||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 ноября 2002 г. N 32-кпо02-48

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кочина В.В.,

судей Верховного Суда Зырянова А.И., Анохина В.Д.,

рассмотрела в судебном заседании от 20 ноября 2002 года кассационные жалобы осужденных М.А., П.В.Л. и К.Д. на приговор Саратовского областного суда от 8 апреля 2002 года, которым

М.А., <...>, ранее судимый:

1) 28 апреля 2001 года по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 1 УК РФ, с применением ст. 73 УК РФ, к одному году лишения свободы условно, с испытательным сроком на 6 месяцев;

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "н" к пожизненному лишению свободы; 33 ч. 5, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "н" на 12 лет; 162 ч. 3 п. "в" на 10 лет с конфискацией имущества; 162 ч. 2 п. п. "а", "б" на 8 лет с конфискацией имущества; 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" на 4 года; 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" на 3 года; 213 ч. 3 УК РФ на 4 года. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначено пожизненное лишение свободы и на основании ст. 70, 74 ч. 5 УК РФ по совокупности приговоров, окончательное наказание ему определено в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

П.В.Л., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "н" к пожизненному лишению свободы; 33 ч. 4, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "н" на 13 лет; 162 ч. 3 п. "в" на 10 лет с конфискацией имущества; 162 ч. 2 п. п. "а", "б" на 9 лет с конфискацией имущества; 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на 3 года. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

К.Д., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "н" к пожизненному лишению свободы; 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "н" на 14 лет; 162 ч. 3 п. "в" на 10 лет с конфискацией имущества; 162 ч. 2 п. п. "а", "б" на 9 лет с конфискацией имущества; 158 ч. 2 п. "а" УК РФ на 3 года. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

П.В.А., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б" на 8 лет с конфискацией имущества; 33 ч. 5, 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 7 лет с конфискацией имущества; 158 ч. 2 п. п. "а", "в" на 2 года; 116 УК РФ на три месяца исправительных работ с удержанием из заработка 10% в доход государства. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 8 (восемь) лет 1 (один) месяц в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

В., <...>, ранее не судимый,

1) 18 июня 2001 года по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. "а" УК РФ, с применением ст. 73 УК РФ, к 2 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком на 1 год;

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" на 8 лет с конфискацией имущества; 158 ч. 2 п. п. "а", "б" на 4 года; 116 УК РФ на четыре месяца исправительных работ с удержанием из заработка 10% в доход государства. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначено 8 лет один месяц лишения свободы и, на основании ст. ст. 70, 74 ч. 5 УК РФ по совокупности приговоров, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 8 (восемь) лет 2 (два) месяца в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

И., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" на 7 лет; 158 ч. 2 п. "а" на 2 года; 116 УК РФ на три месяца исправительных работ с удержанием из заработка 10% в доход государства. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 7 (семь) лет 1 (один) месяц в воспитательной колонии.

Приговор в отношении П.В.А., В. и И. не обжалован и не опротестован.

По делу осуждены также Д., И.А., и П., приговор в отношении которых, также не обжалован и не опротестован.

По делу разрешены гражданские иски в пределах, установленных в приговоре и решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Зырянова А.И., объяснения осужденных М.А., П.В.Л. и К.Д. по доводам кассационных жалоб, а также мнение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей приговор суда изменить, судебная коллегия

 

установила:

 

М.А., П.В.Л. и К.Д., при обстоятельствах изложенных в приговоре признаны виновными в том, что группой лиц по предварительному сговору, 7 августа 2001 года, незаконно проникли в дом <...>, где с целью завладения денежных средств и имущества, совершили разбойное нападение на О.В., О.С. и Р. и их последующее убийство, сопряженное с разбоем. После чего, опасаясь быть обнаруженными и задержанными с места преступления скрылись.

А затем, вновь вернувшись к этому дому, совершили разбойное нападение на К.Е. и Ф.А. и завладели имуществом и деньгами потерпевших, соответственно К.Е. на общую сумму 4 670 рублей и Ф.А. на общую сумму 1 450 рублей.

При этом П.В.Л. предложил совершить убийство потерпевших и склонял других лиц к этому. К.Д. совершил покушение на убийство потерпевших К.Е. и Ф.А., а М.А. оказывал пособничество в этом преступлении.

Впоследствии М.А., П.В.Л. и К.Д., опасаясь быть обнаруженными и задержанными, скрылись с места преступления, поскольку проживающая рядом Ф.В.И. закричала, что вызовет милицию.

М.А., и К.Д. признаны виновными и в убийстве Я. на почве личных неприязненных отношений, совершенном также 7 августа 2001 года.

М.А. и П.В.Л. признаны виновными и в краже магнитолы из дома потерпевших О-ных на сумму 970 рублей, совершенной 2 августа 2001 года, а К.Д. признан виновным в краже имущества из автомашины М.С. на общую сумму 550 рублей, совершенной 5 августа 2001 года.

Кроме того, М.А. признан виновным и в открытом хищении имущества М.Д. и Л., а также в хулиганстве, сопряженном с применением предметов, используемых в качестве оружия, совершенных соответственно 6 и 7 августа 2001 года.

В судебном заседании осужденный М.А. вину по эпизодам преступлений в отношении потерпевших О-ных, Р., Х. и Я. признал полностью, а по эпизодам в отношении потерпевших М.Д., Л., К.Е. и Ф.А. признал частично. Осужденные П.В.Л. и К.Д. вину по эпизодам преступлений в отношении потерпевших О-ных, Р., Я. разбойного нападения на К.Е. и Ф.А. признали частично, а по эпизоду покушения на убийство К.Е. и Ф.А. виновными себя не признали. При этом К.Д. полностью признал свою вину по эпизоду в отношении потерпевшего М.С.

В кассационных жалобах:

осужденный М.А., указывает на неправильное применение закона к его действиям и утверждает, что никакого сговора на разбойное нападение и убийство О.В., О.С. и Р. у них не было. Они намеревались лишь совершить кражу денег около 50 000 рублей и другого имущества и в случае необходимости подавить сопротивление потерпевших путем связывания и морального воздействия на них. М.А. не отрицает, что нанес четыре удара ногой по телу Р. и три удара в грудь О.С., а затем, услышав крик с места преступления убежал, ничего не взяв из дома потерпевших, поэтому считает, что его действия по данному эпизоду следует квалифицировать по ст. 111 УК РФ, а не по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ, к тому же от полученных побоев потерпевшие скончались в больнице через большой промежуток времени: О.В. - 7 августа, О.С. - 11 августа и Р. - 12 августа 2001 года.

Далее М.А. не оспаривая правильности квалификации его действий по разбойному нападению на К.Е. и Ф.А., в то же время указывает, что суд неправильно излишне признал его виновным и в покушении на убийство этих потерпевших, поскольку у него не было никакой договоренности об их убийстве.

Кроме того, осужденный М.А. приводит доводы о том, что суд неправильно квалифицировал его действия по эпизоду связанному с убийством Я., так как последний стал угрожать и набросился на него с ножом, поэтому он вынужден был защищаться и его действия могут быть квалифицированы лишь как превышение пределов необходимой обороны.

К тому же М.А. не согласен с тем, что его чрезмерно строго осудили по ст. 213 ч. 3 УК РФ. Исходя из этого, осужденный М.А., просит разобраться в правильности его осуждения и снизить ему наказание за содеянное, либо отменить приговор.

Осужденный П.В.Л. ссылается на существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона, выразившиеся, по его мнению, в односторонности и неполноте предварительного и судебного следствия суда и, что выводы суда не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Далее применительно к доводам осужденного М.А., указывает, что его действия по эпизоду разбойного нападения и убийства потерпевших О-ных и Р. необходимо было квалифицировать по ст. 111 УК РФ или другим статьям, так как никакого умысла на разбойное нападение и убийство потерпевших не было и по делу не собрано достаточных доказательств его виновности в инкриминируемых деяниях.

Далее П.В.Л. указывает о своей непричастности к убийству Я. и утверждает, что убийство потерпевшего совершил один М.А., поэтому его действия могут быть квалифицированы по ст. ст. 213 или 116 УК РФ.

Кроме того, осужденный П.В.Л., не оспаривая правильности квалификации его действий по разбойному нападению на К.Е. и Ф.А., указывает о своей непричастности к покушению на убийство этих потерпевших и просит приговор в отношении его отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Осужденный К.Д., также указывает на неправильное применение закона к его действиям и утверждает, что никакого сговора на разбойное нападение и убийство О-ных и Р. не было, что они хотели совершить кражу. К тому же у него не было умысла и на убийство О.С., и он не мог даже предположить, что потерпевший может скончаться от его ударов нанесенных монтировкой потерпевшему по различным частям тела. Другим потерпевшим он ударов не наносил, поэтому считает, что его действия следует квалифицировать по ст. 111 ч. 4 УК РФ.

Далее К.Д., подтверждая свое участие в разбойном нападении на К.Е. и Ф.А., указывает, что действительно кто-то впоследствии предложил убить потерпевших К.Е. и Ф.А., но он лично отказался от этого предложения, а обломки кирпичей кидал в К.Е. из хулиганских побуждений, поэтому считает, что его необоснованно осудили по данному эпизоду и по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "н" УК РФ.

Кроме того, осужденный К.Д. указывает, что его неправильно осудили по эпизоду убийства Я., и приводит доводы о неправомерном поведении самого потерпевшего Я., который явился инициатором происшедшего, в частности, первым стал угрожать ножом и, он, К.Д., действительно нанес Я. один удар ножом в шею и впоследствии около десяти раз кидал в область головы потерпевшего кусок кирпичной кладки. Исходя из этого, К.Д. считает, что он действовал в пределах самообороны.

Осужденный К.Д. также считает, что суд назначил ему чрезмерно строгое наказание по эпизоду разбойного нападения на К.Е. и Ф.А., так как он практически не наносил ударов руками и ногами потерпевшим и никаких личных вещей у них не брал. На основании изложенного, К.Д. настаивает на отмене приговора в отношении его и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

В дополнительной жалобе осужденный К.Д. указывает на причастность И.А. к убийству потерпевшего Я.

Проверив материалы дела и, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений предусмотренных соответственно: М.А., ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "н"; 33 ч. 5, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "н"; 162 ч. 3 п. "в"; 162 ч. 2 п. п. "а", "б"; 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г"; 213 ч. 3 УК РФ, П.В.Л. ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "н"; 33 ч. 4, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "н"; 162 ч. 3 п. "в"; 162 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ, Коржакова Д.В. ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "н"; 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "н"; 162 ч. 3 п. "в"; 162 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах и, в частности подтверждаются:

- по эпизоду убийства О-ных и Р. сопряженного с разбойным нападением

данными протоколов осмотра места происшествия о следах преступления;

заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупе потерпевшего О.В. и причине наступления его смерти в результате открытой черепно-мозговой травмы сопровождавшейся повреждением костей черепа и грубым нарушением мозгового кровообращения. При этом на трупе были обнаружены множественные телесные повреждения, в том числе и тяжкие, в области головы и шеи. Все обнаруженные телесные повреждения прижизненны, возникли от не менее 4-х ударов тупыми твердыми предметами обладающими ограниченной травмирующей поверхностью;

заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупе потерпевшего Р. и причине наступления его смерти в результате открытой черепно-мозговой травмы сопровождавшейся повреждением костей черепа, вещества головного мозга и грубым нарушением мозгового кровообращения. На трупе были обнаружены множественные телесные повреждения, в том числе и тяжкие, в области головы, шеи и конечностей. Все обнаруженные телесные повреждения прижизненны, возникли от не менее 9-ти ударов тупыми твердыми предметами обладающими ограниченной травмирующей поверхностью и от не менее 1-го удара орудием обладающим колюще-режущими свойствами. Колото-резаная рана в области шеи могла быть причинена ножом, приобщенным к делу в качестве вещественного доказательства;

заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупе потерпевшего О.С. и причине наступления его смерти в результате открытой черепно-мозговой травмы сопровождавшейся повреждением костей черепа, вещества головного мозга и грубым нарушением мозгового кровообращения. При этом на трупе были обнаружены множественные телесные повреждения, в том числе и тяжкие, в области головы, туловища и конечностей. Все обнаруженные телесные повреждения прижизненны, возникли от не менее 13-ти ударов тупыми твердыми предметами, обладающими ограниченной травмирующей поверхностью и от не менее 2-х ударов орудием обладающим колюще-режущими свойствами. Колото-резаные раны в области груди и резаная рана в области левой кисти могли быть причинены ножом, приобщенным к делу в качестве вещественного доказательства;

заключением судебно-биологической экспертизы, что на клинке, рукоятке ножа и чехле обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшего О.С. не исключается;

показаниями свидетелей О.Е., Б., Х., Т., потерпевшего Р., осужденных И., и И.А. полностью изобличающих М.А., П.В.Л. и К.Д. в разбойном нападении и убийстве потерпевших О.В., О.С. и Р., применительно к обстоятельствам, изложенным в приговоре, а также показаниями самих осужденных М.А., П.В.Л. и К.Д., данными в ходе предварительного следствия, в той части, в которой суд признал их достоверными и обоснованно положил в основу приговора, где каждый из них в отдельности полностью изобличает друг друга в разбойном нападении и убийстве потерпевших.

Судом обоснованно установлено, что осужденные М.А., П.В.Л. и К.Д. действовали как соисполнители по лишению жизни потерпевших, поскольку они заранее договорились о хищении денег и иного ценного имущества, разработали при этом план действий каждого из них и взяли с собой в качестве орудий преступления монтировку, нож и нунчаки, которые предполагали использовать в случае оказания им сопротивления со стороны потерпевших. Войдя же в дом, М.А., П.В.Л. и К.Д., действуя совместно и согласованно, стали имевшимися у них монтировкой и ножом, а также ногами, наносить потерпевшим, удары по различным частям тела, в том числе и в жизненно важные органы человеческого организма, в область головы, шеи и туловища, от чего в последующем потерпевшие скончались. В этот момент, с нижнего этажа раздались крики, в результате чего, боясь быть обнаруженными и задержанными, осужденные скрылись с места преступления, не доведя свой умысел на хищение денег и иного ценного имущества до конца.

Таким образом, судом обоснованно признано, что осужденные действовали группой лиц с прямым умыслом на лишение жизни потерпевших О.В., О.С. и Р. и от их согласованных действий, потерпевшим были причинены телесные повреждения повлекшие их последующую смерть.

- по эпизоду разбойного нападения на потерпевших К.Е. и Ф.А. и покушения на их убийство

данными протоколов осмотра места происшествия о следах преступления; протоколами обнаружения и изъятия похищенного имущества;

заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных у потерпевшего К.Е. в виде закрытой травмы черепа с сотрясением головного мозга, двух ушибленных ран теменной и затылочной области, гематомы на лбу, множественных ссадин и кровоподтеков на лице, субконъюнктивального кровоизлияния правого глаза, характерных при нанесении тупыми твердыми предметами;

заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных у потерпевшего Ф.А. в виде закрытой травмы черепа с сотрясением головного мозга, частичного пареза правого глазодвигательного нерва, характерных при нанесении тупыми твердыми предметами;

показаниями потерпевших К.Е., Ф.А., свидетелей Т., Ф.В.В., Ф.М.В., Ф.В.И., осужденных Д., И., В., И.А., полностью изобличающих М.А., П.В.Л. и К.Д. в инкриминируемых деяниях по отношению потерпевших К.Е. и Ф.А., применительно к обстоятельствам, изложенным в приговоре, а также показаниями самих осужденных М.А., П.В.Л. и К.Д., данными в ходе предварительного следствия, в той части, в которой суд признал их достоверными и обоснованно положил в основу приговора, где каждый из них в отдельности полностью изобличает друг друга, как в разбойном нападении, так и в намерениях убийства потерпевших К.Е. и Ф.А.

Судом обоснованно установлено, что К.Д. действовал как соисполнитель по лишению жизни потерпевших К.Е. и Ф.А., поскольку не только принимал непосредственное участие в избиении потерпевших, наряду с П.В.Л. и М.А., но и кидал в потерпевших кирпичи и целился при этом в жизненно важный орган - голову.

П.В.Л. предложил совершить убийство потерпевших, склонял при этом других лиц к совершению данного преступления и предоставлял им орудие преступления - нож, непосредственного участия в лишении жизни К.Е. и Ф.А. не принимал, то есть совершил подстрекательство в покушении на убийство потерпевших. М.А. также, кроме того, что он совместно с Я. тащил К.Е. во двор школы, где и предполагалось совершить убийство последнего, никаких действий не делал, непосредственного участия в лишении жизни потерпевших не принимал, то есть, оказывал пособничество К.Д. и Я. в покушении на убийство потерпевших.

- по эпизоду убийства Я.

данными протоколов осмотра места происшествия о следах преступления;

заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупе потерпевшего Я. и причине наступления его смерти в результате колото-резаного проникающего ранения груди с повреждением сердца. При этом на трупе обнаружены множественные телесные повреждения, в том числе и тяжкие, в области головы, шеи, груди, туловища и конечностей. Все обнаруженные телесные повреждения прижизненны, возникли от не менее 5-ти ударов тупыми твердыми предметами, обладающими ограниченной травмирующей поверхностью и от не менее 4-х ударов орудием обладающего колюще-режущими свойствами;

показаниями свидетелей Х., Т., осужденных В., Д., И.А., П.В.А., полностью изобличающих М.А., П.В.Л. и К.Д. в убийстве потерпевшего Я., применительно к обстоятельствам, изложенным в приговоре, а также показаниями самих осужденных М.А., П.В.Л. и К.Д., данными в ходе предварительного следствия, в той части, в которой суд признал их достоверными и обоснованно положил в основу приговора, где каждый из них в отдельности полностью изобличает друг друга в убийстве Я.

Судом обоснованно установлено, что убийство явилось результатом ссоры и личных неприязненных отношений, возникших между пьяными осужденными и потерпевшим на почве совместного употребления спиртного.

Осужденные М.А., П.В.Л. и К.Д. действовали как соисполнители по лишению жизни потерпевшего Я., поскольку, действуя совместно и согласованно, втроем непосредственно наносили множественные удары в жизненно важные органы, вначале кидали в него кирпичи, затем нанесли удары ножом в область шеи и груди, потом кинули ему несколько раз в голову кусок кирпичной кладки.

Таким образом, судом обоснованно признано, что осужденные действовали группой лиц с прямым умыслом на лишение жизни потерпевшего Я. и от их согласованных действий, потерпевшему были причинены телесные повреждения повлекшие его смерть.

На основании этих, а также других указанных в приговоре доказательств, которым дана надлежащая оценка, суд правильно квалифицировал действия осужденных в содеянном.

С учетом изложенного, с доводами кассационных жалоб осужденных М.А., П.В.Л. и К.Д. о необоснованности приговора и неправильности квалификации их действий, согласиться нельзя, поскольку они опровергаются исследованными судом доказательствами.

Доводы осужденных М.А., П.В.Л. и К.Д. в жалобах о том, что разбойные нападения были совершены не по предварительному сговору, являются также несостоятельными. Данная версия тщательно проверялись судом, обоснованно опровергнута, выводы об этом мотивированы в приговоре.

Не установлено данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств, ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или об отказе стороне в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

Доводы осужденного П.В.Л. в жалобе об односторонности и неполноте предварительного и судебного следствия, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку из материалов дела следует, что при окончании предварительного и судебного следствия каких-либо ходатайств о дополнении, выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела, от осужденного П.В.Л. и его адвоката не поступило (т. 7 л.д. 57; т. 8 л.д. 191).

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке. Все участники процесса, в том числе осужденный П.В.Л. и его адвокат были согласны закончить судебное следствие и не заявили каких-либо ходатайств о его дополнении (т. 8 л.д. 191).

Каких-либо данных об оговоре осужденных, судом не установлено, поэтому доводы жалоб осужденных в этой части, являются также несостоятельными.

Вместе с тем приговор в отношении М.А., П.В.Л., К.Д., П.В.А., В. и И. в части осуждения их соответственно: М.А. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ; П.В.Л. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ; К.Д. по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ; П.В.А. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ; В. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ и И. по ст. ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ - подлежит отмене, а дело прекращению в связи с отсутствием в деянии состава преступления в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. К осужденным необходимо применить положения ст. 10 УК РФ об обратной силе уголовного закона.

Согласно ст. 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вступившего в силу с 1 июля 2002 года, устанавливающей ответственность за мелкое хищение чужого имущества путем кражи, и примечанию к ней, хищение признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает пять минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством Российской Федерации.

Судом признано и указано в приговоре, что М.А., П.В.Л. и П.В.А., 2 августа 2001, года совершили кражу из дома потерпевших О-ных на сумму 970 рублей, а К.Д., В. и И., в ночь с 4 на 5 августа 2001 года, совершили кражу имущества из автомашины М.С. на общую сумму 550 рублей. Эти суммы не превышают пять минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством Российской Федерации, поскольку на тот период времени минимальный размер оплаты труда был установлен в размере 300 рублей.

Кроме того, судебная коллегия считает необходимым отменить приговор и в части осуждения И. по ст. 116 УК РФ, так как на момент причинения побоев Я., имевших место 7 августа 2001 года, И., родившийся 23 января 1986 года, не являлся субъектом этого преступления, поскольку согласно ст. 20 УК РФ уголовная ответственности за нанесение побоев подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста.

С учетом внесенных изменений в приговор из осуждения П.В.Л. и К.Д. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, подлежит исключению квалифицирующий признак - совершение разбоя неоднократно, а также подлежит исключению из приговора осуждение В. и И. по п. "б" ч. 2 ст. 162 УК РФ, а П.В.А. по ст. ст. 33 ч. 5, 162 ч. 2 п. "б" УК РФ.

Психическое состояние осужденных судом проверено. По заключениям судебно-психиатрических экспертиз, М.А., П.В.Л. и К.Д. психическим заболеванием не страдали и не страдают, в полной мере осознавали фактический характер и общественную опасность своих действий и руководили ими. Не доверять данным заключениям у суда не было оснований. При таких обстоятельствах суд правильно, признал осужденных вменяемыми.

Наказание осужденным М.А., П.В.Л. и К.Д. назначено в соответствии со ст. 60 УК РФ, с учетом высокой степени общественной опасности содеянного, всех смягчающих обстоятельств, а также данных о личности, в том числе и тех, которые перечислены в кассационных жалобах, поэтому, и в этой части доводы жалоб осужденных о чрезмерно строгом наказании являются несостоятельными.

Оснований для отмены и изменения приговора по доводам, изложенным в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Саратовского областного суда от 8 апреля 2002 года в отношении М.А., П.В.Л., К.Д., П.В.А., В. и И. в части осуждения их соответственно: М.А. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ; П.В.Л. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ; К.Д. по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ; П.В.А. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ; В. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ и И. по ст. ст. 158 ч. 2 п. "а" и 116 УК РФ - отменить и дело производством прекратить за отсутствием состава преступления на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ.

Этот же приговор в отношении П.В.Л., К.Д., П.В.А. В. и И. изменить:

исключить из осуждения П.В.Л. и К.Д. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, квалифицирующий признак - совершение разбоя неоднократно.

исключить осуждение В. и И. по п. "б" ч. 2 ст. 162 УК РФ, а П.В.А. по ст. ст. 33 ч. 5, 162 ч. 2 п. "б" УК РФ.

М.А., на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "н"; 33 ч. 5, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "н"; 162 ч. 3 п. "в"; 162 ч. 2 п. п. "а", "б"; 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г"; 213 ч. 3 УК РФ, путем поглощения менее строгого более строгим наказанием, назначить пожизненное лишение свободы, с конфискацией имущества и, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, данным наказанием поглотить наказание по приговору от 28 апреля 2001 года и, окончательно назначить наказание в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

П.В.Л. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "н"; 33 ч. 4, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "н"; 162 ч. 3 п. "в"; 162 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ, путем поглощения менее строгого более строгим наказанием, окончательно назначить наказание в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

К.Д. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "н"; 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "н"; 162 ч. 3 п. "в"; 162 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ, путем поглощения менее строгого более строгим наказанием, окончательно назначить наказание в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

П.В.А. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б"; 33 ч. 5, 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г"; 116 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 8 (восемь) лет 1 (один) месяц в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

В. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г"; 116 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначить 8 лет один месяц лишения свободы, с конфискацией имущества и, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного присоединения наказания по приговору от 18 июня 2001 года, окончательно назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 8 (восемь) лет 2 (два) месяца в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

И. считать осужденным по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ на 7 (семь) лет лишения свободы в воспитательной колонии.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"