||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 ноября 2002 г. N 110п02вт

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председателя - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Верина В.П., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту Первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Радченко В.И. на приговор Московского городского суда от 20 октября 2000 г., по которому

Л., <...>, судимый 20 января 1999 г. по ст. ст. 15, 87 ч. 1 УК РСФСР, ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, -

осужден:

- по ч. 1 ст. 209 УК РФ к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

- по ч. 2 ст. 15, п. п. "а", "н" ст. 102 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы;

- по п. п. "а", "и", "н" ст. 102 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 30, п. п. "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы;

- по п. п. "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР и ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 22 года лишения свободы с конфискацией имущества, в исправительной колонии строгого режима.

По делу осужден также Р., протест в отношении которого не принесен.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 16 января 2001 г. приговор в отношении Л. оставлен без изменения.

В протесте поставлен вопрос о переквалификации действий Л. со ст. 15 ч. 2, ст. 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР на ст. 17 ч. ч. 4, 6, ст. 15 ч. 2, ст. 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР и назначении 8 лет лишения свободы, со ст. 102 п. п. "а", "и", "н" УК РСФСР на ст. 17 ч. ч. 4, 6, ст. 102 п. п. "а", "и", "н" УК РСФСР и назначении 9 лет лишения свободы, со ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "н" УК РФ на ст. 33 ч. ч. 3, 5, ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "н" УК РФ и назначении 9 лет лишения свободы, со ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "н" УК РФ на ст. 33 ч. ч. 3, 5, ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "н" УК РФ и назначении 11 лет лишения свободы, о назначении ему по совокупности преступлений 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества, об исключении из описательной части приговора указания о назначении Л. наказания с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Нестерова В.В. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., возражавшего против удовлетворения протеста, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Л. осужден за покушение на умышленное убийство из корыстных побуждений, по предварительному сговору группой лиц, за организацию и руководство бандой, а также за то, что в составе банды неоднократно совершил умышленное убийство из корыстных побуждений, по предварительному сговору группой лиц; за покушение на убийство по найму, сопряженное с бандитизмом, и за умышленное убийство по найму, сопряженное с бандитизмом.

Преступления совершены в период с января 1994 г. по сентябрь 1997 г. на территории г. Москвы и Московской области, как указано в приговоре, при следующих обстоятельствах.

В январе 1994 года Л., получив от не установленных следствием лиц "заказ" на убийство женщины за соответствующее вознаграждение, поручил совершить преступление Р. и П., освобожденному от уголовной ответственности на основании ст. 21 УК РФ, пообещав заплатить долю от полученного вознаграждения в сумме 10000 долларов США на двоих в случае, если та умрет, и по 500 долларов США, если женщина останется жива. При этом он передал им адрес и фото жертвы.

21 января 1994 года Р. и П. прибыли по заранее оговоренному адресу: <...>, где стали ожидать потерпевшую. Примерно в 14 часов 30 минут, дождавшись появления Д., ошибочно принятой за женщину, которую они должны были убить, Р. и П. зашли за ней в подъезд, а затем - в лифт. Остановив кабину лифта в районе второго этажа, они напали на нее, нанесли не менее 3-х ударов по голове заранее приготовленным не установленным металлическим предметом, причинив 3 раны лобно-височной области, правой теменно-височной и затылочной области, а также открытые переломы правой теменной и затылочной кости, сотрясение головного мозга, являющиеся тяжким вредом здоровью, и скрылись с места преступления. Однако преступная цель не была достигнута по причинам, не зависящим от их воли, так как полагая, что Д. мертва, преступники скрылись с места происшествия, Д. же осталась жива. За данное преступление Л. заплатил им 500 долларов США на двоих.

Подобный способ получения доходов удовлетворил преступников и в то же время, в январе 1994 года, Л. создал устойчивую вооруженную группу - банду, в которую вовлек Р. и П. Цель банды состояла в получении материального вознаграждения за совершение "заказных" умышленных убийств.

Л., будучи ее руководителем, подыскивал заказчиков убийств, снабжал членов банды оружием, сообщал сведения о жертвах, разрабатывал с соучастниками планы преступлений и распределял роли в них, а также выплачивал ее членам деньги за совершенные убийства. Четко спланированная деятельность банды позволила ее участникам длительное время оставаться безнаказанными и совершать преступления.

В конце мая - начале июня 1996 года, Л., получив от неустановленных следствием лиц "заказ" на убийство Е., поручил П. съездить к <...> и выяснить обстановку как вокруг дома, так и вокруг комплекса "Олимпиец", расположенного там, установить распорядок дня Е., передав П. фото потерпевшего. П. несколько раз приезжал по указанному адресу и полученные сведения затем сообщал Л.

Владея необходимой для убийства информацией о Е., в начале июня 1996 года Л. предложил Р. убить потерпевшего, пообещав за это денежное вознаграждение в сумме 12000 долларов США. Р., согласившись, получил от Л. фото Е. и орудие убийства - не установленный малокалиберный пистолет с боеприпасами к нему, которые хранил по месту своего фактического проживания. Кроме того, Л. сообщил Р. сведения, полученные от П., о месте работы и жительства, распорядке дня, а также средствах передвижения потерпевшего. Он же отвез Р. на своей автомашине ВАЗ-21213 непосредственно туда, где жил и работал Е.

5 июня 1996 года Р., согласно разработанному плану и отведенной ему роли, прибыл к дому, дождался Е. и несколько раз выстрелил ему в голову и тело. В результате от пулевых ранений головы с повреждением вещества головного мозга наступила смерть потерпевшего.

Р. скрылся с места преступления, получив впоследствии от Л. обещанную сумму денежного вознаграждения.

В марте 1997 года за денежное вознаграждение в сумме 10 000 долларов США Л. предложил Р. убить К., имея "заказ" от не установленных следствием лиц.

Получив согласие Р., он передал ему неустановленный пистолет, отвез на своей автомашине к дому, где проживал потерпевший, расположенному по адресу: <...>, сообщил на какой машине тот ездит и даже показал самого К., проезжавшего мимо них. После этого Р. сам неоднократно ездил на место, изучая обстановку. Спустя несколько дней Р. прибыл по указанному адресу к дому потерпевшего с целью совершить убийство и произвел в него несколько выстрелов из пистолета, попав в руку. Однако по независящим от преступников обстоятельствам преступление не было доведено до конца, так как, полагая, что тот мертв, Р. скрылся с места происшествия.

В сентябре 1997 года Л. вновь предложил Р. совершить убийство К. и передал ему для этого пистолет "ТТ", а для связи - радиостанцию. 10 сентября 1997 года, примерно в 13 часов, на автомашине Л. ВАЗ-21083 они приехали по тому же адресу, где стали ждать его появления. Примерно в 14 часов 50 минут Л. сообщил по рации Р., что потерпевший подъезжает к дому. После этого Р., дождавшись появления К., выстрелил в него не менее 8 раз. От острой кровопотери, развившейся вследствие пулевых ранений сердца, левого легкого, печени и почки, наступила смерть потерпевшего.

Преступники скрылись с места преступления, и вечером того же дня Р. получил от Л. обещанное вознаграждение.

Президиум считает, что состоявшиеся по делу судебные решения подлежат изменению по следующим основаниям.

По эпизоду покушения на убийство Д. суд квалифицировал действия Л. и Р. по ст. ст. 15 ч. 2, 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР - как совершенное из корыстных побуждений по предварительному сговору.

Действия Л. и Р., ранее покушавшихся на убийство Д. и совершивших убийство Е. из корыстных побуждений группой лиц по предварительному сговору, суд квалифицировал по ст. 102 п. п. "а", "и", "н" УК РСФСР.

Их действия в части покушения на убийство К. неоднократно, по найму, сопряженного с бандитизмом, суд квалифицировал по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "з", "н" УК РФ, а убийство К., совершенное Л. и Р. неоднократно, по найму, сопряженное с бандитизмом, - по ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "н" УК РФ. При этом по эпизодам покушения на убийство и убийства К. суд исключил из обвинения Л. и Р. указание на совершение ими данных преступлений организованной группой и из корыстных побуждений как излишне вмененные.

Действия Л., создавшего устойчивую вооруженную группу (банду) в целях нападения на граждан, руководившего ею и принимавшего участие в совершенных ею нападениях, суд отдельно квалифицировал по ст. 209 ч. 1 УК РФ, а действия Р., принявшего активное участие в банде и в совершенных ею нападениях, - по ст. 209 ч. 2 УК РФ.

Таким образом, по эпизодам покушений на убийство и убийства двух лиц действия Л. суд квалифицировал как действия соисполнителя преступлений. Однако такой вывод суда нельзя признать соответствующим требованиям уголовного закона.

По смыслу закона и в соответствии с разъяснением, содержащимся в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 года "О судебной практике по делам об убийстве", как

сопряженное с бандитизмом следует квалифицировать убийство в процессе совершения бандитизма. Содеянное в таком случае квалифицируется по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ в совокупности со статьей УК РФ, предусматривающей ответственность за бандитизм.

Аналогичное разъяснение содержится и в п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 января 1997 года "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм", согласно которому, ст. 209 УК РФ, устанавливающая ответственность за создание банды, руководство и участие в ней или в совершаемых ею нападениях, не предусматривает ответственность за совершение членами банды в процессе нападения преступных действий, образующих самостоятельные составы преступлений, в связи с чем в этих случаях следует руководствоваться положениями ст. 17 УК РФ, согласно которым, при совокупности преступлений лицо несет ответственность за каждое преступление по соответствующей статье или части статьи УК РФ.

По данному делу суд признал в приговоре, что непосредственным исполнителем покушений на убийство Д. и К. и убийство Е. и К. являлся Р. Л. подыскивал "заказчика" убийства, предлагал в каждом случае Р. совершить убийство за деньги, снабжал его необходимой информацией, орудием убийства, лично доставлял к месту совершения преступления на автомашине, а затем выплачивал деньги за исполненные преступления, но непосредственного участия в лишении жизни людей и в покушении на их жизни он не принимал.

При этом покушение на убийство Д. совершено до создания банды. Убийство Е. совершено в период действия УК РСФСР, статья 102 которого не предусматривала ответственности за убийство организованной группой.

Как указано выше, квалифицируя действия Л. как соисполнителя преступлений, суд одновременно исключил в приговоре квалификацию действий Л. и Р. по признаку совершения преступлений организованной группой по эпизодам покушения на убийство и убийство К.

При таких обстоятельствах действия Л., явившегося организатором совершения преступлений, надлежит квалифицировать как соучастие в покушении на убийство и соучастие в совершении умышленных убийств.

При этом его действия по организации убийства К. по существу являлись единым преступлением. Поэтому квалификация его действий дополнительно как покушение на убийство К. является излишней.

Кроме того, при решении вопроса о назначении наказания Л. по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ судом в описательной части приговора допущена ошибка при применении уголовного закона.

В описательной части приговора суд указал, что назначает Л. наказание в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, исходя из того, что 20 января 1999 г. он был осужден по ст. ст. 15, 87 ч. 1 УК РСФСР и ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года за преступления, совершенные в 1995 г. Однако в резолютивной части приговора никакого решения по этому вопросу не принято. Это обстоятельство повлекло неоднократные обращения администрации исправительного учреждения в суд с просьбой разъяснить существо принятого решения в указанной части. Исходя из требований, содержащихся в ст. 315 УПК РСФСР, согласно которым, наказание во всех случаях должно быть обозначено таким образом, чтобы не возникло при исполнении приговора никаких сомнений относительно вида и размера наказания, назначенного судом, из описательной части приговора надлежит исключить указание о назначении Л. наказания в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Согласно п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 июня 1999 г. "О практике назначения судами уголовного наказания", если в отношении условно осужденного лица будет установлено, что оно виновно еще и в другом преступлении, совершенном до вынесения приговора по первому делу, правила ст. 69 УК РФ не могут быть применены, поскольку в этой статье УК РФ дан исчерпывающий перечень обстоятельств, на основании которых возможна отмена условного осуждения. В таких случаях приговоры по первому и второму делу исполняются самостоятельно.

Следовательно, приговор Тушинского районного суда гор. Москвы от 20 января 1999 г. и приговор Московского городского суда от 20 октября 2000 г. в отношении Л. должны исполняться самостоятельно.

С учетом уменьшения объема обвинения, изменения квалификации действий осужденного, а также его роли и степени участия в содеянном, исключения из описательной части приговора указание о применении ч. 5 ст. 69 УК РФ назначенное Л. наказание подлежит смягчению.

Исходя из изложенного и руководствуясь п. 5 ч. 1 ст. 378 и ч. 2 ст. 379 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Московского городского суда от 20 октября 2000 г. и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 16 января 2001 г. в отношении Л. изменить.

Исключить из них осуждение его по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "з", "н" УК РФ.

Переквалифицировать его действия:

по эпизоду покушения на убийство Д. со ст. 15 ч. 2, ст. 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР на ст. 17 ч. 4, ст. 15 ч. 2, ст. 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР и назначить ему 8 лет лишения свободы;

по эпизоду убийства Е. со ст. 102 п. п. "а", "и", "н" УК РСФСР на ст. 17 ч. 4, ст. 102 п. п. "а", "и", "н" УК РСФСР и назначить 9 лет лишения свободы;

по эпизоду убийства К. со ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "н" УК РФ на ст. 33 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "н" УК РФ и назначить 11 лет лишения свободы.

На основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР и ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначить Л. 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Исключить из описательной части приговора в отношении Л. указание о назначении ему наказания с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Приговор Тушинского районного суда гор. Москвы от 20 января 1999 г. об условном осуждении Л. исполнять самостоятельно.

В остальном судебные решения в отношении него оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"