||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

НАДЗОРНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 ноября 2002 г. N 5-Д02-267

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.,

судей Колышницына А.С., Родионовой М.А.

рассмотрела в судебном заседании 20 ноября 2002 года протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации по делу Ш.

По приговору Никулинского межмуниципального суда г. Москвы от 15 октября 2001 года

Ш., 9 июля 1976 года рождения, судимый 25 апреля 2001 года по ст. 158 ч. 1 УК РФ на 1 год условно с испытательным сроком 6 месяцев, -

осужден по ст. 228 ч. 4 УК РФ на 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно к отбыванию ему назначено лишение свободы сроком на 7 лет и 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Ему же назначены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного наблюдения и лечения амбулаторно у психиатра от опийной наркомании.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 27 ноября 2001 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Московского городского суда от 14 марта 2002 года из приговора исключено осуждение Ш. по квалифицирующему признаку - совершение преступления неоднократно. В остальном состоявшиеся судебные решения оставлены без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации внес протест в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, в котором поставил вопрос об отмене состоявшихся по делу решений и направлении дела на новое судебное разбирательство в связи с неисследованностью обстоятельств дела, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела.

Заслушав доклад судьи Родионовой М.А., заключение прокурора Пахотнова К.И., поддержавшего протест, Судебная коллегия

 

установила:

 

согласно приговору Ш. совершил преступление при следующих обстоятельствах: он в неустановленное время, в неустановленном месте, при неустановленных обстоятельствах, незаконно в целях сбыта приобрел наркотическое средство в особо крупном размере - героин весом 0,03 г, который незаконно хранил при себе.

2 июля 2001 года, примерно в 20 ч. 30 мин., возле станции метро "Университет" г. Москвы Ш. незаконно сбыл Ч. героин весом 0,01 г - особо крупный размер и после задержания незаконно хранившийся при нем оставшийся героин в двух свертках общим весом 0,02 г был изъят в ОВД "Раменки".

Проверив материалы дела и обсудив изложенные в протесте доводы, Судебная коллегия находит его обоснованным, подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Суд в обоснование вины Ш. сослался:

- на показания Ч. о том, что поскольку она решила прекратить употреблять наркотические средства, то захотела оказать помощь сотрудникам милиции в изобличении "сбытчика наркотиков" - Ш., и с этой целью 2 июля 2001 года обратилась в ОВД "Раменки". Там ей выдали 300 рублей для проверочной закупки героина у Ш. По служебному телефону она договорилась с последним о встрече и под контролем работников милиции в тот же день у станции метро "Университет", примерно в 20 ч. 30 мин., купила у него сверток с героином. Ш. не оговаривает, покупала у него героин и ранее;

- на показания М., свидетельствовавшего о том, что 2 июля 2001 года, примерно в 17 часов, в ОВД обратилась Ч. с заявлением о желании изобличить Ш., занимающегося сбытом наркотических средств. С учетом этого она была привлечена к проведению оперативно-розыскного мероприятия - проверочной закупки. Из кабинета Ч. по телефону договорилась с Ш. о встрече и, когда у станции метро "Университет" в 20 ч. 30 мин., купила за выданные ей 300 рублей у него сверток с героином, подала условный сигнал. Сразу же Ш. задержали и доставили в ОВД, где у него при досмотре изъяли 300 рублей и два свертка с героином;

- на показания Е. и С. о том, что 2 июля 2001 года они присутствовали в качестве понятых при досмотре Ш., а затем и при добровольной выдаче Ч. свертка с героином. Ш. сначала пояснил, что изъятые 300 рублей и два свертка с порошком принадлежат ему, но потом от своих слов отказался;

- на заключения экспертов экспертно-криминалистического отдела ГУВД г. Москвы, установивших, что изъятые порошки у Ш. и Ч. являются наркотическим средством - героином.

Суд сослался и на другие материалы дела, в частности: на показания свидетелей Р.М., Р.Д., К.С., П.; на протокол очной ставки Ч. с Ш.; на протокол изъятия у Ш. двух свертков с порошком и 300 рублей; на протокол добровольной выдачи Ч. свертка с порошком; на протокол медицинского освидетельствования Ш.; на протоколы осмотра одежды и передачи денег в размере 300 рублей Ч.

Вместе с тем показания свидетелей Ч., М., Р.М. и некоторых других, уличающих осужденного, нуждаются в дополнительной проверке и оценке с точки зрения их достоверности и, кроме того, отдельные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, были исследованы недостаточно полно и всесторонне.

В судебном заседании Ш. вину не признал и показал, что он употребляет наркотические средства, но сбытом их не занимался. С Ч., как со знакомой, встретился по ее просьбе не у станции метро, а рядом со своим домом в Солнцевском районе. Задержан был, когда сел в машину, на которой она приехала. Героин Ч. не давал и деньги от нее не получал. Она его оговорила, так как сама была задержана "за наркотики" и, чтобы выпутаться, "сдала" его. В ОВД "Раменки" сотрудники милиции от него требовали 4000 долларов США. Он решил обратиться за деньгами к матери. Его из ОВД привезли к магазину и принесли телефонную трубку. Он позвонил домой, мать обещала помочь. Через два часа его снова привезли к магазину и он по тому же телефону переговорил с матерью, которая сказала, что столько денег собрать не смогла. После этого вернулись в ОВД и с участием понятых был составлен протокол изъятия у него "наркотиков и денег", которые перед этим ему "подбросил сотрудник милиции с бородой и усами".

По мнению суда, доводы Ш. об оговоре его Ч. под воздействием сотрудников милиции и о том, что встреча с нею была не у станции метро, а рядом с его домом, опровергаются показаниями самой Ч., данными в судебном заседании и изложенными выше, а также показаниями свидетелей М. и Р.М.

Однако в деле имеется заявление Ч. от 23 июля 2001 года прокурору г. Москвы о том, что 2 июля 2001 года она была задержана оперуполномоченным М., который в ОВД "Раменки", куда ее доставили, в течение нескольких часов требовал назвать "сбытчика наркотиков", грозил "посадить". Опасаясь угроз, имея двух несовершеннолетних детей, она указала на знакомого Ш., с которым по заданию сотрудников милиции в тот же день встретилась рядом с его домом.

Это заявление органы прокуратуры направили в ОВД "Раменки" и Ч. написала новое заявление об оговоре ею сотрудников милиции, что подтвердила в судебном заседании (л.д. 126, 127, 146, 257).

При наличии двух противоположных по смыслу заявлений в целях проверки объективности сообщенных Ч. сведений суд не исследовал, производилось ли в действительности ее задержание сотрудниками милиции, оценку заявлениям не дал.

Без оценки остались имеющиеся в деле данные, противоречащие показаниям М., Р.М., Ч. о подготовке проверочной закупки 2 июля 2001 года, примерно в 17 часов (сразу после обращения свидетельницы в ОВД с заявлением о желании изобличить Ш. в сбыте наркотических средств).

Из приобщенной к делу справки МГТС с распечаткой телефонных звонков видно что Ч. 2 июля 2001 года звонила на квартиру Ш. не только по служебному телефону ОВД после 17 часов, но и раньше. Зарегистрировано шесть ее звонков с домашнего телефона в квартиру Ш. в период с 12 ч. 59 мин. до 14 ч. 39 мин. (л.д. 215). С какой целью она днем звонила ему, как эти звонки соотносятся с объективностью показаний М., Р.М., Ч. о времени начала организации проверочной закупки, судом не выяснено. Также не выяснялись причины, по которым Ш. не был досмотрен по месту его фактического задержания, а оформление "добровольной выдачи" Ч. приобретенного свертка с героином произведено спустя значительное время по завершению оперативно-розыскного мероприятия (л.д. 9, 11).

Суд не принял должных мер по проверке объективности показаний Ш. относительно вывоза его из ОВД к магазину для переговоров с матерью.

В соответствии с распечаткой телефонных звонков на домашний номер телефона Ш. 2 июля 2001 года звонили с телефона N 9310053 в 21 ч. 32 мин. и 23 ч. 25 мин. Длительность разговора составила соответственно 3,14 и 1,43 минуты (л.д. 215).

Свидетель Ш.Е. подтвердила показания сына о том, что в обозначенное время он звонил домой и говорил, что ему нужны 4000 долларов США. Она смогла собрать только 1000 долларов США и об этом сообщила, когда он позвонил вторично, но такая сумма денег для его освобождения оказалась мала (л.д. 202 об.).

Кому принадлежит номер телефона 931-00-53, кто мог и в связи с чем звонить с него и разговаривать с матерью осужденного, не установлено. Выяснением этих обстоятельств и занималась и Никулинская межрайонная прокуратура г. Москвы, в которую суд направлял для проверки копию протокола судебного заседания с показаниями подсудимого о вымогательстве денег оперуполномоченными УР ОВД "Раменки" М., Р.М. и Р.Д.

Решение об отказе в возбуждении уголовного дела прокуратура приняла, сославшись лишь на объяснения сотрудников милиции, отрицавших доводы осужденного (л.д. 227, 229).

С учетом того, что протокол изъятия у Ш. наркотических средств составлен в ОВД "Раменки" в 21 ч. 30 мин., а звонок с телефона неустановленного владельца в квартиру Ш. состоялся в 21 ч. 32 мин., то выяснение фактических обстоятельств, связанных с показаниями осужденного об изъятии подброшенных свертков с героином после его переговоров с матерью, имеет существенное значение для оценки достоверности как указанного выше протокола следственного действия (л.д. 9 - 10), так и показаний свидетелей Р.М., С., Е. об обстоятельствах его составления.

Таким образом, отмеченные выше упущения свидетельствуют о несоответствии выводов суда о доказанности вины Ш. фактическим обстоятельствам дела, а судебная коллегия и президиум Московского городского суда должным образом на эти нарушения не отреагировали, в связи с чем состоявшиеся судебные решения подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение, в ходе которого надлежит всесторонне, полно и объективно проверить доводы Ш., после чего сделать вывод о его виновности или невиновности во вмененном ему преступлении.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 371 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Никулинского межмуниципального суда г. Москвы от 15 октября 2001 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 27 ноября 2001 года и постановление президиума Московского городского суда от 4 марта 2002 года в отношении Ш. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд.

 

Председательствующий

З.Ф.ГАЛИУЛЛИН

 

Судьи

А.С.КОЛЫШНИЦЫН

М.А.РОДИОНОВА

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"