимателя Д. с применением огнестрельного оружия, покушался на жизнь охранника Ю., причинив огнестрельное ранение в живот, и выстрелами из пистолета убил охранника М.Е., пытавшегося задержать осужденного.

К. 15 июля 2001 года совершил разбойное нападение на инкассатора П., произведя выстрел из пистолета в голову, причинив телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью, соединенный со значительной стойкой утратой общей трудоспособности свыше одной трети и выразившийся в неизгладимом обезображивании лица, вырвал инкассаторскую сумку с деньгами в сумме 630000 рублей, а затем в поднимавшегося П. выстрелил с целью довести до конца умысел на лишение жизни, но промахнулся.

Т. совершил заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений.

К. и Т. незаконно приобрели, хранили, носили, а К., также передал и перевозил огнестрельное оружие и боеприпасы.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения К. и Т., Д.В., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора

Филимонова А.И., полагавшего необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

Осужденный Т. просит приговор суда отменить, дело направить на новое расследование. По мнению осужденного судебное следствие проведено неполно: не найдено оружие преступления.

Осужденный К. просит приговор суда отменить, дело направить на новое расследование.

К. ссылается на то, что в ходе судебного заседания было нарушено право на защиту. Вместо адвоката Саакян И.В. в суде принимали участие адвокаты Новикова Е.А. и Титов А.Н. По мнению осужденного К., адвокаты Саакян И.В., Новикова Е.А. и Титов А.Н. осуществляли его защиту недостаточно квалифицированно.

В ходе судебного следствия были оглашены показания К. в качестве подозреваемого и обвиняемого (т. 2 л.д. 116, т. 2 л.д. 123). Данные доказательства по мнению осужденного добыты с нарушением закона, так как допросы проводились без участия адвоката.

Кроме того, К. ссылается на то, что мера пресечения ему была избрана 15.08.01 г., а обвинение предъявлено 27.08.01 года, то есть за пределами десятидневного срока.

Полагает, что допрос свидетеля Х. проводился с нарушением закона.

Показания свидетеля Ш., данные на предварительном следствии должны быть признаны недопустимым доказательством по той же причине, что и показания С., которые суд исключил из числа допустимых.

В ходе судебного следствия государственным обвинителем в нарушение закона в присутствии присяжных заседателей были оглашены показания К. в части установления мотива совершения преступления (деньги ему нужны были на приобретение наркотиков).

Видеозапись показаний Т. была показана до оглашения показаний.

Полагает, что судебное заседание велось с обвинительным уклоном, поскольку первыми допрашивали государственный обвинитель и председательствующий, К. не была предоставлена возможность выступить с репликой.

Ссылается на тенденциозность состава коллегии присяжных заседателей, в составе которой были заседатели, ранее принимавшие участие в заседаниях.

Полагает, что на решение коллегии присяжных заседателей повлияли публикации в газете.

К. и Т. не согласны с протоколом судебного заседания.

В возражениях государственный обвинитель просит жалобы оставить без удовлетворения, а приговор суда без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии не имеется.

Данных об ошибочном исключении из судебного разбирательства допустимых доказательств либо об исследовании в суде доказательств, полученных с нарушением закона, не установлено.

Доводы жалобы К. о нарушении его право на защиту в ходе судебного заседания являются несостоятельными. Как видно из материалов дела адвокат Саакян И.В. представил ордер только на участие в защите интересов К. лишь в ходе предварительного расследования и ордера на участие в суде адвокат Саакян И.В. не представил. В стадии предварительного слушания от К. ходатайства об участии в суде адвоката Саакян И.В. не поступило.

К., осведомленный о своих правах, был согласен со вступлением в дело адвоката Новиковой и не заявлял ходатайства о ее замене. Лишь к моменту окончания судебного следствия К. заявил ходатайство о замене защитника, в связи с чем был приглашен адвокат Титов, с участием которого осужденный был согласен.

Доводы жалоб осужденных о ненадлежащей им юридической помощи со стороны защитника не согласуются с материалами дела. Как видно из материалов дела в ходе предварительного следствия и в ходе судебного разбирательства адвокаты, защищавшие интересы осужденных, неоднократно заявляли ходатайства и принимали участие при исследовании доказательств.

Речи адвокатов в судебных прениях основаны на позициях своих подзащитных.

Несостоятельным является довод жалобы К. о том, что судебное заседание велось с обвинительным уклоном, поскольку первыми допрашивали государственный обвинитель и председательствующий, и что К. не была предоставлена возможность выступить с репликой, что осужденным не был представлен вопросный лист на обсуждение.

Как видно из протокола судебного заседания допросы подсудимых, потерпевших и свидетелей проводились в соответствии с требованиями ст. 446 УПК РСФСР. К. была предоставлена возможность выступить с репликой (т. 4 л.д. 134, 164). Вопросный лист обсуждался участниками процесса (т. 4 л.д. 154).

Видеозапись показаний Т. была показана после оглашения показаний Т. (т. 4 л.д. 99 - 102).

Что касается довода жалобы по исследованному в суде пистолету, то обозрение данного пистолета в судебном заседании проходило на основании обвинения К. по ст. 222 ч. 1 УК РФ, однако впоследствии государственный обвинитель отказался от обвинения в части данного пистолета и председательствующий судья вынес постановление о прекращении дела в этой части, которое было доведено до сведения присяжных заседателей (т. 4 л. 41, 112)

Что касается доводов жалоб осужденных о том, что не обнаружен пистолет "Вальтер", то органами следствия принимались меры по розыску пистолета, кроме того, в судебном заседании была проверена версия Т. о возможном местонахождении вышеуказанного пистолета.

Протокол допроса в качестве свидетеля Ш. от 13 декабря 2001 года являлся допустимым доказательством и правильно был оглашен в судебном заседании.

Ш. 12 августа 2001 года задерживался по подозрению в совершении разбойного нападения на инкассатора и допрашивался в качестве подозреваемого. Впоследствии у органов следствия отпало подозрение Ш. в совершении преступления и данное лицо находилось в статусе свидетеля.

Нельзя согласиться с доводом жалоб о неполноте судебного следствия, так по ходатайству адвоката Новиковой Е.А. по алиби К. был допрошен свидетель Р. (т. 4 л.д. 103).

Несостоятельным является довод жалобы К. о незаконном составе коллегии присяжных заседателей.

В соответствии со ст. 85 Закона РСФСР от 8 июля 1981 г. "О судоустройстве РСФСР" граждане призываются к исполнению в суде обязанностей присяжных заседателей один раз в год на десять рабочих дней, а если разбирательство дела, начатое с участием присяжного заседателя, не окончилось к моменту истечения указанного срока, то и на все время рассмотрения этого дела.

Как видно из протокола судебного заседания присяжный заседатель К.В. в 1996 году была народным заседателем, присяжный заседатель С.В. четыре года назад была присяжным заседателем.

Таким образом, у председательствующего судьи не имелось оснований предусмотренных уголовно-процессуальным законом для отстранения присяжных заседателей, вошедших в состав коллегии присяжных заседателей.

Состав коллегии присяжных заседателей отобран в соответствии с требованиями процессуального закона.

Доводы в жалобе К. о том, что на вынесение приговора повлияла публикация в местной газете, являются надуманными. Каких-либо данных в материалах дела об этом не содержится, сам К. в своей жалобе никаких конкретных данных не приводит. Кроме того, как видно из протокола судебного заседания председательствующий судья при отборе коллеги присяжных заседателей выяснял у кандидатов в состав коллегии о наличии у них информации по данному делу и таких лиц не было (т. 4 л.д. 63).

В ходе судебного следствия были оглашены показания К. в качестве подозреваемого и обвиняемого (т. 2 л.д. 116, т. 2 л.д. 123). Данные доказательства, по мнению осужденного, добыты с нарушением закона, так как он не был обеспечен защитой и допросы проводились без участия адвоката. С данным мнением согласиться нельзя.

Как видно из материалов дела К. при допросе его в качестве подозреваемого 22 августа 2001 года был обеспечен адвокатом, что подтверждается ордером юридической консультации N 1458 от 22 августа 2001 года (т. 2 л.д. 111, 112) В дальнейшем, будучи допрошенным в качестве подозреваемого 23.08.01 и обвиняемого 27.08.01, К. отказался от услуг защитника, о чем в протоколах и отдельном заявлении имеются соответствующие записи, выполненные К. собственноручно (т. 2 л.д. 115, 116, 123). Обвинение ему предъявлялось по ст. 162 ч. 2 УК РФ, по делам данной категории участие защитника не является обязательным в соответствии со ст. 49 УПК РСФСР. При перепредъявлении обвинения К. был обеспечен адвокатом (ордер юридической консультации N 1895 от 29 августа 2001 года), с которым проводились остальные следственные действия и требования ст. 201 УПК РСФСР. Каких-либо данных, свидетельствующих о применении к К. недозволенных методов ведения следствия, не имеется.

Кроме того, К. в жалобе ссылается на то, что мера пресечения ему была избрана 15.08.01 г., а обвинение предъявлено 27.08.01 года, то есть за пределами десятидневного срока.

Однако постановление об избрании К. меры пресечения было объявлено ему и исполнено 17 августа 2001 года.

Таким образом, при выполнении с К. вышеуказанных следственных действий закон нарушен не был.

Допрос свидетеля Х. проводился в порядке исполнения отдельного поручения (т. 2 л.д. 100), поэтому ссылки К. на то, что данное доказательство получено с нарушением закона, также являются неосновательными.

В ходе судебного следствия государственным обвинителем были оглашены показания К. в части установления мотива совершения преступления (деньги ему нужны были на приобретение наркотиков), при этом заключение наркологической экспертизы о том, что он является наркоманом, до сведения присяжных заседателей не доводилось, а было оглашено лишь на стадии обсуждения последствий вердикта. Кроме того, как видно из протокола судебного заседания ни от К. ни от его защитника не последовало каких-либо замечаний по оглашенной части протокола К. (т. 4 л.д. 123)

Доводы жалобы К. о том, что перед присяжными заседателями следовало допросить лиц по методам ведения следствия, то есть по вопросам о допустимости доказательств, противоречат требованиям закона, поскольку в соответствии со ст. 435 УПК РСФСР разрешение процессуального вопроса не входит в компетенцию коллегии присяжных заседателей.

Нарушений принципа состязательности в судебном заседании не имелось. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства. Из протокола судебного заседания не видно, чтобы со стороны председательствующего судьи проявлялась предвзятость либо заинтересованность по делу.

При постановке вопросов перед присяжными заседателями судом соблюдены требования ст. ст. 449 - 450 УПК РСФСР.

С учетом результатов судебного следствия, прений сторон и поддержанного государственным обвинителем обвинения судьей были сформулированы вопросы. Вопросы перед присяжными поставлены в понятных им формулировках.

Напутственное слово, с которым председательствующий обратился к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст. 451 УПК РСФСР, в нем не выражено в какой-либо форме мнение председательствующего судьи по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей и стороны не заявляли возражений по поводу его необъективности.

Что касается доводов К. и Т. относительно замечаний на протокол судебного заседания, то они были рассмотрены председательствующим судьей в полном соответствии со ст. ст. 265 и 266 УПК РСФСР и по ним вынесено мотивированное постановление.

Ссылки на то, что председательствующий по делу должна была при рассмотрении замечаний отобрать объяснения у участников процесса неосновательны, так как это не предусмотрено законом.

Обвинительный вердикт в отношении К. и Т. постановлен с соблюдением требований ст. 454 УПК РСФСР и, в соответствии со ст. 459 УПК РСФСР обязателен для председательствующего судьи, причем оснований для роспуска коллегии присяжных заседателей, указанных в ч. 3 ст. 459 УПК РСФСР, не имеется.

Обвинительный приговор в отношении осужденных постановлен в соответствии с вердиктом присяжных заседателей и требованиями ст. 462 УПК РСФСР.

Юридическая оценка действиям К. и Т. дана правильная.

Наказания назначены в соответствии с требованиями ст. ст. 60 - 65 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности каждого осужденного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей, являются справедливыми и смягчению не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 379, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Ивановского областного суда от 7 июня 2002 года в отношении Т., К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"