||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 ноября 2002 г. N 49-о02-115

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.,

судей Ахметова Р.Ф., Батхиева Р.Х.

рассмотрела в судебном заседании от 19 ноября 2002 года кассационную жалобу осужденной И. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 27 августа 2002 года, которым

И., <...>, ранее не судимая, -

осуждена по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к 17 годам к лишению свободы в исправительной колонии общего режима.

С И. в пользу Х. постановлено взыскать сто тысяч рублей морального ущерба.

Заслушав доклад судьи Ахметова Р.Ф., мнение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей приговор в части удовлетворения гражданского иска отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, а в остальной части приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

И. признана виновной в убийстве двух лиц: Г. и Г.Г. 1921 года рождения, заведомо для нее находящейся в беспомощном состоянии.

Преступление совершено 27 апреля 2002 года в п. Н. Березовка Краснокамского района Республики Башкортостан при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании И. вину не признала.

В кассационной жалобе осужденная И., ссылаясь на односторонность, неполноту и необъективность следствия, утверждая, что она к убийству Г. и Г.Г. непричастна, ставит вопрос об отмене приговора в отношении нее и прекращении дела. Утверждает, что показания, в которых признавала вину, давала в результате применения к ней незаконных методов ведения следствия. Указывает, что после совместного употребления спиртных напитков Г. на почве ревности начал ее оскорблять. Когда его больная мать, лежа на кровати, стала просить чай, Г. начал ее трясти, взяв за ноги, затем приподнял и бросил ее на кровать так, что та ударилась головой об батарею. Она (И.) хотела вызвать "скорую помощь", но Г. не пустил, ударил ее кулаком по голове и высказывал угрозы убийством. Когда Г. лег на диван, она вышла во "времянку" и спряталась. Через некоторое время зашла в дом и обнаружила Г. с перерезанной шеей, о чем сообщила соседям. Указывает, что другие версии, в том числе версия о причастности к убийству Г. его сына, не проверены. Ссылаясь на то, что за все время совместного проживания с Г. и Г.Г. она не знала о том, что у них есть такая родственница, как Х., выражает свое несогласие с тем, что суд удовлетворил ее иск о компенсации морального вреда.

В возражениях на кассационную жалобу потерпевшая Х. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности И. соответствующими фактическим обстоятельствам дела и основанными на надлежаще исследованных в судебном заседании доказательствах, должный анализ и правильная оценка которым даны в приговоре.

Доводы И. о том, что она к убийству Г. и Г.Г. непричастна, показания, в которых она признавала вину, давала в результате применения к ней незаконных методов ведения следствия, на что делается ссылка и в кассационной жалобе, судом тщательно проверены и обоснованно отвергнуты, поскольку эти доводы противоречат совокупности добытых по делу доказательств, в том числе показаниям И., данным ею в ходе предварительного следствия.

Так, согласно исследованным в судебном заседании показаниям И. после совместного употребления спиртных напитков между ней и Г. произошел скандал. После этого Г. лег на диван и уснул. Его мать - Г.Г., которая в связи с болезнью и престарелым возрастом находилась в беспомощном состоянии, лежа на полу, стала кричать и просить еду. Ей (И.) надоело слушать крики Г.Г., которая и по ночам спать не давала, и она кулаком 2 - 3 раза сильно ударила по голове Г.Г., в результате чего на голове последней появилась кровь. Затем она несколько раз толкнула ее по груди. В связи с тем, что Г. постоянно скандалил и избивал ее, она решила его убить. С этой целью она взяла кухонный нож с черной ручкой и им нанесла два удара в область шеи спавшего на диване Г.

Согласиться с доводами кассационной жалобы о том, что вышеупомянутые показания получены в результате применения к И. незаконных методов ведения следствия, невозможно, поскольку, как видно из материалов дела, эти доказательства получены с соблюдением требований закона и при допросах с участием адвоката, защищающего интересы указанного лица, в том числе при проверке показаний И. на месте происшествия в присутствии посторонних лиц.

Как видно из показаний свидетелей А., М., Г.Р., И. показания об обстоятельствах совершенного ею убийства давала добровольно.

Оснований сомневаться в показаниях И., положенных в основу приговора, не имеется, поскольку эти показания согласуются и подтверждаются совокупностью других доказательств, в том числе приведенными в приговоре выводами экспертиз, данными протоколов осмотра места происшествия и следственного эксперимента.

Так, показания И. о механизме причинения телесных повреждений и смерти потерпевшим согласуются с выводами судебно-медицинских экспертиз, согласно которым смерть Г.Г. наступила от тупой черепно-мозговой травмы с вдавленным оскольчатым переломом височной кости с ушибом головного мозга, а смерть Г. - от проникающего колото-резаного ранения шеи с повреждением спинного мозга с кровоизлиянием под оболочкой головного мозга.

Показания И. об орудии преступления, использованного ею при убийстве Г., согласуются с выводами цитологической экспертизы, согласно которым на кухонном ноже, изъятом с места происшествия, обнаружена кровь человека мужского пола и найдены фрагменты мышечной, соединительной и нервной ткани, происхождение которых возможно от указанного потерпевшего.

Из выводов судебно-биологической экспертизы следует, что на рубашке и брюках И., в которых она находилась в тот день, обнаружена кровь, которая могла произойти от потерпевшего Г. и исключается от самой И.

В связи с этим невозможно согласиться с доводами И. о том, что Г. ей разбил нос, и он же причинил телесные повреждения своей матери. К тому же, эти доводы противоречат показаниям самой И., приведенным выше.

Невозможно согласиться и с доводами кассационной жалобы относительно выяснения обстоятельств дела, поскольку, как следует из материалов дела, обстоятельства данного преступления исследованы всесторонне, полно и объективно. В проведении дополнительных следственных действий, а также в проверке других версий необходимости нет.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, не допущено.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям И. дана правильная юридическая оценка.

Что касается наказания, назначенного И., то оно назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом тяжести содеянного, личности виновной и всех обстоятельств дела. Оснований для смягчения данного наказания не имеется.

В то же время приговор в части удовлетворения гражданского иска подлежит отмене, поскольку, как видно из материалов дела, вопросы, касающиеся гражданского иска о компенсации морального вреда, судом должным образом не исследованы.

Что касается Х., признанной органами предварительного следствия потерпевшей, то она от дачи показаний суду отказалась. К тому же, показания данного лица, данные им в ходе предварительного следствия, в судебном заседании не исследованы.

Согласно показаниям Х., данным ею в ходе предварительного следствия, Г. ей приходился племянником, а Г.Г. - тетей. У них, кроме нее, близких родственников не было.

Между тем, как видно из материалов дела, у Г. остались двое несовершеннолетних детей соответственно 1988 и 1990 года рождения, с которыми Г. поддерживал близкие отношения.

Кроме того, суд, удовлетворяя исковые требования Х. о взыскании с И. в счет компенсации морального вреда 100000 рублей в полном объеме, в приговоре сослался на то, что суд учитывает как материальные возможности ответчицы, так и наличие на ее иждивении малолетнего ребенка. Однако, как видно из материалов дела, судом вопрос, касающийся материальных возможностей И., также не исследован.

При новом рассмотрении дела в части, касающейся гражданского иска, суду следует создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав и решить вопрос о компенсации морального вреда с учетом требований закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 27 августа 2002 года в отношении И. в части взыскания с нее в пользу Х. 100000 рублей морального ущерба отменить и дело направить в тот же суд на новое судебное разбирательство в порядке гражданского судопроизводства.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"