||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 ноября 2002 г. N 65-О02-6

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.

судей Фроловой Л.Г. и Чакар Р.С.

рассмотрела в судебном заседании от 15 ноября 2002 года кассационные жалобы осужденных П. и Р., на приговор суда Еврейской автономной области от 28 февраля 2002 года, которым

П., <...>, русский, судимый:

- 10 августа 1999 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, условно с испытательным сроком 3 года;

- 9 ноября 2001 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы, условно, с испытательным сроком 2 года;

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "з" УК РФ на 15 лет, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено П. наказание в виде лишения свободы сроком на 19 лет с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Р., <...>, русский, судимый:

- 9 ноября 2001 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 3 года, условно с испытательным сроком 2 года.

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., мнение прокурора Найденова Е.М., полагавшего приговор изменить, переквалифицировать действия Р. со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ по которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Исключить из приговора осуждение П. по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ и по квалифицирующему признаку разбоя - совершение его группой лиц по предварительному сговору. В остальном этот же приговор в отношении П. и Р. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

согласно приговору П. и Р., признаны виновными в разбойном нападении на Х., с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, группой лиц по предварительному сговору, с проникновением в здание ПЧ-2, неоднократно, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью, а П. также, в умышленном причинении смерти Х., осуществлявшему служебную деятельность по охране ПЧ-2, сопряженное с разбоем.

Преступления П. и Р. совершены 27 июля 2001 года, в г. Биробиджане.

В кассационных жалобах осужденный Р., не отрицая совершения преступления, в то же время не соглашается с квалификацией им содеянного. Утверждает, что предварительно договорился с П. о совершении кражи. Не договаривался с П. о совершении разбоя, применении к потерпевшему насилия, опасного для его жизни и здоровья, использовании для этого металлического уголка и не применял к потерпевшему такого насилия. Полагает, что его действия следует квалифицировать по ст. 158 либо 161 УК РФ, приводит данные, положительно характеризующие его как личность, просит разобраться в деле.

В кассационной жалобе осужденный П., не отрицает, что пришел в ПЧ-2 вместе с Р. для того, чтобы совершить кражу видеотехники, а также того, что он нанес металлическим уголком удары по голове и рукам потерпевшего, в то же время утверждает, что металлический уголок подобрал для взлома решеток на окнах, стал наносить уголком удары потерпевшему в ответ на его агрессивное поведение и нанесение ударов палкой, не имел намерения причинить смерть потерпевшему. Просит разобраться в деле и принять по нему справедливое решение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Так из материалов дела усматривается и правильно установлено судом, что П. и Р. 27 июля 2001 года незаконно проникли в здание ПЧ-2, с целью совершения кражи видеотехники. Будучи обнаруженными сторожем Х., который пытался пресечь преступление, они не отказались от совершения хищения, при этом, П., для реализации намерения совершить хищение и в целях причинения смерти Х., стал наносить удары металлическим уголком в жизненно важный орган потерпевшего - голову, а Р. нанес не менее двух ударов по лицу и корпусу потерпевшего, после чего сложили в сумку компьютер, монитор и копировальный аппарат, приготовили к выносу, но были задержаны.

Обстоятельства совершения преступлений П. и Р. установлены судом из показаний самих осужденных, обоснованно признанных судом правдивыми в той их части, в которой они согласуются между собой и подтверждаются другими доказательствами.

Судом, в соответствии с требованиями закона, в приговоре, дан подробный анализ и соответствующая оценка показаниям осужденных.

Подтверждаются материалами дела и выводы суда об отсутствии у осужденных оснований к самооговору и оговору друг друга.

В обоснование вины осужденных суд также правильно сослался в приговоре на показания Орешникова, Попова и других, об известных им обстоятельствах происшедшего, данные, содержащиеся в протоколе осмотра места происшествия, заключениях проведенных по делу судебных экспертиз: медицинских, биологической, физико-технической, трасологической, другие доказательства.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка, исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных П. и Р. преступлений, прийти к правильному выводу о виновности П. в нападении на Х. в целях завладения чужим имуществом, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с проникновением в помещение, неоднократно, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда его здоровью, умышленном причинении смерти Х., сопряженном с разбоем, а также о квалификации действий П. в этой части.

Вместе с тем, суд дал неправильную юридическую оценку действиям Р.

Судом не установлено наличия предварительной договоренности между П. и Р. на разбой, в том числе, применение к потерпевшему насилия, опасного для его жизни и здоровья, использование для этого металлического уголка, умысла у Р. на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Из формулировки предъявленного П. и Р. обвинения также усматривается, что металлический уголок они взяли с собой для взлома решетки на окне, а не для применения насилия к потерпевшему.

Судом правильно установлено, что Р. применялось к потерпевшему насилие, в целях завладения имуществом, однако, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, от примененного Р. насилия: двух ударов руками по лицу и корпусу потерпевшего, вреда его здоровью не причинено.

Действия П., совершившего убийство потерпевшего, признаны судом эксцессом исполнителя.

При таких обстоятельствах следует признать обоснованными доводы кассационных жалоб Р. о неправильной квалификации его действий судом.

С учетом изложенного, в том числе данных о том, что осужденные были задержаны в здании ПЧ-2 и Р. не имел возможности довести до конца свои намерения на завладение чужим имуществом по причинам не зависящим от него, судебная коллегия находит необходимым квалифицировать действия Р. по ст. ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ - покушение на открытое хищение чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в помещение, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего.

Судом проверялись и обоснованно признаны неподтвердившимися, доводы, приводимые в свою защиту П., об отсутствии у него умысла на причинение смерти потерпевшему.

Судом обоснованно учтено, что П., нанося множественные удары со значительной силой, таким предметом, как металлический уголок, в жизненно важный орган потерпевшего - голову, осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность их опасных последствий и сознательно допускал их наступление.

Ссылки П. на то, что он, нанося удары металлическим уголком по голове потерпевшего, оборонялся от его нападения, не могут быть признаны состоятельными, поскольку, как это правильно установлено судом, действия сторожа по пресечению совершаемого осужденными преступления носили правомерный характер.

Кроме того, из показаний П. и Р., признанных судом правдивыми, усматривается, что потерпевший во время причинения ему ударов металлическим уголком, пытался прикрыть голову руками, что подтверждается и данными, содержащимися в заключении судебно-медицинской экспертизы о наличии рубленой раны второго пальца правой кисти потерпевшего.

Таким образом, следует признать правильной квалификацию действий П. по причинению смерти Х., по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, как убийство сопряженное с разбоем.

Поскольку корыстный мотив действий П. по лишению жизни потерпевшего является доминирующим, следует признать излишней квалификацию действий П. в этой части по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ - убийство лица в связи с осуществлением им служебной деятельности.

Подлежит исключению также из осуждения П. квалифицирующий признак разбоя - совершение его группой лиц по предварительному сговору, поскольку разбой, как это правильно установлено судом, совершен П. без участия Р. и без предварительной договоренности с ним об этом.

Помимо приведенных в настоящем определении, иных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, в том числе, свидетельствующих об односторонности либо неполноте предварительного или судебного следствия, судебной коллегией по данному делу не усматривается.

При назначении наказания осужденным, судом, в соответствии с законом учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности каждого из них.

Поскольку с внесением изменений в квалификацию действий П. не уменьшается объем преступных действий, установленных судом, судебная коллегия не находит оснований к смягчению наказания П. за совершенные им конкретные преступления.

Вместе с тем, с учетом конкретных обстоятельств дела, а также вносимых в приговор изменений, судебная коллегия находит возможным смягчить наказание П. по совокупности совершенных им преступлений.

Наказание Р. по ст. ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ назначается судебной коллегией по правилам ст. 60 УК РФ, с учетом приведенных обстоятельств.

В остальной части приговор изменению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда Еврейской автономной области от 28 февраля 2002 года в отношении П. и Р. изменить.

Переквалифицировать действия Р. со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ по которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Исключить из приговора осуждение П. по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ и по квалифицирующему признаку разбоя - совершение его группой лиц по предварительному сговору.

Смягчить П. наказание, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, назначенного путем сложения наказаний - до 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном этот же приговор в отношении П. и Р. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"