||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 ноября 2002 г. N 53-О02-58

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

в составе председательствующего Кудрявцевой Е.П.

судей Верховного Суда РФ Ермолаевой Т.А. и Саввича Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании от 20 ноября 2002 года кассационные жалобы осужденного Г.В., защитника Г.Л., адвоката Ситко В.Г. на приговор Красноярского краевого суда от 29 января 2002 года, которым

Г.В., <...>, студент 3-го курса Томского государственного архитектурно-строительного университета, женатый, имеющий малолетнего ребенка, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "и", "к", "н" УК РФ на 19 лет; по ст. 213 ч. 1 УК РФ - на 1 год; по ст. 213 ч. 3 УК РФ - на 5 лет. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 20 лет в исправительной колонии строгого режима.

По делу, кроме того, осужден Ф. по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ к лишению свободы на 2 года условно с испытательным сроком в соответствии со ст. 73 УК РФ 2 года, приговор в отношении которого не обжалуется.

Заслушав доклад судьи Кудрявцевой Е.П., объяснения защитника Г.Л., адвоката Ситко В.Г., поддержавших кассационные жалобы, возражения прокурора Костюченко В.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Г.В. осужден за хулиганство, совершенное группой лиц, связанное с сопротивлением лицу, пресекающему нарушение общественного порядка, с применением предмета, используемого в качестве оружия в отношении потерпевших М.Л и П.; за хулиганство, сопровождавшееся применением насилия в отношении М.Т за умышленное убийство из хулиганских побуждений потерпевшего П., за умышленное убийство двух лиц - М.Л. и К.Е., - с целью скрыть совершенное преступление, совершенное неоднократно.

Преступления, как указано в приговоре, совершены им в поселке Памяти 13 борцов Емельяновского района Красноярского края.

В судебном заседании осужденный Г.В. виновным себя признал частично в хулиганстве, вину в убийстве потерпевших отрицал.

В кассационных жалобах:

осужденный Г.В. отрицает свою причастность к убийству потерпевших. По его мнению, свидетель М.Т а также Ф. и Б. его оговаривают. Он также обращает внимание на нарушение уголовно-процессуального закона при составлении протокола осмотра места происшествия (не подписан специалистами) и при ознакомлении его с материалами дела - знакомился в отсутствие адвоката. Полагая, что доказательств его вины в убийстве потерпевших не имеется, он просит об отмене приговора по ст. 105 ч. 2 УК РФ с направлением дела на новое расследование; в дополнительной кассационной жалобе он оспаривает хулиганские мотивы содеянного и утверждает, что "драка была обоюдной";

защитник Г.Л., со ссылкой на доводы, аналогичные доводам, изложенным в кассационной жалобе осужденного, считает недоказанной вину осужденного Г.В. в убийстве потерпевших. Защитник считает, что у Г.В. не было никаких мотивов и причин убивать потерпевших. Защитник также обращает внимание на неполноту и необъективность предварительного и судебного следствия. С учетом изложенного она просит об отмене приговора в отношении Г.В. по ст. 105 ч. 2 УК РФ с прекращением производства по делу; в жалобе также оспаривается обоснованность решения суда относительно судьбы вещественных доказательств, а именно об уничтожении одежды осужденного;

адвокат Ситко В.Г., ссылаясь на те же доводы, считает, что приговор в отношении Г.В. постановлен на недостаточных доказательствах. По мнению адвоката, опознание Г.В. свидетелем М.Т. осуществлено с нарушением уголовно-процессуального закона. В жалобе адвоката также поставлен вопрос об отмене приговора в отношении Г.В. по ст. 105 ч. 2 УК РФ с прекращением производства по делу по ст. 5 п. 2 УПК РСФСР.

Потерпевшие М.А. и К.Л. с доводами, изложенными в кассационных жалобах, не согласны и просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит вину осужденного в содеянном установленной показаниями Ф., Б., Н., показания которого проверены судом в порядке ст. 286 УПК РСФСР, уличавших осужденного Г.В. в совершении инкриминированных ему преступления в части содеянного в отношении потерпевших П., М.Л. около дома последней.

По показаниям Ф. и Б., кроме того, после их ухода с места происшествия туда возвращался Г.В., который возвратился оттуда с окровавленным топором и окровавленными руками и сообщил, что убил 3-х человек. Из показаний Н., также усматривается, что вскоре после того, как он укрылся от избиения за домом N 55 по ул. Советской увидел выбежавшую из барака девочку, звавшую на помощь милицию. Он пошел с девочкой к больнице, чтобы вызвать милицию. Возвратившись к бараку N 30, увидел Г.В., который потребовал, чтобы все уходили.

Из показания свидетеля М.Т., допрошенной с соблюдением уголовно-процессуального закона, в том числе с участием педагога, следует, что она, ее мать и подруга последней - К.Е. проснулись от шума в переулке. Ее мать вышла на улицу и а через некоторое время ее избитую и в крови завел в дом П. Вскоре к ним в квартиру пришел Г.В., испугавшись его, она схватила в руки топор, но на его требование отбросила топор. Тогда Г.В. ударил ее по лицу ногой отчего она упала. Затем выбежала из дома и рассказала о случившемся Н., с которым они побежали звонить в милицию. Когда она уходила из дома, ее мать лежала на кровати, на другой кровати сидела К.Е., П. стоял на веранде. Возвратившись к дому, увидела как Г.В. вышел из барака и ушел.

Согласно протоколу опознания М.Т. в присутствии адвоката и своей тети и понятых опознала Г.В., как человека, совершившего указанные ею действия (т. 1, л.д. 180).

Свидетель С. показала, что, услышав шум в смежной квартире, которую занимала М.Л., пришла туда и на веранде увидела в крови мужчину на полу. Вызвав милицию, прошла в квартиру, где увидела трупы М.Л. и К.Е.

Показания М.Т. о содеянном в отношении нее подтвердила свидетель Б.Е., которой об этом стало известно со слов М.Т. у дома последней сразу после случившегося. При этом Б.Е. показала, что встретивший у дома М.Л. осужденный Г.В. сказал им, что все в квартире живы, а им надо быстрее уходить, так как скоро приедет милиция.

Свидетели Е., Б. показали суду, что со слов Г.В., Б. и Ф. они узнали об избиении ими потерпевшего П., а Г.В. еще и какой-то женщины. После этого Г.В., заявив, что пойдет и добьет его, ушел от них. Возвратившись с топором в руках, сообщил им, что зарубил П. и двух женщин. Сомневаясь, что убил их, с намерением добить их вновь ушел. Возвратился к ним спустя 30 минут уже без топора, сообщил им, что убил этих людей.

Свидетели К.В. также подтвердила, что была в компании указанных выше лиц, куда пришли Г.В., Б. и Ф. и сообщили об избиении П., после чего Г.В. ушел от них в сторону бараков.

Изложенное объективно подтверждается протоколом осмотра места происшествия, согласно которому в квартире М.Л. обнаружены трупы потерпевших с признаками насильственной смерти.

Из заключений судебно-медицинских экспертиз следует, что смерть потерпевших П., М.Л. и К.Е. наступила от черепно-мозговых травм с переломами костей черепа с развитием травматических внутримозговых кровоизлияний. У потерпевшей М.Л., кроме того, на лице имелись множественные кровоподтеки. Причинение ран в области головы потерпевших П. и М.Л. воздействием топора не исключается; установить конкретное орудие причинения повреждений у потерпевшей К.Е. не представилось возможным, поскольку на стенках раны не отобразились индивидуальные признаки.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы на лице потерпевшей М.Т. имелись ссадина и кровоподтек, причиненные тупым твердым предметом, которые не сопровождались кратковременным расстройством здоровья; давность их причинения соответствует указанному потерпевшей времени.

В соответствии с заключением судебно-биологической экспертизы в смыве с пятна на дороге обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшей М.Л. не исключается; на газете, изъятой с места происшествия, обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от потерпевшего П.; в части пятен на куртке и обуви осужденного, на топоре, обнаруженном в указанном Г.В. месте, обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от потерпевших П., К.Е.

Оценив всю совокупность доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденного в содеянном и дал правильную юридическую оценку его действий. Обстоятельства совершения преступления, в частности, посягательство на потерпевших при их правомерном поведении, при отсутствии какого-либо повода с их стороны судом обоснованно расценено как хулиганские мотивы содеянного.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, в том числе и указанных в кассационных жалобах, по делу не имеется: опознание Г.В. проведено с соблюдением требований ст. ст. 165, 166 УПК РСФСР; протокол осмотра места происшествия, как и протокол следственного эксперимента с участием осужденного подписаны всеми участниками этого следственного действия (т. 1, л.д. 28 - 35).

Не основаны на материалах дела и доводы осужденного о нарушении его права на защиту, заключающееся в том, что с материалами дела он знакомился без защитника. Из дела усматривается, что Г.В. знакомился с материалами дела по его ходатайству с участием защитника; по результатам ознакомления с материалами дела он поддержал ходатайство своего защитника (т. 1, л.д. 341 - 343).

Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно. Исследованным судом доказательствам, добытым с соблюдением уголовно-процессуального закона, судом дана оценка в приговоре в соответствии с требованиями ст. 314 УПК РСФСР.

Проверено по делу и психическое состояние осужденного. Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы Г.В. по своему психическому состоянию мог руководить своими действиями и отдавать в них отчет.

С учетом изложенного и обстоятельств совершения преступления суд обоснованно признал Г.В. вменяемым в отношении инкриминированных ему деяний.

Наказание осужденному назначено с учетом степени общественной опасности содеянного, молодого возраста осужденного. Учел суд также в качестве смягчающего наказание Г.В. наличие у него малолетнего ребенка. Оснований для смягчения назначенного ему наказания по делу не имеется.

Вместе с тем, судебная коллегия считает необходимым отменить приговор в части разрешения судьбы части вещественных доказательств, а именно - одежды и обуви осужденного.

В соответствии с приговором куртка и туфли Г.В. подлежат уничтожению. Принимая такое решение, суд не привел соответствующих мотивов.

В соответствии со ст. 86 УПК РСФСР уничтожению подлежат вещи, признанные вещественными доказательствами, лишь в том случае, если они не представляют никакой ценности; остальные вещи выдаются законным владельцам. С учетом каких данных суд принял решение об уничтожении одежды осужденного, из приговора не ясно.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает необходимым приговор в этой части отменить с направлением дела на рассмотрение в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Оснований для отмены приговора по иным основаниям, указанным в кассационных жалобах, как и для его изменения, по делу не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 29 января 2002 года в отношении Г.В. в части разрешения судьбы вещественных доказательств - одежды Г.В., - отменить с направлением дела в этой части на новое рассмотрение в порядке ст. 313 УПК РФ.

В остальном тот же приговор в отношении него оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"