||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 ноября 2002 г. N 7-кпо02-21сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Шурыгина А.П.

судей - Червоткина А.С. и Иванова Г.П.

рассмотрела кассационную жалобу осужденной В. на приговор суда присяжных Ивановского областного суда от 04 июля 2002 года, которым

В., <...>, судимая,

1) 15.03.1995 года по ст. ст. 144 ч. 2, 46-1 УК РСФСР на два года лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на два года, 10.04.1995 года отсрочка отменена, направлена в места лишения свободы, направлена в места лишения свободы, освобождена 03.04.1998 г. по отбытии наказания;

2) 19.04.1999 г. по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ на два года лишения свободы, освобождена от наказания 25.07.2000 г. на основании ст. 7 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года, -

осуждена по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на шестнадцать лет лишения свободы; по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на четыре года шесть месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений В. назначено восемнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Г., <...>, судимый 08.10.1996 г. по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР на пять лет лишения свободы с конфискацией имущества, освобожден от наказания 06.07.2000 г. на основании ст. 7 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на восемнадцать лет лишения свободы; по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на четыре года шесть месяцев лишения свободы; по ст. 213 ч. 2 п. "б" УК РФ на четыре года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений Г. назначено двадцать один год лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С., объяснения осужденной В., подтвердившей доводы своей кассационной жалобы, мнение прокурора Лущиковой В.С., полагавшей необходимым приговор изменить, исключить из него указания на прежние судимости В. и на наличие в ее действиях рецидива преступлений, судебная коллегия

 

установила:

 

судом присяжных, при обстоятельствах, изложенных в приговоре, Г. и В. признаны виновными в совершении 22 ноября 2001 года, в городе Иваново, во время совместного распития спиртных напитков и возникшей ссоры, убийства М., а в ночь на 23 ноября 2001 года - кражи его имущества на сумму 4680 рублей группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с причинением значительного ущерба гражданину.

Г., кроме того, признан виновным в совершении 20 сентября 2001 года в городе Иваново хулиганства, сопровождавшегося применением насилия к гражданам, угрозой его применения и связанного с сопротивлением лицу, пресекающему нарушение общественного порядка.

В кассационной жалобе:

осужденная В. просит о смягчении наказания или применении отсрочки исполнения приговора на основании ст. 82 УК РФ, указывая на то, что соучастница Б. освобождена от наказания, Г. после вынесения приговора скончался. Просит учесть, что она имеет малолетнюю дочь, является матерью-одиночкой.

В дополнении к кассационной жалобе осужденная В. просит приговор отменить, направить дело на новое судебное рассмотрение, указывая на то, что в связи с введением в действие УПК РФ следует считать, что в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства были нарушены ее процессуальные права.

Допросы ее в качестве подозреваемой и обвиняемой производились без участия адвоката. Затем в деле в ходе его расследования участвовал один адвокат, а в судебном заседании уже другой. Следственный эксперимент был проведен с ней одной, в отсутствие соучастников преступления. Ознакомление с материалами дела по окончании предварительного следствия производил не тот следователь, который расследовал дело. Были нарушены ее права как подозреваемой и обвиняемой при назначении и производстве экспертиз, предусмотренные ст. 198 УПК РФ, судом было отклонено ее ходатайство о допросе эксперта в судебном заседании.

Г. оговорил ее, давал по делу противоречивые показания, высказывал в ее (В.) адрес угрозы. Сама она в ходе предварительного следствия показания давала под физическим давлением со стороны сотрудников милиции.

В возражениях на жалобу потерпевшая М.Т. выражает свое согласие с приговором.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражении, судебная коллегия приходит к следующему.

Приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Г. и В., основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Нарушений уголовно-процессуального закона, ущемляющих права В. ни в ходе предварительного следствия, ни при рассмотрении дела судом присяжных, допущено не было.

Как видно из материалов дела, процессуальные права как подозреваемой и как обвиняемой, в том числе право на защиту, В. в установленном порядке разъяснялись, и она ими в полной мере пользовалась. Все допросы В., в том числе на очных ставках и при следственном эксперименте, производились с участием защитника.

На стадии ознакомления с материалами дела, при окончании предварительного следствия в качестве защитника В. в дело вступил адвокат Степалин А.В., против участия которого в деле В. не возражала. Он же защищал интересы В. в ходе судебного разбирательства.

Поэтому считать нарушенным право В. на защиту нет никаких оснований.

То обстоятельство, что следственный эксперимент был проведен без участия других обвиняемых, нарушением уголовно-процессуального закона не является.

Все следственные действия по данному делу, в том числе и ознакомление с его материалами, производились следователями прокуратуры Ленинского района г. Иваново, которые в установленном порядке принимали дело к своему производству (т. 1, л.д. 87 - 93).

В. как обвиняемой разъяснялись ее права при назначении всех проведенных по делу экспертиз, при этом никаких заявлений она не делала, так же как и при ознакомлении с их результатами (т. 1, л.д. 208, т. 2, л.д. 160, 166, 172, 177, 193, 199, 205). В судебном заседании ни В., ни ее защитник, как это следует из протокола судебного заседания, ходатайств о вызове и допросе экспертов не заявляли.

Заявлений о применении в отношении нее насилия и других незаконных методах ведения следствия, а также угрозах со стороны обвиняемых и других лиц в ее адрес В. и ее защитники также не делали. Данных о том, что на суде присяжных исследовались недопустимые доказательства, или сторонам было отказано в исследовании доказательств, не установлено.

Постановленный приговор отвечает требованиям ст. ст. 350, 351 УПК РФ, определяющих изъятия при постановлении приговора с участием присяжных заседателей.

В соответствии с вердиктом действия каждого из осужденных председательствующим квалифицированы правильно.

Вместе с тем приговор в отношении В. подлежит изменению.

Как видно из материалов дела, по приговору от 15 марта 1995 года она была осуждена за совершение кражи чужого имущества, причинившей значительный ущерб потерпевшему, по ст. 144 УК РСФСР к двум годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора.

От наказания в виде лишения свободы (после отмены отсрочки исполнения приговора) она была освобождена 03 апреля 1998 года. С этого же времени начал течь срок погашения судимости по данному приговору.

Согласно ст. 57 ч. 1 п. 5 УК РСФСР не имеющими судимости признаются лица, осужденные к лишению свободы на срок не более трех лет, если они в течение трех лет со дня отбытия наказания не совершат нового преступления.

Таким образом, судимость по приговору от 15 марта 1995 года у В. была погашена 03 апреля 2001 года, то есть на момент совершения кражи 23 ноября 2001 г., за которую она осуждена по настоящему приговору, эта судимость была погашена. Поэтому суд необоснованно указал ее во вводной части приговора, учел при квалификации действий В. и при признании в ее действиях рецидива преступлений.

По приговору от 19 апреля 1999 года В. осуждена за совершение 09 января 1999 года кражи чужого имущества - шубы из искусственного меха - стоимостью 200 рублей.

В соответствии с "Примечанием" к ст. 7.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях, введенного в действие с 01 июля 2002 г., хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает пять минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством РФ. Мелкое хищение путем кражи влечет за собой административную ответственность.

На день совершения В. кражи 09 января 1999 года минимальный размер оплаты труда в соответствии с Федеральным законом РФ "О повышении минимального размера оплаты труда" от 09.01.1997 г. (после деноминации) составлял 83 рубля 49 копеек. Таким образом, ею было совершено мелкое хищение, на сумму, не превышающую пять минимальных размеров оплаты труда, которое не может влечь за собой уголовной ответственности, а в случае осуждения - судимости.

Поэтому суд необоснованно во вводной части указал у В. и эту судимость, а также учел ее при квалификации действий В. и при признании в ее действиях рецидива преступлений.

Таким образом, в действиях В. на момент вынесения приговора отсутствовали признаки опасного и особо опасного рецидива преступлений.

В связи с изложенным из осуждения В. подлежит исключению квалифицирующий признак неоднократности совершения кражи, предусмотренный п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Действия В. в этой части следовало бы квалифицировать по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ как кража чужого имущества, совершенная группой лиц по предварительному сговору, причинившая значительный ущерб гражданину.

Однако в соответствии с Федеральным законом РФ от 31 октября 2002 г. "О внесении изменений и дополнений в УК РФ, УПК РФ и КоАП РФ" редакция ст. 158 УК РФ изменена. Совершение кражи группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину подлежит квалификации по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ в новой редакции. За совершение такого преступления предусмотрено максимальное наказание пять лет лишения свободы, то есть оно в соответствии со ст. 15 УК РФ относится к категории преступлении средней тяжести, а не тяжких.

При таких обстоятельствах действия В. по данному эпизоду подлежат переквалификации со ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ в первоначальной его редакции на ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ в редакции Федерального закона от 31.10.2002 года.

Кроме того, из приговора подлежит исключению указание на наличие в действиях В. признаков опасного и особо опасного рецидива. Наказание ей должно быть определено без учета требований ст. 68 ч. 2 УК РФ.

В связи с вносимыми в приговор в отношении В. изменениями подлежит снижению и назначенное ей наказание.

Отсрочка исполнения приговора в отношении В., о чем она просит в своей жалобе, применена быть не может.

В соответствии со ст. 82 УК РФ осужденным беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет, суд может отсрочить отбывание наказания до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста, кроме осужденных к лишению свободы на срок свыше пяти лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности.

В. осуждена за особо тяжкое преступление против личности, за которое наказание в виде лишения свободы сроком пять лет или менее назначено быть не может. Поэтому положения ст. 82 УК РФ к ней неприменимы.

Согласно свидетельству о смерти 1-ФО N 574410, выданному Отделом ЗАГС Администрации г. Иваново 11 июля 2002 года Г. умер 09 июля 2002 года.

В связи с этим на основании п. 4 ч. 1 ст. 24, ст. 384 УПК РФ приговор в отношении Г. подлежит отмене с прекращением уголовного дела в связи с его смертью, поскольку необходимости в производстве по делу для реабилитации осужденного не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Ивановского областного суда от 04 июля 2002 года в отношении Г. отменить, уголовное дело прекратить в связи с его смертью.

Этот же приговор в отношении В. изменить:

Исключить из приговора указание на ее судимости по приговорам от 15 марта 1995 года и от 19 апреля 1999 года, на наличие в ее действиях опасного и особо опасного рецидива преступлений, на необходимость назначения ей наказания по правилам, предусмотренным ст. 68 ч. 2 УК РФ.

Переквалифицировать действия В. со ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ в первоначальной ее редакции на ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ в редакции Федерального закона РФ от 31 октября 2002 года, по которой назначить ей наказание три года лишения свободы.

Смягчить назначенное В. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ наказание до тринадцати лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначить В. пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденной В. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"